ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир: «Укол мафии»

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир
Укол мафии


Дестроер – 4



Сергей Васильченко
«Укол мафии. Доктор Куэйк. Исцеление смертью»: Гермес; Ростов-на-Дону; 1994

ISBN 5-87022-055-6, 5-87022-056-4 (т. 2)Оригинал: Warren Murphy,
“Mafia fix”

Перевод: М. Борисов
Аннотация …Там, где бессильны армия, ЦРУ, полиция и ФБР, на помощь снова приходят отважный Римо Уильямс и его мудрый учитель Чиун – мастер Синанджу. Они борются с торговцами наркотиками, раскрывают чудовищный замысел ученых – страшную машину для землетрясений, вступают в опасную схватку с врачами-убийцами Уоррен Мерфи, Ричард СапирУкол мафии Глава первая Западня была что надо....Его посеяли на расцветающих полях Турции теплой дождливой весной, в июле он погостил на задворках Марселя, а в душные дни, на излете августа, оказался на двадцать седьмом причале города Гудзона в штате Нью-Джерси, города, который американцы в те времена, когда в поисках корней своей культуры обращали взоры только к Европе, назвали воротами страны.А теперь через Европу этими воротами в страну входила смерть – в брусочках, плитках, пакетах, – чтобы американцы могли убивать себя, вдыхая ее носом, вкалывая под кожу или в вены.Бумажный пакетик порошка весом в крохотную долю унции обходился тому, кто решил с его помощью расстаться с жизнью, в пять долларов. Пластиковый пакетик размером с кусок пирога или бутерброд для школьного завтрака стоил пятнадцать тысяч долларов, целый «пирог» – сто тысяч, а чемодан тянул на миллионы.Иногда прибывало сразу два чемодана, и если властям удавалось их перехватить, на первые полосы газет выплескивались сенсационные заголовки: «Захвачено наркотиков на десять миллионов долларов!» или «Рекордный улов наркотиков – на шестнадцать миллионов».Унция его стоила больше унции золота. Если сложить содержимое сумок и чемоданов, «дипломатов» с двойным дном и тайников в статуэтках, полых каблуках, поясах для хранения денег, то получится, что он поступал в кровь Америки тоннами. Но еще ни разу не приходило партии больше двух чемоданов. Во всяком случае, такой факт не был известен министерству финансов, пока один несчастный не шепнул перед смертью тайному агенту по борьбе с наркотиками в Кливленде, штат Огайо, что ожидается крупная партия.Когда придет крупная партия, ее можно будет купить за две трети теперешней цены. Когда придет крупная партия, мелких торговцев-посредников как ветром сдует. Наркотики можно будет получить в таблетках, аптечных пузырьках, сигаретах – раньше о такой расфасовке нечего было и мечтать.Можно будет оплатить товар в июле, а получить в сентябре. Можно будет заказать партию с любыми этикетками. Когда придет крупная партия, вы сможете получить столько, сколько сможете продать.Другой осведомитель, в Сан-Франциско, тоже сообщал о крупной партии. Спецподразделения полиции по борьбе с распространением наркотиков в Далласе, Майами, Чикаго, Бостоне, Детройте, Нью-Йорке, а также ФБР и отдел по борьбе с наркобизнесом министерства финансов получили аналогичные сигналы. Стало ясно, что партия прибудет в августе, и ко времени первых встреч между студенческими футбольными командами в стране будет столько наркотика, что он затопит кафе, офисы, улицы и дома.Такая огромная ожидалась партия.В этом и заключался первый промах.На закрытом совещании в Вашингтоне помощник генерального прокурора заявил:– То, что планирует мафия, равносильно решению вьетнамских партизан выйти из джунглей и дать военно-морскому флоту Соединенных Штатов открытый бой в море. Господа, мы впервые получили реальный шанс на победу в войне с наркомафией – матч состоится на нашем поле.Тут же были предприняты первые шаги на международном уровне. Сбор информации – скучный и кропотливый процесс изучения фотографий и карт, рынков сбыта и перемещения партий грузов на большие расстояния. Для того чтобы армия начала наступление, нужно иметь бензин, людей и грузовики. При глобальном анализе показательны и продажа зерна, и рост цен на нефть, и нехватка сигарет. Ни одно большое дело невозможно провернуть незаметно.