ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лацканы я не мог трогать, так как в них был вплетен микрофон.Эта не часто используемая лестница, вероятно, вела к какому-нибудь выходу. Я продолжал спускаться, проверяя по дороге каждую дверь. Все они были заперты. Я подумал, что это хороший знак. Лестница оказалась тупиком, заполненным бочонками и заплесневелыми картонными коробками. Я поднялся на один пролет выше и прислушался. За дверью были слышны громкие голоса и топот. Я вспомнил, что, согласно планам дворца, этот выход на лестницу был рядом с главным входом в старый дворец. Было похоже, что я попал в ловушку.Я снова спустился вниз, отодвинул один из бочонков и взглянул на стенку за ним. Виднелся край дверной панели. Я отодвинул другой бочонок и обнаружил ручку, но она не поддавалась.Я подумал: насколько сильно можно шуметь, чтобы меня не услышали? И решил, что на многое рассчитывать не приходится. Единственная возможность спасения могла заключаться в коробках. Я отодвинул верх одной из них и заглянул внутрь. Она была заполнена заплесневелыми бухгалтерскими книгами. Пользы от них не было никакой.Следующая коробка была получше. Старая кухонная посуда, сосуды, миски. Я нашел большой нож для разделки мяса и просунул его в щелку двери. Но она была прочна, как будто должна была защищать ни больше ни меньше, как вход в банк. Я попробовал еще раз, дверь не могла быть очень крепкой, но на мое несчастье…Пришлось отступить. Может быть, единственное, что оставалось сделать— это отбросить всякую осторожность и попытаться взломать филенку. Я оперся плечом, отыскивая наиболее подходящее для этого место — и отпрянул к стене, держа в руке пистолет.Медленно, очень осторожно, дверная ручка поворачивалась… 8 Я был на грани паники, так сильно на меня подействовала ловушка, в которой я оказался. Я не знал, что делать. У меня была тьма инструкций, как действовать после устранения диктатора, но не было никаких, как прикрыть свое отступление в случае неудачи.Раздался скрип, и с двери посыпалась пыль. Я отошел как можно дальше и ждал. Возникшее было желание выстрелить я, правда, тут же подавил. Сейчас было важно только одно — ждать и смотреть.Дверь слегка приоткрылась. Мне это совсем не понравилось — меня осматривали, а я сам ничего не мог разглядеть. Хорошо, что у меня был вид безоружного человека — крохотный пистолет надежно спрятан в моей руке. Но было ли это преимуществом? Я не знал.Неопределенность не правилась мне.— Нехорошо, — сказал я. — Вы устроили сквозняк. Идите сюда!Я говорил с гортанным парижским акцентом, который слышал наверху.Дверь открылась шире, и за ней появился парень с испачканным сажей лицом. Он щурился и глядел наверх, на лестницу. Мотнув головой назад, он произнес:— Сюда, пожалуйста, — голос у него был довольно хриплый.В данных обстоятельствах я не видел причин отказываться. Я прошел мимо бочонков и, наклонившись, нырнул в низкий дверной проем. Как только человек закрыл дверь, я вернул пистолет на прежнее место в рукаве.Мы стояли в сыром мощеном туннеле, освещаемом электрическим фонарем.Я не хотел, чтобы он видел мое лицо, поэтому повернулся спиной к свету.— Кто вы? — поинтересовался я.Парень протиснулся вперед и подхватил фонарь, едва взглянув на меня.— Я — человек немногословный, — сказал он. — Я не люблю задавать вопросы и не люблю отвечать на них. Идемте.Я не мог позволить себе спорить по этому поводу и последовал за ним. Мы прошли по проходу, затем спустились вниз и очутились в темном помещении без окон.За поломанным столом, на котором потрескивала горящая свеча, сидели двое мужчин и темноволосая девушка.— Все в порядке, Миче, — сказал мой проводник. — Вот этот голубок.Миче развалился на стуле и дал знак, чтобы я подошел к нему. Он взял что-то со стола, похожее на нож для разрезания бумаг, и стал ковыряться в зубах, косясь на меня.