ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ефименко Владимир
Круг заклятия
Владимир Ефименко
Круг заклятия
(четырехголосная инвенция)
По обьему - это рассказ, по форме - это роман,
по стилю - черт-те что, по сути - ничто.
Поэтому лучше назвать это инвенцией.
- Баронесса! Не надо так отчаиваться. Вы же знаете, отчаянье - это грех.
- Болеть тоже грешно, если на то пошло. Так что, славный вы мой Шмайстер, добрая душа, я бы лучше не затрагивала тему греха.
- Но как же... Ведь сейчас медицина шагнула далеко вперед... Позавчера считалось, что чахотка - это уже верная гибель. Еще вчера думали, что рак это в любом случае - смертный приговор. Тем более, что вы сейчас...
- В манифестной стадии. Это вы имели в виду? Одно хорошо: все краски вокруг стали намного ярче. Я знаю, что долго так не бывает. Но это невероятно красиво! Знаю еще, что ничего этого я с собой не заберу. Поэтому наслаждаюсь здесь и сейчас.
Баронесса Умрика де Завтр, владелица старинного родового замка Ногам де Перед в кантоне Сваленштейн, отдавала своему душеприказчику последние распоряжения по поводу завещания:
- Во втором пункте, Шмайстер, допишите, что вся моя коллекция скульптур будет передана Антонио Поскулини. Единственное, что я могу сделать, чтоб хоть как-то загладить свою вину, которую я чувствую по отношению к этому человеку. Хотя, вздор, ничего этим не загладишь! Он страдал из-за меня всю свою жизнь. Но он - действительно тонкий ценитель искусства. А для детей моих - это всего лишь груда камней. Я не хотела бы, чтоб они распродали ее по частям. Того, что я им оставляю, более, чем достаточно. После безобразной выходки Анны-Мари я и вовсе хотела переписать имение на какой-нибудь благотворительный фонд. Но Леталь, мой адвокат, убедил меня, что такое решение может быть оспорено и признано незаконным. Сейчас поздно заниматься воспитанием испорченной девчонки. Теперь пишите насчет прислуги...
x x x
Глухая Сибирь. Засекреченная ракетная часть. Солдатская курилка:
- Вань! Ты слыхал по ящику? Кастанеда, говорят, помер.
- Это кто еще такой?
- Карлос. Который дон Хуан.
- А... Это тот нарком, который кактусы хавал? Ну так и что? Все там будем.
- А все-таки жалко. Ты что, не читал книжку "Дверь в иные миры"? Эх, темнота!..
- Ну, значит, он в эту самую дверь как раз и подгадал.
x x x
- Нгоа! Колдун сказал резать козу только после захода солнца! Зачем же нам спешить?
- Помолчи, Мбвана. Пока мы ее привяжем, уже и стемнеет. Есть охота кишки скрипят. А на заклятие это никак не повлияет.
- Не спеши, Нгоа. Это может рассердить духов.
- А макумбу тебе!? Замбези вскипает, гроза идет, а ты о чем думаешь?
Мутная вода Замбези, бурля, стремительно скатывалась к грохочушему Мози-оа-Тунья.* Связанная лианами черная коза, задергалась, предчувствуя конец.
- Пусть подохнет в мучениях тот , из-за кого погибла моя жена Лямамба!что было сил прокричал Нгоа, занося высоко кремниевый нож, - Пусть сдохнет он , и тот, кто его породил! Блеснула молния, за ней проследовал такой раскат грома , что в нем на мгновение растворился и стих рев великого водопада...
----------------------------------------------------------------------
* Местное название водопада Виктория.
x x x
Южный Техас. Пустошь неподалеку от мексиканской границы. Два крутых парня в "стетстонах",джип, ящик пива, жара. 4.32 РМ:
- Джим! Ты как насчет виски?
- Можно. Только бы не перебрать.
- Думаешь, пора тормозить?
- А разве у нас есть выбор? Ждать нам еще целых пять часов. Джим, скривившись, зажимает нос:
- Это ты, что ли, выпустил "тихого ангела"?
- Ваша проницательность, сэр, не знает границ. Особенно, если учесть, что мы одни на десять квадратных миль.Меня после этого мерзкого пива так и раздувает. Пойду, что ли, ...м-м-м, ..подумаю...
- Тогда захвати пару банок пива на обратном пути. Оно таки ужасное, но по такой жаре, кажется, и мочу койота выпил бы.
