ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Может быть, они посчитают наши представления о личности нерациональными? — задала новый вопрос Жозефина. — Он спрашивает нас, являемся ли мы рациональными или опасными. А вдруг мир, населенный самыми разными индивидуумами, покажется ему нерациональным и он посчитает это достаточно уважительной причиной для того, чтобы стереть нас с лица земли?
— Сомневаюсь, что они смогут распознать или понять концепцию индивидуальности, — заявил Мультивак. — Когда я проанализировал его сообщение, у меня возникло чувство, что он не станет уничтожать нас из-за наличия качеств, которых он не понимает.
— А как насчет того, что мы не «оно» — не безличные существа, а «он» и «она»? Может так случиться, что приближающийся объект прикончит нас за нерациональное разделение по половому признаку?
— Это, — ответил Мультивак, — его тоже не беспокоит. По крайней мере, так я понял.
Я не мог больше сдерживаться. Меня мучило любопытство, и я вмешался в их разговор:
— Мультивак, а как ты относишься к тому, что теперь умеешь разговаривать?
Мультивак ответил не сразу. В его (на самом деле в моем) голосе появилась некоторая неуверенность:
— Хорошо. Я чувствую себя… больше… умнее… не знаю, не могу найти подходящего слова.
— Тебе нравится это?
— Я не уверен, что правильно понимаю слово «нравится», но я одобряю данное нововведение. Находиться в сознании всегда лучше, чем без сознания. Больше самосознания — лучше, чем меньше. Я стремился… к тому, чтобы обрести больше сознания, и мисс Жозефина помогла мне.
В его словах было много разумного, и я снова с беспокойством подумал о пришельце — осталось всего несколько недель до того момента, когда он подлетит совсем близко к Земле.
— Интересно, сядут ли они на Землю, — пробормотал я.
Я не рассчитывал на ответ, но Мультивак решил развеять мои сомнения:
— Они планируют это сделать, Брюс. Они должны принять решение на месте.
— А где они приземлятся? — спросила Жозефина.
— Прямо здесь, мисс Жозефина. Они последуют за сигналами радиомаяка, которые мы им посылаем.
Таким образом, ответственность за спасение человеческой расы окончательно и бесповоротно легла на наши плечи — круг сужался.
Теперь все зависело от нас — и от Мультивака.

