ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Наконец Бороздин, выряженный, словно жених, вышел из подъезда на улицу. Жена помахала ему рукой из открытого окна.— Не задерживайся! — крикнула она, свесившись вниз. — И включи мобильный.— Ах, — сказала наблюдавшая за этой сценой Вероника. — Подлец! Заводите мотор.— Что такое? — спросил обиженный шофер. — Чего это я вдруг подлец?— Да это я не вам. Поехали за той машиной.— Надеюсь, вы шутите?— С чего бы мне шутить? — рассердилась Вероника. — Немедленно трогайтесь с места!— Нет, дамочка, мы так не договаривались, — шофер повернулся к ней всем корпусом и нахмурил брови. — Я думал, мы ждем второго пассажира. Прицепиться к какой-нибудь машине в конце рабочего дня! Вы в своем уме?Автомобиль Бороздина между тем безвозвратно затерялся в потоке уличного движения.— Ладно, замяли, едем в «Чертово колесо», — мрачно сказала Вероника, в нетерпении ерзая на сиденье.— Где это? — удивился шофер. — У черта на куличках? И что это? Казино, что ли?— Господи, ресторан! Ресторан в районе Покровки. Шофер повернул ключ в замке зажигания, обиженно ворча, что он не обязан знать все чертовы рестораны, которых понастроили по всему городу для чертовых «новых русских»Вероника действовала наугад. Сегодняшний разговор с Бороздиным ей категорически не понравился Его голос был каким-то слишком уж масленым Кроме того, он ловко уходил от ответов на ее прямые вопросы и постарался побыстрее отделаться от нее, обещая позвонить завтра. Примерно так он разговаривал по телефону с женой, когда у них с Вероникой только завязались романтические отношения Она отлично помнила, что именно в «Чертово колесо» он возил ее весь первый месяц после знакомства. Теперь ее вела туда интуиция.Машины Бороздина на стоянке возле ресторана не было. Вероника отпустила такси и принялась прогуливаться по тротуару, озирая окрестности. Ее сердечный друг появился только через полчаса. Не замечая Веронику, он обежал личное средство передвижения и, распахнув дверцу, явил миру долговязую девицу с бесконечно длинными ногами.Дымясь, словно забытая на огне сковорода, Вероника встала на пути у парочки, сложив руки на груди. Когда Бороздин увидел ее, лицо его непроизвольно вытянулось — Боже мой, — громко сказала долговязая девица, демонстративно обходя Веронику. — Какое бойкое место. Тут повсюду продажные женщины — Бороздин глупо хихикнул. — Пойдем, мой дикий мустанг!Она, не оглядываясь, двинулась вперед. Бороздин метнулся было за ней, но Вероника заступила ему дорогу, схватила за лацканы пиджака, притянула к себе поближе и незаметно, но сильно ударила коленкой в пах. Дикий мустанг издал сдавленное ржание и, согнувшись, поскакал по тротуару.«Не могу поверить! — думала Вероника, быстро уходя прочь. — И это ничтожество я сделала своим кумиром!» Ее душа наполнилась горечью, которая поднялась к самым глазам, отчего глаза защипало. Вероника запретила себе плакать и упрямо вздернула подбородок. «Наши отношения с самого начала были нечестными, — стала убеждать она себя. — Мы вдвоем с Бороздиным обманывали его жену, теперь он с другой девицей обманывает меня. Закон сохранения вранья».На сердце все равно было тяжело, поэтому вместо того, чтобы ехать домой и мерить шагами жилплощадь, Вероника отправилась к своей тетке, которая обещала сообщить ей какую-то потрясающую новость.— Прабабка собирается оставить тебе свою квартиру! Это и была та самая новость, которая выскочила из Зои сразу после того, как Вероника переобулась в тапочки.— Глупости, — отмахнулась та. — Как это тебе в голову пришло?— Сегодня звонила ее сиделка. Сказала, что старуха хочет тебя видеть. Сказала, чтобы ты зашла к ней как можно скорее.— Это еще ничего не значит. То, что она просила меня зайти.— Еще как значит! Сиделка сообщила, она плохо себя чувствует в последнее время. Вызывала на дом адвокатов. Вероятно, составляла завещание. Я ни на что не рассчитываю, меня она терпеть не может.— Она никого терпеть не может, — пробормотала Вероника.