Пока Майк Крайтон ходил "подумать", Джим Факер лениво ковырял палочкой в костре, на котором жарилась индейка. Капли жира, голубыми, реактивно урчащими огоньками, падали на тлеющие угли. Майк вернулся , неся баночное пиво, которое он достал из-под сиденья машины. Факер залпом выдул свою порцию и побежал на "смену караула" - откуда только что появился его напарник:
- Чертова жара! Пьешь, пьешь, а толку никакого!
Усевшись снова у костра, все еще возясь со своим зиппером, он ехидно улыбался:
- Майк! Да ты, старина, у нас философ! Мне там попался на глаза плод твоих... раздумий. И должен заметить, что ты довольно-таки широко мыслишь!
- Иди в задницу, Джим. Если бы не ты, не жарились бы сейчас на этом солнцепеке. Когда должны подъехать мексиканцы?
x x x
- Пришел Поскулини, мадам. Шмайстер сделал паузу,- Вы примите его?
- Нет, только не сегодня. Я сейчас очень слаба и, наверное, похожа на мумию. Я не вынесу этого и разревусь. Не хочется, чтобы он из-за меня страдал. Скажите ему... что я сплю после уколов. Пусть он зайдет завтра, к полудни. Вот, видите, Шмайстер, я уже плачу, хотя это глупо... Потому что разлука для меня скоро кончится, а для него она только начнется. До завтра я не умру. Потому что еще должна ему рассказать... Про Анну-Мари. Я должна это сделать сама. Сентиментально, да, Шмайстер? Но я такова , и меня уже не переделать.
x x x
- Да чтоб их удавило всех, империалисты проклятые! - громко ругался Петька, передавая Ивану банку спирта, которую он стащили из медчасти, и разведя водой, не дожидаясь, пока остынет смесь, глушили под забором, на хоздворе:
- Это ты про кого?
- Да про этих чертовых американцев! Мир, дружба, жвачка! А какого хрена мы целыми сутками сидим в шахте под землей? В самоволку - ходи, не ходи , один лес кругом. Живой сиськи за пятьдесят кэмэ не видать. В отпуск - а хрен на рыло! А мне уже во как надоело дрочить в параше! Чтоб их, паскуд, пораспирало всех!
- Так уж, и всех! А простые люди в чем же виноваты? Их всех, значит?
- Ну, не всех, так хоть парочку.
- Петь, а ты как думаешь: ихние солдаты тоже нас так матюкают?
- Да насрать им на нас. Они и думать про нас забыли. А наши, козлы, все не могут отвыкнуть, коммуняки перекрашенные: Угроза! От кого? Кому мы, на хрен, нужны?
- А как в свое время черножопым помогали? Так им это - как за положено. Имели они нас крупным планом.
- Во-во. Ты ж знаешь, Вань, я не расист, не садист какой, но, блин, ей-богу, сам бы ког-о-то задавил.По-черному, вот этими руками. Давай, открывай тушенку. Расселся, понимаешь!
x x x
- Нквоно и Бата все видели. Они же первыми и прибежали в село. Какой-то грузовик мчался без огней по проселочной дороге, со стороны саванны. Они или пьяные были, или сумасшедшие, но это именно они убили Лямамбу... Ей не исполнилось еще и пятнадцати лет. Мы с Батой сходили туда. Лужа крови, ее тело, а вместо лица - кровавая лепешка... - Нгоа закрыл лицо руками и плечи его сотрясались.
- Она была прекрасной девушкой и прекрасной женой. Я думаю, что она сейчас сидит с богом , наверху, и улыбается нам.
- Да, но полиция - какие скоты! Они даже не видели такой машины во всей округе! Это же ложь! Их просто купили! Чтоб у них глаза высохли!
x x x
Это была их первая совместная экспедиция, связанная с контрабандой.
Майку идея пришлась явно не по душе, но черномазый ублюдок Харрис держал его друга за глотку. Пришлось согласиться. Ведь Джим, в общем-то был, по характеру тихоня, что называется, мухи не обидит. Да вот, споткнулся, и теперь был у Харриса на крючке:
- Одна поездка, парни, и мы с вами - квиты. Привезете товар, и все. Никаких копов. Тем более, вы там каждую тропинку знаете,- вкрадчиво шептал Харрис, этот заядлый шантажист,- я бы не потревожил вас, да вот Билли еле умотал от легавых с пулей в ноге. Теперь он - вне игры. Честно, ребята: одна поездка, и я все забуду. Никаких долгов, никто ничего не видел... А если фабеэровцы начнут копать, то что, у меня не может случиться "провал в памяти"? Правда, Джимми?
