ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он облегченно вздохнул, не в силах сдержать улыбку.
— Доброе утро, — сказал он нежно и обнял ее одной рукой, прижимая к себе самым естественным жестом на свете. — Ты, — он заколебался, не зная, что именно хочет сказать ей. — С тобой все в порядке? — спросил он наконец.
Она кивнула и уткнулась ему в грудь.
— Да, — выдохнула она, согрев его кожу своим дыханием. — Со мной все хорошо. Лучше, чем когда-либо. Я самая счастливая женщина в мире.
Уилл рассмеялся. Он тоже был самым счастливым мужчиной в мире. Запустив пальцы в шелковые пряди ее волос, он сказал себе, что сейчас не время снова заниматься любовью. Им нужно о многом поговорить. Слишком много вопросов ждут ответа, и им много чего нужно выяснить.
— Тесс, — начал он.
— Мммм?
— Я… я думаю, нам надо поговорить.
Она рассмеялась.
— Вчера мы уже поговорили, не так ли?
Ему стало жарко при упоминании о прошлой ночи.
— Мы не смогли поговорить, были немного заняты, — сказал Уилл.
Так приятно чувствовать ее тело рядом. Их ноги переплелись. Ее руки обнимали его за талию. Он не мог сказать, где кончалось его тело и начиналось тело Тесс, они словно стали одним целым. И ему нравилось ощущение единения с Тесс. Очень нравилось.
— Но нам надо поговорить, — повторил он еще раз.
— Ммм, — промурлыкала она сонно. — Хорошо, попозже. Мне так хорошо с тобой. Так хорошо лежать здесь и обнимать тебя. И чувствовать, как ты обнимаешь меня.
— Нет, Тесс, сейчас, — сказал он.
Больше всего на свете ему сейчас хотелось обнимать ее. Движения ее тела говорили с ним на своем собственном языке, который был доступен только им с Тесс. Но все-таки он настаивал.
— Сейчас, Тесс.
Она, должно быть, расслышала нотку требовательности в его голосе, потому что отодвинусь и посмотрела ему в глаза. Теперь в комнате было достаточно света, чтобы Уилл мог разглядеть выражение ее лица. Она была напугана.
— Что случилось? — спросила Тесс.
Уилл хотел ответить, что все в порядке, но он не мог забыть о том, что, возможно, они совершили непоправимую ошибку, занимаясь любовью прошлой ночью. Уилл не мог забыть о лжи, которая окружала их.
Он считал, что Тесс беременна. Более того, он думал, что она беременна от другого, и считал, что у нее все еще есть чувства к нему. Странно, но теперь, когда выяснилось, что никого другого нет, их отношения с Тесс показались ему намного сложнее, чем они были раньше.
Потому что у Тесс не существовало никакого другого мужчины, а значит, и не было чувств к нему Более того, очевидно, она никогда не любила никого другого. Она всегда любила только Уилла. Его одного. И ее детская влюбленность вовсе не каприз, и она по-настоящему любит его.
Такая мысль пугала Уилла.
Он стал первым мужчиной в жизни Тесс. Она сделала ему самый ценный подарок, который женщина могла сделать мужчине. Испытанные им ощущения все еще мешали ему мыслить разумно.
— Прошлой ночью, — начал он. Но больше не смог сказать ни слова.
Тесс пришла ему на помощь.
— Прошлая ночь — одна из самых чудесных ночей моей жизни, — сказала она, улыбаясь самой красивой улыбкой, какую он когда-либо видел. Когда она смотрела на него так, Уилл чувствовал себя на седьмом небе.
— Да, — произнес он. — Так и было. — И, прежде чем она успела что-то сказать, добавил:
— Но, Тесс, все должно было случиться совсем не так.
Ее улыбка пропала.
— Что ты говоришь? Именно таким первый раз и должен быть.
— Я и имею в виду, — сказал он, — что раз для тебя это впервые, я должен был бы быть осторожнее. Почему ты не сказала мне?
— Я не хотела, чтобы ты был осторожным. Я хотела тебя таким, какой ты есть, — ответила она.
— Ты должна была сказать мне, Тесс, — настаивал он.
Она заколебалась.
— Но ты не спрашивал, — ответила она.
— Я не знал, что мне нужно спросить.
— Вот поэтому я и не сказала.
Теперь он совсем не понимал, что происходит.
— О чем ты?