Зоя была младшей сестрой ее матери, ей только-только исполнилось сорок лет. От первого, давно разорванного брака у нее осталось двое детей. Зоя растила их одна. Замотанная работой, воспитанием отпрысков и ведением домашнего хозяйства, она махнула на себя рукой. И лишь теперь, когда дети подросли, решила расправить крылья.Месяц назад у нее наконец появился сердечный друг — мастер по врезанию замков. Он носил фамилию Изюмский и очень серьезно относился к завязавшимся отношениям. Несколько раз Вероника сталкивалась с ним у тетки и, бегло поздоровавшись, торопилась ретироваться.Изюмский был худым, жилистым мужчиной, который носил длинные волосы, стянутые в хвост шнурком для ботинок. Половину его лица занимала растительность — усы и буйная ржавая борода лопатой.— Как ты с ним целуешься? — не удержавшись, спросила тетку как-то раз Вероника. — У тебя не возникает чувства, что ты тычешься губами в мох?— Ах, разве дело в бороде? — отмахнулась та. — Изюмский очень хорошо относится к моим мальчикам. И он ужасно ответственный.Пару раз Вероника видела ответственного Изюмского с авоськой картошки, которую тот тащил вверх по лестнице. Зоя была на седьмом небе от счастья. «Если я когда-нибудь докачусь до подобных радостей, — подумала Вероника, — можно считать, что жизнь прожита напрасно».Весь этот вечер она думала об обманщике Бороздине и ни разу не вспомнила о том, что отправила подругу вместо себя заполнять длинную анкету. Разве могла она предположить, что «чистосердечные признания» Тины сыграют в ее судьбе роковую роль? Глава 2 — Кажется, я нашел ее! — заявил Дима Дьяков, врываясь в кабинет главы фирмы «Счастливое лето» Матвея Каретникова. — То, что доктор прописал. Смотрите сами!Жестом победителя он протянул своему боссу анкету, старательно заполненную Тиной накануне вечером.— Даже рассчитывать не мог на такую удачу, — продолжал он ликовать. — Обычно красивые девицы хитры, расчетливы и излишне предприимчивы. Но эта — святая простота! Наив в чистом виде. Вы почитайте, почитайте!Каретников взял листы. В отличие от своего стремительного помощника он казался воплощением спокойствия. Свои пятьдесят лет носил с большим достоинством, гордясь тонким интеллигентным лицом и все еще густой шевелюрой.— Особенно мне понравились отдельные пункты, — перегнулся через стол Дьяков. — Листайте страницы. Глядите, вот здесь, после двадцатого.Каретников послушно нашел нужные графы и пробежал их глазами. Уже сам почерк привлекал к себе внимание. Буквы были круглые, без наклона, с короткими бесхитростными хвостиками. На вопрос: «Ваша самая большая страсть» — Тина коротко ответила: «Драгоценности». Потом в скобочках мелко приписала: «(И живопись)».Порыв писать правду, правду, одну только правду боролся в ней с пониманием взятой на себя ответственности. Дьяков и Каретников как раз знакомились с результатами этой борьбы.— Дальше еще интереснее! — радостно улыбнулся Дьяков. «Чему вы посвятите себя, если победите на конкурсе красоты?» — «Поиску мужа. (И борьбе против шуб из шкурок натуральных животных.)»— Натуральные животные! Прелесть, прелесть! — потирал руки Дьяков, сверкая быстрыми и зоркими глазами. — Клянусь, эта девица сидит и ждет, когда за ней приедет принц на белой лошади! В голове у нее корзиночки с кремом, к тому же Вадик уверяет, что она красива, словно Клеопатра.Предполагаемая Клеопатра не остановилась на достигнутом и в пункте 23 после слов «Ваша самая заветная мечта» начертала: "Узнать, чем закончилась «Санта-Барбара». Строчка была замарана, и над ней надписано: «Участвовать в строительстве новой России».Также в анкете попадались настоящие перлы типа:«Ваш любимый напиток?» — «Водка».«Ваш любимый фильм?» — «Золушка».«Что вы делаете, чтобы снять стресс?» — «Разнашиваю тесные туфли»«Подарок, о котором вы грезите?» — «Обручальное кольцо».«Как вы относитесь к браку по расчету?» — «С восторгом».«Считаете ли вы, что внешность влияет на ваши жизненные обстоятельства?» — «Это они влияют на мою внешность».«Что вы больше всего ненавидите?» — «Обезжиренные продукты».«Что кажется вам смешным в других женщинах?» — «Кружевное белье».«Что вы готовы отстаивать с оружием в руках?» — «Шоколадный торт». — Криво зачеркнуто и переправлено на «Мир во всем мире».