ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Москва; 2002
ISBN 5-7024-1489-6
Аннотация
Разве мог знать Кеннет Лэверок, заглянув однажды вечерком в прибрежный паб, что именно здесь ему суждено встретить свою судьбу — рыжеволосую упрямицу и бунтарку Шатти Арран? Но судьба коварна и насмешлива, обличий у нее много, но которое из них — истинное? Кеннет влюбился без памяти в безвестную официантку… А вот как быть с наследницей миллионного состояния?
Лора Патрик
Союз двух сердец
Глава 1
Кеннет Лэверок сидел в темном углу забегаловки старика Викмана, цедя степлившееся пиво и наблюдая за постоянными посетителями. Дело было в пятницу, и, как всегда, народу в зал набилось, не продохнуть. В пабе «У старого Викмана» любили отдыхать рыбаки, их родня и приятели, поскольку заведение выходило фасадом прямо на гавань Арброта, прибрежного городишки в области Тэйсайд.
Собственный дом Кеннета, суденышко с гордым названием «Морской ястреб», стоял у причала меньше чем в миле отсюда. Хотя декабрь выдался по-зимнему зябкий и штормовой, отцовская шхуна, уютная и теплая, представляла собой идеальное место для того, чтобы закончить книгу.
Сегодня вечером Кеннет явился к Викману как раз за тем, чтобы потолковать кое с кем из рыбаков об опасностях Северного моря, подстерегающих тех, кто живет рыбной ловлей. Он успел уже переговорить с пятью моряками, щедро употчевав их пивом, чтобы языки развязались, а в промежутках между фразами черкал заметки на салфетках и подставках для кружек.
И теперь, закончив с делом, Кеннет просто отдыхал, наслаждаясь с детства знакомой и привычной атмосферой портового паба. Большинство рыбаков Арброта в преддверии декабря уже перебрались южнее. Остались по большей части отщепенцы и неудачники — из тех, что не сумели завербоваться на суда, ведущие лов зимой.
Впрочем, к старому Викману наведывались не только рыбаки, но их невесты и жены — когда мужчины оставляли их, уходя в море. Куда пойти женщине, как не в паб, чтобы в обществе подруг забыть свои тревогу и беспокойство?
Неожиданно внимание Кеннета привлекла миниатюрная рыжекудрая официанточка, что пробиралась сквозь толпу, держа поднос с кружками высоко над головой. Надо сказать, что взгляд Кеннета уже не первый раз за вечер на ней задерживался. Было в симпатичной подавальщице нечто необычное: ну никак не вязалась она с этим местом и с этой работой! Кеннет — писатель все-таки — чувствовал подобные вещи нутром. Да, одета она как все официантки: холщовый передник, джинсы в обтяжку, топик «в облипочку» — ощущение такое, словно его нарисовали прямо на теле. Но, тем не менее…
И дело, конечно, не в ослепительно рыжих, явно крашеных волосах девицы и не в банально-ярком макияже. И даже не в маленьких ушках, каждое из которых украшено тремя разноцветными сережками-гвоздиками. Кеннет смотрел, как официантка переставляет кружки с подноса на стол, улыбаясь буйным гулякам… А, вот в чем дело: двигается она не так, как другие подавальщицы. Те виляют бедрами и завлекательно выпячивают грудь — ни дать ни взять носовые фигуры со старинных кораблей! А эта девушка ступает грациозно и легко, в манерах ее нет ничего вызывающего. Скользит по грязному полу точно по льду. Изгиб длинной, поистине лебединой шеи, изящное движение тонкого локтя… Впечатление такое, будто она не разносит пиво в забегаловке, а танцует на сцене. В балете «Жизель», например.
Подавальщица двинулась обратно к стойке, и Кеннет вскинул руку: стоит заказать еще кружку, чтобы полюбоваться на ее грациозные движения. Но едва девушка повернулась к Кеннету, заметив его жест, как какой-то тип из числа местного портового отребья ухватил ее за талию и усадил к себе на колени. И, не теряя времени даром, тут же схватил ее за грудь.
Кеннет застонал про себя: вот только этого не хватало! Ситуация грозила выйти из-под контроля, а никому, похоже, и дела нет до вопиющего безобразия. И выход может быть лишь один.
— Господи, до чего я ненавижу драки, — пробормотал он себе под нос. А затем встал из-за стола, в два прыжка пересек зал и оказался на месте событий. — А ну, отпусти даму! — приказал Кеннет, многозначительно сжимая кулаки.
