ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Анатолий Безуглов
Сигнал тревоги


Безуглов Анатолий
Сигнал тревоги

АНАТОЛИЙ БЕЗУГЛОВ
СИГНАЛ ТРЕВОГИ
(Из записок прокурора)
На дверях моего кабинета висит табличка, где указаны дни и часы приема посетителей. Но люди приходят и в неприемное время. Отказать я не могу: человеческие беды и несчастья не знают расписания.
Тот мартовский вторник не был исключением.
- Аня Дорохина, - так представилась молодая женщина, явившаяся ко мне на прием.
Я не удивился, что она уговорила секретаря пропустить ее в мой кабинет, - Дорохина была напориста. Но чувствовалось, что это не тот напор, за которым кроется нахальство.
- Понимаете, товарищ прокурор, - начала она взволнованно, - избили человека... А милиция не хочет принимать меры...
- Кого избили, где и кто? - спросил я.
- Мужа моего, Николая. Вчера. Пришел после работы - нос расквашен, глаз заплыл. А вот кто... Если бы я знала, сама бы надавала как следует! Она сжала не по-женски внушительные кулаки.
В это можно было поверить. Дорохина была крупная, сильная, явно не робкого десятка.
- Муж не знает, кто на него напал? - спросил я.
- Темнит Николай. Сказал, что его занесло в кювет, вот и ударился о переднее стекло... Он шофер.
- А может, это действительно так и было?
- Да что, у меня самой глаз нету? Могу отличить. Как-никак медработник... И еще одна штука. Сегодня в обеденный перерыв Николай подъехал ко мне в больницу на своем КрАЗе. Я специально осмотрела его самосвал. Все целехонько. И фары и стекла.
- Отчего же он не хочет признаться вам, с кем дрался?
- Не хочет, - вздохнула Дорохина. - Вообще из него слово клещами надо вытягивать...
- И часто у вашего мужа бывают подобные истории? Может, у него характер задиристый?
- У Николая? - протянула она, округлив глаза. - Да он мухи не обидит!
- Или дружки непутевые?
- Какие дружки? В Зорянске он чуть больше месяца живет. Силком, можно сказать, вырвала его из деревни...
Я попросил Дорохину подробнее рассказать об их жизни.
История - каких тысячи! Выросли они с мужем в одном селе, закончили одну школу-восьмилетку. Николай пошел на курсы механизаторов, Аня - в медицинское училище в райцентре. В теплые летние ночи вместе встречали утреннюю зорьку. Зимой он приезжал к ней в общежитие. Ходили в кино, на танцы. Потом его призвали в армию.
Аня ждала Дорохина эти два длинных для нее года. И хотя переехала в Зорянск и поступила работать медсестрой в нашу больницу, местных ухажеров отшивала: милее Николая никого не было.
Прошлой осенью Дорохин демобилизовался. Сыграли свадьбу. На радость родне с обеих сторон - жених и невеста с одной улицы, свои...
Но тут между молодыми возникла размолвка. Николай не хотел перебираться в город. И резон у парня имелся: колхоз давал новый дом со всеми удобствами, председатель был рад, что приехал комбайнер, механизаторов не хватало. Раз такой почет и обхождение, почему не трудиться на селе? Тем паче, мила Николаю земля.
Аня уперлась: что ей делать в деревне? Какое-никакое, а образование. Пусть все удобства, а все равно жизнь крестьянская - огород надо заводить, птицу и другую живность. Отвыкла она от этого. Да и хотела учиться дальше на врача.
Короче, коса на камень. Но, видать, в семье все-таки главой была Аня. Поболтался Николай в колхозе, помотался на автобусах из деревни в Зорянск да обратно и решил перебираться в город, к жене. Аня помогла ему с работой. По ее просьбе райком комсомола (Аня была членом райкома) направил его в автохозяйство номер три, считающееся лучшим в городе. У Николая была хорошая характеристика из колхоза, а в армии он считался отличником боевой и политической подготовки. Проработать же в автохозяйстве он успел немногим больше недели...
- Как вы думаете, кто все-таки его избил? - спросил я, когда Аня закончила свой рассказ.