— Ну? Что вы думаете? — спросил Дьяков, плюхаясь в кресло и принимаясь вертеться в нем, точно ему было горячо сидеть. — Рискнем?— Рискнем, — согласился Каретников. — Не зря же мы затеяли все это! — Он мотнул подбородком на папку с анкетами, которую его помощник водрузил на край стола. — Кстати, как там наш конкурс?— А что конкурс? Конкурс пойдет своим чередом. Вы ведь его спонсировали.— Да-да, ты последи за этим. Пусть не будет никаких эксцессов. Так где работает наша прекрасная принцесса? Как бишь ее?..— Вероника, — подсказал Дьяков. — В художественном салоне «Бутоньерка», в одном из переулков неподалеку от ЦУМа. Там продают искусственные цветы из ткани для украшения одежды и интерьера. Вообще-то, судя по анкете, она имеет высшее образование. Может рисовать узоры для блеклого отечественного ситца. Или для обоев. Что-нибудь в этом роде. Однако почему-то предпочитает другой род деятельности.— Думаю, это связано с заработной платой, — сказал умудренный жизненным опытом Каретников.— Кроме того, — заметил Дьяков, — в художественном салоне в центре Москвы у девушки с прелестным лицом есть шанс встретить прекрасного принца. Если повезет, можно подцепить даже иностранца.— Я должен выглядеть привлекательнее, чем иностранец! — предупредил Каретников. — Ты продумал стратегию? Как мне себя вести?— Нужно делать вид, что вы сходите с ума от любви, вот и все. Побольше томных взоров и пылких признаний. И не бойтесь говорить глупости!— Я давно уже ничего не боюсь. Кстати, вот здесь, видишь, она честно отвечает, что у нее есть друг. Как быть с этим?— Друг — это не фигура на шахматной доске, — заявил Дьяков — Мы съедим его в два счета.— И еще анкеты, безусловно, мало Мне нужно знать об этой Веронике все. Каждую мелочь — Конечно!— Скажи Виталику .— Ни в коем случае! — подпрыгнул Дьяков. — Никого не впутывать, никого! Только вы и я будем посвящены в детали. Иначе нельзя гарантировать, что не произойдет утечки информации. Мало ли кто что может сболтнуть. И тогда все наши усилия окажутся напрасными!— В самом деле, что это я? — расстроился Каретников. — Дурная привычка — доверять подчиненным. Как я мог так расслабиться?— О Веронике я все выясню сам, — заявил Дьяков. — И о ее дружке тоже.— И сколько же ждать? Мне не терпится начать немедленно! Какое сегодня число? — Он потянулся к ежедневнику. — Боже мой! У нас в запасе меньше месяца!— Что, собственно, мешает нам прямо сейчас отправиться в этот салон и должным образом обставить первую встречу? Вы будете изображать мужчину, сраженного стрелой Амура, а я вам подыграю. Недостающую информацию доберем по ходу дела. * * * Когда Каретников, а следом за ним Дьяков вошли в художественный салон, Вероника обслуживала даму, которая подбирала букетик цветов для летней шляпы. Поэтому она только мельком взглянула на посетителей, предоставив Тине разбираться с ними.Тина поспешно засунула в рот последний кусок марципана, который тайком пронесла на рабочее место, и вытерла руки о платье. К слову сказать, она была не в настроении — проспала на работу, поэтому не успела как следует позавтракать. Ее обычное благодушие осталось дома на верхней полке холодильника. По той же причине она не запаслась бутербродами, которые обычно скрашивали ее существование с обеда до ужина.— Добрый день! — Очутившись внутри салона, Дьяков решил взять инициативу в свои руки, чтобы его босс успел осмотреться. — Где у нас тут очаровательное создание, которое вчера заполняло анкету для участия в конкурсе красоты?— Это я, — сообщила Тина, позабыв о конспирации. Высунула язык и слизнула марципановые крошки с подбородка.Крепкая улыбка Дьякова мгновенно размягчилась и оплыла вниз вместе с уголками губ. Каретников замер.— Хотите сказать, это вы — Вероника Смирнова? — недоверчиво переспросил Дьяков.— А! Конкурс красоты! — опомнилась Тина. — Это не я, не я! — Она хлопнула себя по лбу и глупо хихикнула:— Все время выдаю желаемое за действительное. Вон кто вам нужен!Когда Вероника обернулась, босс и его помощник облегченно вздохнули.
1 2 3 4 5

загрузка...