Осовевший выпивоха поднял глаза и широко ухмыльнулся.
— Че т-тебе надо, красавчик?
— Я сказал, отпусти даму.
Официантка успокаивающе коснулась его плеча. Кеннет перевел взгляд на «пострадавшую» и только сейчас с изумлением заметил, как она молода. Он ожидал увидеть лицо, изборожденное морщинами, лицо, на которое годы тяжкого труда и невзгоды наложили неизгладимый отпечаток. Но облик юный девушки дышал такой свежестью, а черты казались столь совершенными, что Кеннет с трудом сдержал желание дотронуться до этой алебастровой щечки, чтобы удостовериться: это не мираж, а реальность.
— Я справлюсь, — негромко заверила подавальщица. — Тебе незачем вмешиваться. Я изучила методику разрешения конфликтов и начатки межличностной коммуникации. Я даже на спецсеминар ходила.
Если бы Лэверок вдумался в смысл услышанного, он бы, несомненно, опешил. Но голос официантки, грудной и выразительный, подействовал на Кеннета примерно так же, как глоток виски — в холодную ночь. От напевных модуляций по всему телу разлилось приятное тепло, а мысли смешались. Лэверок наклонился, завладел рукою девушки и рывком сдернул ее с колен выпивохи.
— Ты отойди, — посоветовал он. — Я сам с этим типом разберусь.
Но девушка осталась на месте, более того, предостерегающе вцепилась в его рукав. И от локтя к плечу тут же пробежала волнующая дрожь.
— Нет же, не надо. Я сама. Только не нужно драк. Силой ничего не решишь. — Официантка подняла на него глаза, такие ослепительно изумрудные, что у Кеннета перехватило дыхание. — Пожалуйста, — тихо попросила она.
Кеннет был в замешательстве. Хоть убей, не привык он бросать беззащитную женщину в беде.
Не его ли воспитывали на легендах и сказках о славных деяниях героев из клана Лэверок, которые по первому зову очертя голову рыцарственно бросались за тридевять земель спасать очередную даму! Кеннет обернулся. Завсегдатаи бара, затаив дыхание, наблюдали за происходящим, гадая, как поведет себя чужак. Подожмет хвост и обратится в позорное бегство или станет драться, как подобает мужчине? И в это самое мгновение судьба Лэверока решилась сама собою.
Краем глаза Кеннет заметил какое-то движение — это в голову ему летела пивная бутылка. Он увернулся. Бутылка пронеслась в каком-нибудь дюйме от его уха и угодила в одного из пирующих за столом забулдыг. Ударила его в плечо, отскочила на пол, со звоном разлетелась на тысячу осколков. А в следующее мгновение паб словно взорвался.
Официантка, схватив со стола нетронутую кружку с пивом, опрокинула ее на голову своему обидчику и «на закуску» со всей силы огрела его подносом. Кеннет снова увернулся, от очередной бутылки, а затем и кулака, нацеленного точнехонько ему в подбородок. Твердо вознамерившись отступить прежде, чем кто-то из них пострадает, он схватил официантку за руку и потащил прочь от эпицентра потасовки. Но не тут-то было. Девушку оттеснили в сторону, и ей волей-неволей пришлось выбираться своими силами.
Кеннет не мог не восхититься мгновенной реакцией здешних завсегдатаев. Они по-быстрому разобрались «кто за кого» и с энтузиазмом включились в происходящее, каждый — в меру своего разумения. Кто полез с кулаками в самую гущу свалки, а кто ограничился подбадривающими возгласами.
— Черт, терпеть не могу драк, — с досадой повторил Кеннет.
Как ему хотелось повернуться и уйти из паба от греха подальше! Но разве можно бросить злополучную официантку на милость разбушевавшихся забулдыг? А девица между тем управлялась с подносом, точно какая-нибудь валькирия — с мечом и шитом одновременно. Одного пьяницу она в сердцах ударила кулаком по голове, а второго, поспешившего на выручку приятелю, со всей силы толкнула в грудь, наступив ему при этом на ногу острым каблучком.
Похоже, безопасность виновницы драки никого особо не волновала. Завсегдатаи бара, в потасовке не участвующие, подбадривали дерущихся гиканьем и скабрезными шуточками. Прочие официантки забрались на стойку, чтобы, не дай Бог, не пропустить ничего интересного. Один из барменов повис на телефоне — видимо, вызывал блюстителей порядка. А второй извлек на свет бейсбольную биту и угрожающе ею размахивал. Побоище набирало силу, и Кеннет склонен был усомниться, что полиция прибудет к месту событий вовремя.