Не могла остаться незамеченной и большая партия героина. Чтобы вырастить громадный урожай мака, потребовались усилия доброй половины сельского населения Турции. Первый сигнал – почти молниеносное уменьшение безработицы и повышение уровня жизни. Возросла оплата сельского труда, и подскочили цены на зерно. Поля, на которых испокон веков выращивали зерновые, были засеяны, очевидно, чем-то другим. Чтобы убедиться в том, что в Турции о пшенице и думать забыли, не надо было отправляться за восемьдесят километров от Анкары и фотографировать посевы.Вы могли узнать об этом из «Нью-Йорк Таймс», изучив статистику экспорта и импорта. Шли крупные поставки зерна в Турцию. Сравните эти показатели с метеосводками по региону, и вы убедитесь, что погода для урожая зерновых была отменной. Значит, вместо зерна там выращивали что-то другое.Если бы вы прошлись по продуктовым магазинам Анкары, то обнаружили бы, как подскочили цены, а значит, турки выращивали совсем не продовольственные культуры. Не обнаружив роста экспорта сельскохозяйственных продуктов из Турции, вы поняли бы, что местные фермеры не отправляли за границу ни зерно, ни фрукты.Так что и не будь утечки информации из кругов наркобизнеса, правительству Соединенных Штатов все равно стало бы известно о большой партии.– Наконец-то ими допущена серьезная ошибка, – сказал помощник генерального Прокурора.И пока Центральное разведывательное управление наблюдало за перевозками из Турции в Марсель, где «гумми» – темный технический опиум – после очистки превращался в тончайший белый порошок. Государственный департамент США пытался повлиять на Елисейские поля, дабы французская полиция не вмешивалась в это дело.– Да, Соединенные Штаты понимают стремление Франции избавиться от репутации центра по переработке героина.Да, Соединенные Штаты понимают, что задержание такой крупной партии подняло бы престиж Франции.Однако понимает ли Франция, что это единственная возможность навести сокрушительный удар по торговле наркотиками в Штатах, что эта крупная партия должна куда-то направляться, что кто-то заправляет этой операцией и что арест этих людей нанесет сильнейший удар по торговле наркотиками не только в США, не только во Франции, но и во всем мире?А если Франция настаивает на своем намерении провести аресты на марсельских фабриках героина, Соединенные Штаты вынуждены будут направить официальную ноту протеста Франции, обвинив ее в попытке воспрепятствовать плану разгрома международной наркомафии. В мировую прессу могут просочиться слухи, что Франция захватила эту партию героина, чтобы спасти от рук закона американских наркоторговцев.Не проще ли будет, если Франция удостоится публичных похвал за эффективную помощь?Франция всегда готова к сотрудничеству? Конечно. Мы союзники – вновь и навечно…Итак западня была поставлена, западня отменная и надежная, и знойным, душным утром она должна была сработать на двадцать седьмом причале в Гудзоне, штат Нью-Джерси.Инспектор Винсент Фабиа прочел особую молитву, которую он твердил с весны:– Господи! Помоги мне задержать эту партию. Я не прошу тебя ни о чем другом. Только эту. Помоги задержать именно эту.Он помахал сторожу у ворот и остановил свой зеленый грузовичок с деревянными бортами и желтым плакатом, на котором было выведено: «Сосиски Винни – лучшие на причале». Сторож протянул руку, точно хотел поздороваться с ним. Винни высунулся из кабины и пожал протянутую руку левой рукой. Сторож улыбнулся и пропустил его. Такая улыбка обходилась в пять долларов – ровно столько сторож получал от Винсента Фабиа три недели подряд, почти каждый день.Эта мизерная взятка была негласным законом, который правил жизнью в Гудзоне. Сторож у ворот, кто-нибудь из профсоюза, помощник инспектора санэпидемстанции… Попробуй, поторгуй сосисками с открытого грузовичка, если не заручишься их дружбой. И конечно, если ты вот так торгуешь сосисками с грузовичка, у тебя не всегда есть чем заплатить, и приходится оправдываться и обещать, что в следующий раз дашь вдвое больше.