Тесс отодвинулась и села в кровати, натянув простыню до самого подбородка, хотя ее руки оставались открытыми, и Уилл заметил красные пятна на нежной коже, которые, должно быть, остались от его пальцев. Он перевел взгляд на шею и заметил легкую красноту, оставленную его щетиной.
На Тесс его отметины, подумал Уилл. Он не хотел, но… Почему он испытывает такие ощущения при виде их? Почему его отметины выглядят так невероятно возбуждающе?
— Уилл, — начала она, — ты поверил, что я женщина, которая способна пойти на случайную связь и забеременеть. Не отрицай, — добавила она, когда он открыл рот, чтобы что-то сказать. — Ты поверил.
Ты не поверил бы мне прошлой ночью, скажи я, что я девственница. И все могло окончиться ссорой, а я не хотела ссориться с тобой. — Она сделала паузу, прежде чем продолжить:
— Я хотела заниматься с тобой любовью. И я знала, что, если я скажу правду, ты не захочешь.
— О, Тесс! — вырвалось у него.
Что он натворил! Он не должен был сомневаться в ее словах. Не должен был верить слухам. Он должен был с самого начала осознать, что Тесс не такая женщина, что с ней не могло случиться подобного. Уилл хорошо знал Тесс. Он знал, что она не такая. Так почему он поверил в сплетни других, вместо того, чтобы поверить ей?
Может быть, подумал он, что-то внутри него хотело верить, что Тесс способна на такое, а значит, и на подобное с ним? Он просто хотел Тесс Монэхэн. Хотел, чтобы она была сексуальной женщиной, а не младшей сестрой его лучшего друга.
И теперь она такой оказалась — самой сексуальной из всех женщин, которых Уилл знал. И она значила для него намного больше, чем просто младшая сестра лучшего друга. Она стала его возлюбленной. Она, вполне возможно, будет матерью его ребенка. Уилл отвечает за нее. За них.
— Тесс, мы не предохранялись прошлой ночью, — вырвалось у него. — Я подумал, что ты могла забеременеть. Я знал, что ты не спишь с кем попало, и я всегда осторожен, потому и не использовал презерватив. И поскольку у тебя никого до меня не было, полагаю, ты тоже никак не предохранялась.
Она медленно кивнула.
— Нет. Я думала прошлой ночью только о тебе. О том, как сильно я тебя хочу. Мне даже в голову не пришло… извини, — сказала она мягко.
— Я виню только себя, — произнес он.
— Но здесь и моя вина тоже, Уилл, — возразила Тесс.
— Но я должен был подумать о предохранении. Я мужчина.
Она открыла рот, ошеломленная его заявлением.
— Но я женщина. Я страдала бы от последствий, а не ты. Я должна была помнить.
— Тесс, ты не знала…
— То, что я никогда не занималась любовью до прошлой ночи, не означает, что я ничего не знаю Я знаю о сексе, и о детях, и о вирусе иммунодефицита. Я должна была принять меры. Единственной причиной, по которой я ничего не сделала… — она замолчала, словно не хотела говорить о ней Уиллу.
— Какая? — вопросительно посмотрел он.
Она тяжело вздохнула.
— Я была с тобой.
— Значит, если бы на моем месте оказался кто-нибудь другой, ты вспомнила бы? — спросил он подозрительно.
Она встретила его взгляд.
— Тогда я никогда не оказалась бы с ним в постели.
О ее признании, пронеслось в голове Уилла, он подумает позже, когда будет один.
— Тесс, ты могла забеременеть, — сказал он.
— Я так не думаю, — проговорила Тесс. — Время было безопасное. Вероятно, я не беременна.
— Но гарантии нет, не так ли?
— Нет, — подтвердила она.
— Значит, есть вероятность, что ты могла забеременеть прошлой ночью.
С удивительным спокойствием Тесс произнесла:
— Да.
— Значит, нам нужно что-то придумать.
Она настороженно взглянула на него:
— И что ты предлагаешь?
Просто скажи ей, Уилл Дэрроу, приказал он себе.
— Пожениться, — сказал он. — Тесс, я думаю, мы должны пожениться.
Глава 9
Тесс не поверила своим ушам.
— Пожениться? — переспросила она недоверчиво. — Пожениться? Ты серьезно?
Уилл кивнул.