Дюжий громила облапил официантку сзади и приподнял над полом, словно пушинку. Кеннет шагнул вперед. Девушка ударила напавшего каблуком точно в коленную чашечку и громко закричала, зовя на помощь. И хотя внутренний голос советовал Кеннету воздержаться от вмешательства в чужие дела, он отлично понимал: судьба ему вляпаться в эту паскудную историю.
Зачинщик беспорядков высился над кучей-малой, точно скала над бушующим морем. Вот он протолкался к рыжей официантке, проорал ей в лицо что-то нелестное и занес руку, намереваясь отвесить смачную пощечину. И хотя роль рыцаря без страха и упрека всегда внушала Кеннету крайнее отвращение, иного выхода он не видел. Женщин бить не полагается, это в любой книжке черным по белому написано. Он решительно пробился вперед и загородил собою официантку.
— Только попробуй, — угрожающе произнес Кеннет.
— А кто мне помешает? Уж не ты ли? — прорычал задира. — Или ты, может, целую армию с собою привел?
Кеннет выругался сквозь зубы. Господи милосердный, как он ненавидит драки! Увы, бывают ситуации, когда, если считаешь себя мужчиной, этого не избежать.
— Я и один управлюсь, — заверил он.
А в следующий миг хорошо рассчитанный удар кулака пришелся верзиле точно в нос. Тот взвыл от боли, на пол хлынула кровь.
Настала очередь громилы, держащего официантку. Хороший хук слева — и парень, охнув, разжал захват. Кеннет схватил девицу за руку, но, к вящему его изумлению, она негодующе дернулась и крикнула:
— Отпусти!
Кеннет вновь рванул ее на себя.
— Только не вынуждай меня выносить тебя отсюда на руках! — грозно рявкнул он. — Не дождешься, так и знай!
Вот так оно все и начиналось для Гила с Рэндалом, его закадычных друзей. Именно так два доверчивых парня с размаху угодили в шелковые сети, расставленные коварными соблазнительницами. Встречаешь девицу в беде, вступаешься за нее по доброте душевной — и считай, все, конченый ты человек! И черт подери его, Кеннета, если он допустит ту же ошибку, что простодушный Гил или бестолковщина Рэндал.
— Никуда я не пойду! Я отлично могу сама о себе позаботиться! — И девица в сердцах ударила его каблучком по ступне.
Острая боль пронзила ногу от пальцев до самого бедра. Кеннет стиснул зубы, стараясь не высказать всего того, что думает об этом наказании Господнем в юбке.
— Послушай, ты, — произнес он с обманчивым спокойствием, — дважды я повторять не намерен. — Крепче сжав на запястье девицы железные пальцы, он потащил ее к двери.
— Помогите! — взвизгнула официантка. — Кто-нибудь, да помогите же!
— Уже бегут, — процедил сквозь зубы Лэверок:
— Пусть меня повесят, если я стану вытаскивать тебя отсюда на руках, точно героиню ковбойского вестерна! Дурак я, что ли, сам голову в петлю совать!
— На помощь, кто-нибудь! Меня похищают!
— А, да пропади все пропадом! — Кеннет остановился, нагнулся, подхватил девицу, перебросил ее через плечо и зашагал к двери.
Завсегдатаи, в драке не задействованные, восторженно заорали, а у кого-то хватило ума осыпать парочку попкорном — вроде как новобрачных на свадьбе осыпают рисом. Изобразив улыбку, Кеннет помахал остающимся, рванул на себя дверь и шагнул в холодную ночь.
Оказавшись снаружи, он первым делом огляделся по сторонам. Где-то за поворотом взвыла сирена: итак, из паба он выбрался вовремя.
Учитывая, что всю эту кашу заварил не кто иной, как он, пожалуй, с полицией ему встречаться незачем.
— Да отпусти же меня, — потребовала официантка, тщетно пытаясь вырваться.
— Позже, — пообещал Кеннет, переходя улицу и направляясь к докам.
Отойдя на приличное расстояние от паба, он снял девушку с плеча и поставил на землю, но выпустить не выпустил.
— Ты ведь не помчишься сломя голову назад, я надеюсь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...