- Не знаю, товарищ прокурор, - ответила она. - У нас в Зареченской слободе шпаны хватает. Сами знаете. Может, пригрозили Николаю? Я до вас в милиции была. Там говорят: укажите виновных, тогда будем разбираться. А я им: вы и так должны найти тех бандитов... Разве я не права? Вот в прошлом году соседа избили. Ни за что ни про что. В больнице два месяца лежал. Так милиция по сей день не знает, кто покалечил человека...
- Значит, вы никого конкретно не подозреваете?
- Нет.
- А как же милиции искать, если ваш муж ничего не хочет говорить?..
Дорохина пожала плечами:
- Все равно милиция должна шпану ловить... Я вот была как-то на выступлении московского артиста. Он разные предметы отыскивает, мысли отгадывает... Он может, а милиция что же?..
Я улыбнулся - вот так логика!
Я тоже ходил на это представление. Артист Юрий Горный действительно творил чудеса. В мгновение ока возводил в куб предложенные из зала четырехзначные числа, мог в считанные секунды извлечь корень из длинного числа. Но наиболее сильное впечатление он произвел, когда демонстрировал умение отгадывать мысли. Например, попросил девушку из зрителей в его отсутствие спрятать куда-нибудь иголку, а потом с завязанными глазами точно указал ряд и место, на котором сидел человек (тоже из публики) со спрятанной в галстуке иголкой. Он мог также отгадать в книге те слова, которые (опять же в его отсутствие) загадали зрители...
Короче, в Дорохиной странно уживались рассудительность и почти детская наивность.
Насколько я понял, она думала, что мы, то есть прокуратура и милиция, если захотим, можем все, даже отыскать обидчика (или обидчиков) ее мужа, не имея в руках никакой зацепки...
- Вот что, - сказал я, завершая беседу, - попросите, чтобы ваш муж зашел ко мне. Возможно, со мной он будет более откровенным.
- Поговорите с ним, товарищ прокурор, поговорите, - ухватилась за эту мысль Дорохина. - А то знаете, что-то нехорошо у меня на душе...
Николай Дорохин зашел на следующий день.
Я видел, как возле прокуратуры остановился могучий КрАЗ. Из кабины вылез высокий нескладный парень в брезентовой куртке, кирзовых солдатских сапогах и в кроличьей ушанке. Он потоптался у машины, потом нерешительно двинулся к нашему подъезду.
И разговор у нас получился какой-то нескладный. Дорохин смущался, все норовил отвести глаза в сторону. А возможно, он стыдился синяка, расползшегося от левого глаза почти на пол-лица. Одно было ясно: ему очень не хотелось приходить ко мне, но ослушаться жены он, видимо, не мог.
- Неинтересная это история, товарищ прокурор, - говорил он, не зная, куда пристроить свои жилистые руки с крепкими, широкими ногтями. - И зря Анна всполошилась. Вас вот от важных дел отрываем...
- Значит, вы утверждаете, что была авария? - допытывался я.
Дорохин насторожился. Может, испугался, что его привлекут за транспортно-дорожное происшествие, и теперь взвешивал, какое зло меньше. С одной стороны, авария, с другой - надо в чем-то признаваться...
- Какая там авария, - наконец буркнул он. - Выдумал я. Чтобы жена отстала...
- Драка?
- Так, ерунда, - снова буркнул Дорохин.
Из Николая действительно каждое слово надо было тащить клещами.
Насколько мне удалось разобраться (впрочем, я не уверен, что понял его до конца), у Дорохина произошла стычка с приятелем, и виноват в ней будто был сам Николай: нехорошо, мол, отозвался о его подружке. Погорячились, обменялись тумаками. Словом, обыденная история. Все мы, как говорится, были молодыми. И петушились, и волтузили обидчиков, и сами приходили домой с разбитым носом. Мой сын, старшеклассник, тоже пару раз заявлялся домой с фонарем под глазом. Жена, естественно, переживала, требовала принять меры. Но это было глупо. Ребята частенько так выясняют свои отношения. Энергии у них много, а сдержанности не хватает.
Впрочем, говоря откровенно (хотя и не педагогично), как растить парней смелыми, отважными, чтобы они умели постоять за себя и дать, если нужно, отпор? Бокс, между прочим, тоже драка. Спортивно организованная. А в старые времена кулачный бой завершал иные праздники. И в городе, и в деревне. Никто это нарушением общественного порядка не считал. Молодецкое состязание...