— Если ты беременна, мы должны будем пожениться ради нашего ребенка. Мне кажется, ты уже достаточно настрадалась, слыша за спиной разговоры о незаконном ребенке. Поэтому, думаю, нам следует пожениться. И как можно скорее, чтобы не пошли сплетни о преждевременном рождении ребенка. Тогда можно будет объяснить, что ты забеременела в наш медовый месяц.
Она вздохнула и отрицательно покачала головой.
— Ты предлагаешь жениться на мне, потому что хочешь, чтобы ребенок, которого может и не быть, родился законным?
— Проклятье, но это чертовски хорошая причина, — сказал он, защищаясь.
— Но единственная? — спросила она.
Лицо Уилла застыло.
— Ну… в общем… да, — произнес он. — Это будет благородным поступком.
Благородный поступок, повторила Тесс про себя. Все ее мечты и надежды рассеялись, как дым. Всего две минуты назад она думала, что все ее мечты о браке с Уиллом станут реальностью, но минуты прошли, и она поняла, что мечты ее нереальны. Он только что предложил ей выйти за него замуж. Ничего на свете она не хотела так сильно, как выйти за Уилла. Но он сделал свое предложение только потому, что хотел поступить благородно. Благородно.
Да как он посмел!
Когда он пришел к ней домой на ужин и они провел весь вечер вместе, он тогда чуть не поцеловал ее на прощание. Она подумала, что он неравнодушен к ней. С того вечера она надеялась, она верила, что, может быть, Уилл испытывает к ней те же чувства, что и она. И может быть, когда он узнает, что она не беременна от какого-то бандита, — и как еще она могла доказать это, как не позволить ему быть ее первым и единственным мужчиной? — тогда у них будет шанс создать что-нибудь вместе. Что-нибудь особенное.
Но она и предположить не могла, что после ночи, проведенной вместе, Уилл разрушит все ее романтические иллюзии словами о «благородном поступке».
Господи, какая я глупая, подумала Тесс.
Все, что она хотела от Уилла, — чтобы он любил се. Ей нужна была его любовь. Оказывается, он хотел и мог дать ей только сознание своего благородства. Слово «любовь» он не произносил.
— Нет, — сказала она твердо.
В первое мгновение, он, казалось, не понял, потому что никак не отреагировал. Затем очень тихо и медленно переспросил:
— Что?
— Я сказала «нет», — произнесла Тесс, выделив последнее слово. — Я не выйду за тебя.
Повисла тишина. Его единственная реакция выразилась словами:
— Но прошлая ночь…
— Прошлая ночь, — перебила она, — была больше, чем процесс зачатия ребенка. Во всяком случае, для меня.
— Но…
— И если единственная причина, по которой ты хочешь, чтобы мы поженились, — ребенок, то я считаю ее недостаточной. Вот и все.
У Тесс разрывалась сердце. Она и представить себе не могла, что сможет отказать Уиллу, даже если его предложение руки и сердца не продиктовано любовью. Ничто не могло сделать ее счастливее, чем идти рука об руку с Уиллом к алтарю и, стоя перед священником, давать друг другу клятвы в вечной любви. Но она хотела, чтобы Уилл любил ее и не мог жить без нее. Она хотела, чтобы Уиллу была нужна она.
Вероятность, что она забеременела, не так уж и велика. Меры предосторожности не казались ей необходимыми. Сейчас она вдруг поняла, как легкомысленно поступила. Глупо было не предохраняться. Но она действительно ни о чем не думала Она снова упрекнула себя в глупости. Дура, назвала она себя. И не только потому, что не подумала о мерах предосторожности прошлой ночью, но и из-за всего остального.
Глупо было даже предполагать, что Уилл Дэрроу может когда-нибудь влюбиться в нее. Даже если он перестал смотреть на нее как на младшую сестру своих друзей, даже если он занимался с ней любовью, сводя ее с ума своими нежными прикосновениями, даже если он предложил ей выйти за него замуж… он не любил ее. Он не любил ее так, как мужчина любит женщину, с которой собирается пройти по жизни вместе. Он не любил ее, хоть они и разделили постель. Он ничего не ответил, когда она призналась ему в любви прошлой ночью. Он никогда не произнесет слов любви.
— Я думаю, тебе пора идти, — сказала она, сама удивившись решительности своего тона.
Она поправила простыню, в которую закуталась, желая одеться как можно скорее. К сожалению, она не заметила, что потянула простыню, закрывавшую грудь Уилла.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...