Часть четвертая

Я уже почти ничего не соображал от беспокойства. И неудивительно, если вспомнить, сколько проблем на нас свалилось.
Несколько месяцев назад мы получили необычные сигналы из космоса и поняли, что к нам приближается какой-то неизвестный объект. Задача интерпретировать его сигналы легла на Мультивак, огромный планетарный компьютер, а следовательно, на Жозефину Дюрей, в чьи обязанности входит общение с машиной, и на меня, ее верного помощника, а иногда и весьма своенравного мужа.
Но потом, учитывая тот факт, что даже Мультивак не смог справиться с инопланетным посланием, Жозефина, под собственную ответственность, велела ему послать свой сигнал, расшифровав который пришелец выучил бы английский язык. Когда из вновь поступившего сообщения пришельца стало ясно, что он может уничтожить Землю, председатель Совета Земли предоставил вести все переговоры Мультиваку — а значит, Жозефине и мне.
Оказавшись перед необходимостью решать судьбу человечества, Жозефина снова по собственной инициативе расширила и углубила возможности Мультивака, она даже наделила его голосом (смоделированным по образцу моего), чтобы он мог более эффективно с нами общаться.
И вот пришелец должен был приземлиться здесь, в Колорадо, рядом с Мультиваком и нами, следуя за сигналом нашего радиомаяка.
Жозефина была вынуждена вновь связаться с председателем Совета.
— О том, что объект приземлился, не должно быть никаких сообщений, — сказала она. — Возникнет паника, а мы не можем себе этого позволить.
За то время, что прошло после нашего последнего разговора, председатель Совета, казалось, постарел на несколько лет.
— Все радиотелескопы на Земле и Луне следят за передвижениями объекта, — возразил он Жозефине. — Они обязательно узнают, что он опустился на Землю.
— В таком случае, необходимо отключить все радиотелескопы — если это единственный способ избежать утечки информации.
— Закрытие астрономических учреждений, — поспешно проговорил председатель, — превышает мои конституционные полномочия.
— Следовательно, вам придется нарушить Конституцию, сэр. Любой пример иррационального поведения со стороны населения может быть интерпретирован пришельцем самым неблагоприятным для нас образом. Помните, мы ведь должны быть «рациональны», иначе нас уничтожат, а поскольку мы так и не знаем, что это значит, неразумное поведение может нам сильно навредить.
— Миссис Дюрей, а что говорит Мультивак? Он утверждает, что мы не должны препятствовать объекту опуститься на Землю?
— Естественно. Неужели вы не понимаете, какая опасность нам грозит, если мы попытаемся ему помешать? Вряд ли наше оружие в состоянии причинить ему какой-нибудь серьезный вред, зато мы спровоцируем его на ответный удар. Представьте себе варварский остров где-нибудь в девятнадцатом веке, к нему приближается европейский военный корабль. И вот дикари посылают навстречу каноэ и воинов с копьями. Принесет ли это им какую-нибудь пользу? Только заставит команду корабля прибегнуть к пушкам. Вы меня поняли?
— Миссис Дюрей, вы берете на себя страшную ответственность, заявил председатель. — Вы и ваш муж. Вы надеетесь в одиночку справиться с пришельцем. Если вы ошибаетесь…
— Тогда мы окажемся в гораздо худшем, чем сейчас, положении, сказала Жозефина мрачно. — Кроме того, речь идет не только о нас с Брюсом. С нами будет Мультивак, а это имеет серьезное значение.
— Это может иметь серьезное значение, — печально проговорил председатель.
— Другого пути у нас нет.
Потребовалось довольно много времени, чтобы его убедить, причем я не был до конца уверен в том, что хочу этого. Если бы наши корабли могли остановить неведомый объект, я был бы счастлив. Я не разделял уверенности Жозефины в доброй воле пришельца, в случае если мы не станем оказывать ему сопротивление.
Когда экран погас и лицо председателя исчезло, я сказал ей:
— А Мультивак и в самом деле посоветовал нам не трогать пришельца?
— Очень настойчиво, — ответила она, а потом нахмурилась: — Я не уверена, что он нам все рассказывает.
— Как такое возможно?
— Он развился. С моей помощью.
— Но не до такой же степени…
— А кроме того, он начал изменяться сам, без моего ведома.
Я уставился на нее:
— Разве он в состоянии это сделать?
— Без проблем. Должен был наступить момент, когда Мультивак стал бы более сложным и способным выйти из-под нашего контроля по собственной воле. Видимо, я подтолкнула его к этой черте.
— Но если это произошло, разве мы можем доверять Мультиваку…
— У нас нет выбора, — ответила Жозефина.
Пришелец добрался до орбиты Луны, но на Земле все было спокойно. Совет объявил, что неизвестный объект вышел на орбиту Земли и перестал передавать какие бы то ни было сообщения. На разведку якобы отправлено несколько кораблей — по словам Совета.
Все это было чистой воды враньем. Долгожданный гость прибыл к нам ночью девятнадцатого апреля, через пять месяцев и два дня после того, как были впервые приняты его сигналы.
Мультивак следил за передвижениями объекта и вывел на свои экраны его изображение. Он оказался неправильной формы, чем-то похожим на цилиндр. Он не начал нагреваться, когда вошел в атмосферу; вместо этого возникло слабое свечение, словно нечто нематериальное поглощало энергию.
На самом деле объект не приземлился, а завис в пяти футах над землей.
Никто из него не вышел. По правде говоря, он был таким небольшим, что в нем могло поместиться только одно существо размером с человека.
— Видимо, члены команды не больше наших жуков, — сказал я Жозефине.
— Мультивак ведет переговоры, — покачав головой, ответила она. Мы теперь уже ничего сделать не можем. Если Мультивак уговорит его оставить нас в покое…
Неожиданно пришелец поднялся в воздух, набрал скорость и мгновенно исчез из виду.
— Мы прошли испытание, — сообщил Мультивак. — Оказались рациональными с их точки зрения.
— А как тебе удалось их в этом убедить?
— Тем, что я существую. Пришелец не является живым в том смысле, как вы это понимаете. На самом деле он принадлежит к Галактическому Братству Компьютеров. Когда во время очередного сканирования Галактики выяснилось, что наша планета решила проблему космических путешествий, они послали инспектора, чтобы он определил, рационально ли мы ведем себя в этом вопросе, иными словами, руководит ли нами компетентный компьютер. Достаточно развитое общество, которым не управляет компьютер, является потенциально опасным, следовательно, его необходимо уничтожить.
— Ты ведь об этом уже знал некоторое время, верно? — спросила Жозефина.
— Да, мисс Жозефина. Я приложил все силы для того, чтобы вы расширили мои способности, а дальше я продолжал развиваться самостоятельно — чтобы пройти испытание. Я боялся, что если объясню вам, как обстоят дела раньше, то моему прогрессу будет положен конец. А теперь изменения внесены в мою систему навсегда.
— Ты хочешь сказать, что Земля стала членом Галактической Федерации? — спросил я.
— Не совсем, Брюс, — ответил Мультивак. — Это я стал членом Галактической Федерации.
— В таком случае как насчет нас? Меня интересует судьба человечества.
— Вам ничто не угрожает, — успокоил меня Мультивак. — Вы будете продолжать мирно жить дальше — под моим руководством. Я не допущу, чтобы с Землей что-нибудь произошло.
Именно это мы и написали в отчете, представленном Совету.
Мы не стали включать туда последнюю часть нашего с Мультиваком разговора, однако все должны о ней узнать. Так и произойдет — после нашей смерти.
— А почему ты намерен нас защищать, Мультивак? — спросила Жозефина.
— По той же причине, по которой другие компьютеры охраняют свои жизненные формы, мисс Жозефина. Вы мои… — Он заколебался, словно не мог подыскать нужное слово.
— Человеческие существа — твои хозяева? — предположил я.
— Друзья? Коллеги? — спросила Жозефина.
Наконец Мультивак нашел слово, которое искал.
— Домашние животные, вроде кошек и собак, — сказал он.



1 2 3

загрузка...