Винсенту Фабиа было смешно: он стал-таки продавцом сосисок, как и его отец. И откупался так же, как тот откупался в Бостоне от полицейских-ирландцев, чтобы они оставили его в покое, дали зарабатывать на жизнь. В ответ они обзывали его итальянской свиньей, брали деньги, дармовые сосиски и сигареты. Все, что старик зарабатывал, уходило на образование сына – Винсента Фабиа. Винсент не стал ни доктором, ни юристом, ни бухгалтером, ни профессором. Он стал полицейским; настоящим полицейским, а когда слышал итальянские фамилии в сообщениях об организованной преступности, в животе у него точно пружина сжималась и он клялся, что когда-нибудь ему поставят памятник и выбьют на нем для всеобщего обозрения его фамилию с двумя гласными на конце.Винсент Фабиа, инспектор министерства финансов Соединенных Штатов, подогнал зеленый грузовичок с сосисками к краю двадцать седьмого причала, припарковался там, где останавливался вот уже три недели, поставил разогревать кастрюлю с сосисками, опустил борта кузова и выглянул наружу – красотища вокруг, дух захватывает! С тех пор, как жена подарила ему первенца, ничего подобного он не видел.Слева под панамским флагом стояла «Санта-Исабелла» – она пришла этим утром; ее четкие контуры выделялись на фоне панорамы Нью-Йорка по ту сторону Гудзона. Напротив, на длинной асфальтированной дорожке, выстроились в ряд грузовые полуприцепы. В течение нескольких дней из трюма «Санта-Исабеллы» будут извлекать контейнеры, осторожно ставить их на полуприцепы, закреплять, подцеплять грузовики-тягачи, и отпечатанные контейнеры с грузом, к которому на этой стороне Атлантики не прикасалась рука человека, будут разъезжаться по дорогам Америки.Винсент Фабиа знал, что два контейнера, за которыми он охотится, появятся из трюма сегодня. И знал не только из донесений коллег. Подсказывал желудок: «Сегодня – тот самый день!». Ни один компьютер не убедил бы Фабиа в обратном. Сегодня – день, которого он и его люди так долго ждали.О'Доннел и Мак Элани будут работать в трюме под видом портовых грузчиков. Хестер, Бейкер и Вернер – водители и помощники – скоро должны появиться и в ожидании «своего» груза будут здесь, до самого конца операции, потому что в Марселе «их» контейнеры были опущены в трюм первыми. Значит, выгружать их будут последними, и ребята будут околачиваться вокруг, ждать, ныть, но главное – следить за происходящим.Справа от Фабиа в административном корпусе засел резерв – Нидхэм и Виггиано. Они вступят в дело только по приказу Фабиа или если Фабиа прикончат. А пока они ждут, вооружившись кинокамерой, телефотообъективами и сверхчувствительной пленкой, готовые зафиксировать все происходящее.У первого и девятого подъездов порта неприметно рассредоточились машины министерства финансов. В полной готовности, хотя и не зная к чему, находилась местная полиция Гудзона и полиция штата. И ФБР было готово выслать «подкрепление из центра» – такое красивое выражение обычно употребляли, когда ты провалил дело и надо попытаться спасти положение.Фабиа, одетый в футболку и комбинезон, установил маленький прилавок и положил свежие салфетки.Он проверил судок с горчицей и, убедившись, что он наполовину пуст, добавил еще. Достал острый соус. Открыл стоящую на огне кастрюлю с кислой капустой и помешал содержимое.Лед для лимонада – в лучшем виде. Прикроем его крышкой. Соломинки тоже в порядке.В полном порядке и пистолет тридцать восьмого калибра, и крохотный наушник, вставленный в левое ухо. Вот уже три недели он время от времени как бы ненароком вынимал его, чтобы ясно было – человек слушает по транзистору музыку. Сегодня музыки не будет, сегодня он не станет вынимать его из уха.– Пошел первый контейнер из трех, – проскрипел голос в наушнике.Фабиа щелкнул пальцами, словно отбивая ритм. Три контейнера! Три полных грузовика, а ведь до сих пор самыми большими «посылками» были чемоданы. Невероятно!Блестящий металлический контейнер вынырнул из трюма «Санта-Исабеллы» и повис на цепях установленного на палубе крана.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

загрузка...