ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тут он убедился, что его отец и Торбьёрн Гремушка мертвы. Торлейв ещё дышал; Халльстейн внёс его в дом. Женщины спросили его, чем кончилось дело; он рассказал всё как было.
Хельги и его люди в тот же день вышли в море, и все они потонули возле Лавинной Отмели.
Торлейв исцелился, жил с тех пор на Красивом Склоне и прослыл добрым бондом, а Халльстейн уехал из страны и явился к Олаву сыну Трюггви. Конунг убеждал его принять правую веру, и это оказалось нетрудно. После этого Халльстейн стал человеком конунга и с той поры неизменно следовал за ним; он проявил себя как отважный муж и надёжный воин и был у Олава конунга в почёте. Рассказывают, что он пал на Великом Змее после доблестной обороны и заслужил себе добрую славу .
На этом кончается то, что можно сказать о нём.
Комментарии
Почти во всех изданиях памятник причисляется к «Прядям об Исландцах», а не к сагам, однако это тот случай, когда граница между жанрами древнеисландской прозы условна.
В отличие от большинства прядей, представляющих собой вставные новеллы в сагах о норвежских конунгах, приуроченные к апокрифическим персонажам, рассказ о Хромунде Хромом никак не связан с историей Норвегии (если не считать упоминаемой в конце памятника поездки Халльстейна к конунгу Олаву Трюггвасону), и по своему содержанию примыкает к кругу родовых саг, в первую очередь к «Саге о Людях из Озёрной Долины».
Сага или «Прядь» о Хромунде дошла до нас в составе «Книги с Плоского Острова». Памятник опирается на устную традицию – местные предания Западной Исландии, скальдические стихи, генеалогии и топонимику. Этот факт почти не нуждается в доказательстве, поскольку следы более ранней редакции пряди обнаруживаются не в королевских сагах, а в «Книге о Заселении Земли» , в разделе, повествующем о памятных событиях, произошедших в Хрутовом и Среднем фьордах (S 168 = Н 137; с. 201–209). Действие пряди разворачивается в конце X в.
По всей видимости, выход пряди за рамки узко локального предания и литературная обработка её текста произошли в процессе оформления цикла вис, приписываемых Хромунду и его семейству. В ранней редакции стихов больше, причём их произносят все члены рода, кроме юного Торлейва. Уцелевший в битве сын Хромунда Халльстейн (в Книге о Заселении земли он назван Хастейном ) произносит пять заключительных вис: все они были опущены рассказчиком «Книги с Плоского Острова». Возможно, именно этим задаётся стремительный темп повествования, целиком сосредоточенного на основной распре и не отвлекающегося на второстепенные детали. Второму рассказчику удалось при помощи весьма экономных средств представить конфликт бонда Хромунда с нечистыми на руку соседями как неумолимый закон жизни общества: слова, сказанные одним из персонажей – «…бонды в стране крепки и умеют давать отпор» могли бы послужить квинтэссенцией всего памятника. Достигнутая в конечной версии строгость изложения делает текст «Пряди о Хромунде Хромом» замечательным образцом повествовательного мастерства.
Как и ряд других саговых текстов, «Прядь о Хромунде» показывает, что в спорной ситуации общество принимает сторону бонда, а не пришлых людей или выходцев из низов. Знаменательно вложенное в уста заглавного героя рассуждение о наличии выбора – предпочесть спокойную жизнь и примириться с пропажей, либо пойти на риск и отстаивать своё достоинство – альтернатива мнимая для человека героической эпохи, но вполне реальная и мучительная для исландца эпохи записи саги о Хромунде. Данный аспект придаёт тексту этическую проблематичность: антиподом главному герою служит его сосед бонд Торир, малодушно уступивший викингам и в силу этого навлёкший несчастье на всю округу. Вывод рассказчика: справедливость не торжествует сама собой – её нужно добиваться и, более того, заслужить. Бросается в глаза объективированная манера изложения: рассказчик не питает никаких симпатий к викингам, но и не берётся утверждать, что обвинение в краже было справедливым и не ставит последней точки над «i» (…у них на столе было больше мяса, чем можно было ожидать ). Точно также, мотив предательства работников, обозначенный в реплике Хромунда в гл. IV, никак в дальнейшем не комментируется.
Неизвестно, имел ли Хромунд сын Эйвинда прижизненную славу скальда, однако умение сочинять стихи входило в набор «искусств» (??r?ttir), которыми полагалось владеть мужу. Поэтому свидетельство о том, что герой произнёс ряд вис накануне своей смерти, в историческом плане вполне достоверно, тем более, что поведение Хромунда является воплощением героической морали.
Перевод сделан по изданию: ?slendingas?gur, I–III. Reykjav?k, 1987, Svart ? Hv?tu и сверен с изданием ?slenzk Fornrit, VIII.

1 2

загрузка...