Пришлось соглашаться. Потому что если есть возможность не садиться в тюрьму, то остальное несущественно, даже если это связано с крэком.
x x x
- Вань, я от Вальки письмо получил!
- Ну, и чего она там пишет?
- Страдает, бедняга. Говорит, жить без меня не может. Свистит, конечно. Но, с другой стороны, ты же знаешь этих баб... С ней было неплохо. Да и у меня - кувалдлметр - тоже, будь здоров. До сих пор никто не жаловался.
- Ну, так и чудесно. Приедешь и поженитесь.
- Ага. А Людка как же? Она - мисс района. Собирается стать фотомоделью, и то, на меня запала. Во такая грудь! Ноги - по фирме. А долбится - аж дым идет! Я на всякий случай им обеим отвечаю, но на Вальку у меня так сильно не стоит.
- А как она - насчет посвистеть?
-А чего мне с ней свистеть? Для этого есть друзья. Вот Валька - это типа, как друг. Как зальет что-то, про философию, аж извилины заноют. Но на мордочку подкачала. Она мне целую кучу всяких книг порассказывала. А бабье дело какое? Койка, дети, сготовить, постирать. Это пока молодые, они все умные. А потом остается только вот это все. Людка - та слушать умеет. Она так, вообще, мало свистит. Но у нее глаза - я тебе отвечаю!
- Смотри, дело твое. Я их не знаю.
- Да, ну их, этих баб! Дай гитару! - и Петька затянул частушку:
Бленд-а-медом мазал пятку
Комсомолец Николай,
А в соседнем государстве
Опрокинулся трамвай
x x x
Когда Лямамбу похоронили, Нгоа часто сидел вечерами возле того злосчастного поворота дороги, перед въездом в деревню. Когда же опускалась ночь, звезды казались огромными, а некоторые из них двигались. Иногда они падали - внезапно и быстро, как подстреленные серебряные птицы. На верхушке валуна явственным силуэтом вырисовывалась, все еще покрытая шерстью, голова черной козы. Через несколоко дней Нгоа простился с матерью и сестрами, и отправился за сорок миль вверх по реке на заработки. Там начиналась заготовка леса. Полсела пришло его провожать. Он видел множество машущих рук и ему казалось, что где-то, среди них, ему машет та самая рука.
x x x
Майк Крайтон вскочил на ноги - со стороны границы на них двигалось коричневое облако пыли:
- Это мексиканцы!
Джим Факер молча достал свой "магнум", снял его с предохранителя и воткнул за пояс, под куртку.
- Джим, это еще зачем? Ведь мы не должны им ничего давать. Харрис сам перевел им деньги в банк Асуэрте. Им нет смысла что-либо предпринимать против нас. Они просто привезут пакет.
- Ты еще не знаешь этих макак, Майк. От них всего можно ожидать. А перво-наперво надо проверить, не подсунули ли они нам какую-нибудь отраву для тараканов вместо товара. Тогда мы имеем шанс влететь на двести тысяч.
- Вот пусть Харрис сам с ними и разбирается.
- А ты сможешь ему доказать, что это не ты подменил товар?
- Ты хоть знаешь, как выглядет настоящий товар?
- Разберемся. Я только по глазам этой макаки увижу, втюхивает он мне дерьмо, или нет.
Подьехала старая колымага, вся разрисованная рокерской символикой. Оттуда вылезли два грязных зачуханных мексиканца в пыльных и мятых пиджаках. Шейный платок у одного из них был скреплен застежкой с крупной жемчужиной. У него же в руке был пластиковый пакет.
-Буэнос диас, амигос! - приветствовал их Джим, левой рукой придерживая полу куртки. Мексиканец остановился и молчал. Джимми хлопнул себя по лбу и рассмеялся:
- Вот черт, пароль-то я забыл! Эй, амигос, все в порядке! "Каса вьеха!"
- "А тодо вида!",- осклабился мексиканец и протянул Майку сверток.
x x x
- Здравствуйте, Антонио.
- Баронесса! Сегодня вы замечательно выглядите! Вот в прошлый раз...
- Дорогой мой, вы так и не научились лгать. Это делает вам честь. Не будем об этом. Что это у вас в руках?
- Я принес вам одну из своих любимых книг. Она может скрасить вам несколько вечеров.
- Дайте-ка сюда... Эрик Фромм? Нет, Антонио, это уж слишком. Я понимаю, вы хотели меня успокоить, но это - все равно, что показать мне вырытую могилу. А я ее и так вижу. Садитесь и спрячьте эту книгу подальше.
1 2 3

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...