Добиться большего от Дорохина я не смог. И признаться, не очень старался. Если его объяснение - правда, то инцидент, как говорится, исчерпан. Если нет, дело остается на его совести. Человек он взрослый, должен отвечать за свои слова и поступки. Но все-таки я сказал ему напоследок, что он может обратиться в суд с заявлением о нанесении ему легких телесных повреждений. В порядке частного обвинения.
Не знаю, что рассказал Николай жене после визита в прокуратуру, но она больше ко мне не приходила, и я забыл об этой истории.
Вскоре мне пришлось заняться одним необычным делом. Помощник прокурора - Ольга Павловна Ракитова - уехала на семинар, проводившийся областной прокуратурой, и все, что обычно делала она, в это время легло на мои плечи.
Однажды, сидя у себя в кабинете, я услышал в приемной шум и удивился не шуму, конечно, здесь всякое бывает, а детским голосам. Через минуту зашел наш шофер Слава.
- Захар Петрович, тут к вам пацаны рвутся, - сказал он.
- Какие пацаны?
- Да стою я на улице, вытираю машину, - объяснял шофер, - окружили меня, долдонят что-то про озеро. Говорят, нужен кто-нибудь из прокуратуры. Дело, мол, серьезное...
- Так пусть заходят, - сказал я.
"Пацаны" - трое подростков. Как они сказали, из соседней школы. Два мальчика и девочка.
Говорить они начали разом, перебивая друг друга.
- Давайте для начала все-таки познакомимся, - предложил я, чтобы сбить их возбуждение, и первым представился им.
- Руслан, - назвал свое имя высокий серьезный мальчик, который, по-видимому, главенствовал среди них.
Второй мальчик тоже ограничился именем. Его звали Костя.
- Роксана, - сказала чернявая девочка с темными миндалевидными глазами и добавила: - Симонян.
Все они учились в восьмом классе и состояли в Голубом патруле. О дозорных Голубого патруля писала как-то городская газета. Они следили за состоянием озер, прудов, рек и речушек в Зорянске и его окрестностях, помогали инспекторам рыбнадзора выявлять и ловить браконьеров, спасали водоплавающих птиц, оставшихся по какой-то причине зимовать у нас, вели учет пернатых, чья жизнь связана с водой. В общем, как я понял, забот у них было много...
- Захар Петрович, - сказал Руслан, - надо срочно спасать озеро Берестень.
- А что случилось?
- Сгорит! - расширив глаза, выпалил Костя.
Берестень-озеро!.. Сколько счастливых безмятежных часов провел я на его берегу с удочкой в руках...
- Никогда не слыхал, чтобы озеро горело, - заметил я.
- А вам известно, что в Америке в тысяча девятьсот шестьдесят девятом году сгорела целая река? - учительским тоном спросила Роксана.
Пришлось признаться, что подобный факт мне не известен.
- Об этом писали газеты всего мира, - так же назидательно продолжала Роксана. - Река Кайахога в штате Огайо сгорела вместе с двумя мостами...
- Каким образом?
- На ее поверхности скопилась нефть, - ответил за Роксану Руслан. - Мы сегодня ходили на Берестень... Вся вода в разводах нефти... Решили поднять тревогу...
- Спасать надо! - выкрикнул Костя. - Срочно! А то будет как в Америке!
- Откуда у нас нефть? - удивился я.
Ребята на этот вопрос ответить не могли.
По словам Руслана, они сообщили о происшествии его дяде - пенсионеру, отставному пожарному. Но дядя лишь посмеялся: вода, мол, гореть не может, водой тушат огонь...
Я спросил, говорили ли они еще кому-нибудь о своем открытии?
Выяснилось, что от дяди они помчались к учителю географии Олегу Орестовичу Бабаеву, который возглавляет Голубой патруль. Но его не оказалось дома. Они рассказали обо всем жене учителя и побежали в прокуратуру.
- Представляете, - возбужденно сказал Костя, самый темпераментный из троицы, - бросит кто-нибудь зажженную спичку или непотушенный окурок, и все пропало!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...