Я решил не подходить слишком близко к столу.— Судя по форме, один из этой псарни, — сказал он. — В чем дело, ты укусил кормившую тебя руку? — Человек весело засмеялся.Я промолчал, думая, что надо дать ему возможность высказаться, если уж ему так хочется этого.— Судя по шнуркам, — унтер-офицер, — продолжал он. — Что ж, там, наверху, будет очень интересно узнать, куда ты делся? — Тон его изменился.— Выкладывай, почему ты в бегах?— Пусть этот мундир не беспокоит вас, — начал я. — Давайте считать, что я одолжил его. Тем, наверху, мой вид не очень-то понравился.В этот момент в разговор вступил второй из сидевших:— А ну, парень, подойди поближе к свету.Я не решился упираться, и вышел вперед, прямо к столу, и чтобы быть уверенным, что они поймут мой замысел, поднял свечу и осветил ею лицо.Миче так и застыл с ножом в руке. Девушка стремительно вскочила и перекрестилась. Другой мужчина, как завороженный, уставился на меня. Все получилось весьма внушительно. Я поставил свечу назад на стол и небрежно сел на пустой стул.— Возможно, вы можете сказать мне, — я говорил негромко, но твердо, — почему мне не удалось обмануть их?Заговорил другой мужчина:— Вот в таком виде вы и показались перед ними?Я кивнул.Он и Миче переглянулись.— Друг мой, неужели вы не поняли, что здесь вы представляете большую ценность, — сказал через мгновение незнакомец.— Но вам нужна некоторая помощь. Чика, принеси нашему новому товарищу вина.Девушка, все еще с широко раскрытыми глазами торопливо бросилась к закопченному буфету и стала наощупь искать бутылку, поглядывая на меня через плечо.— Так что же случилось наверху? — спросил Миче. — Сколько времени вы были во дворце? Сколько человек вас видело?Я вкратце рассказал о случившемся, опустив только способ моего проникновения во дворец. Казалось, это вполне их удовлетворило.— Похоже, что только двое видели его лицо, Грос, — заключил Миче. — И оба они покинули сцену.Он повернулся ко мне.— Хорошенькое дельце — пристукнуть Соувета. И вряд ли кто будет жалеть о Пине. Между прочем, где же твой пистолет? Может быть, ты отдашь его мне? А?Он протянул руку.— Понимаете, в темноте я обо что-то споткнулся, выронил его, а искать не было времени.Миче недовольно хмыкнул.— Боссу будет очень интересно с вами побеседовать, — сказал Грос. — И чем скорее, тем лучше.Кто-то, тяжело дыша, вбежал в комнату.— Скажи, шеф, — начал он, — мы наделали шуму в башне…Он остановился, как вкопанный, и весь напрягся. Лицо его выразило безмерное удивление. Рука шарила по бедру в поисках пистолета, взгляд метался от одного лица к другому.— Что… что…Грос и Миче расхохотались.— Успокойся, Паук, — Миче первым прекратил смеяться. — Байард перешел к нам!Тут даже Чика хихикнула.Паук продолжал стоять, недоумевая.— Ничего не пойму, — еле выдавил он.С его побледневшего лица не сходила гримаса сильного испуга. Миче вытер лицо платком, откашлялся и сплюнул на пол.— О'кей, Паук. Не волнуйся. Это просто точная копия. А теперь веди сюда ребят.Паук стремительно выскочил из комнаты. Я ничего не понимал. Почему некоторым из них было достаточно внимательного взгляда, чтобы раскусить меня, а вот этот парень был абсолютно уверен, что я — диктатор?Я должен был понять причину! Было что-то, что я делал неправильно.— Не могли бы вы объяснить, — попросил я, — что не так в моей одежде?Миче и Грос переглянулись.— Что ж, дружище, — сказал Грос, — смотри на вещи проще, и мы доставим тебя куда надо. Ты хотел, проникнув во дверец, шлепнуть старика, не так ли? Что ж, при поддержке Организации ты сможешь это сделать.— Какой Организации? — изумился я.Миче, покачав головой, вмешался в наш разговор.— Не забывай, дружище, что сейчас вопросы задаем мы! Как твое имя? Чем занимаешься?Я взглянул на Гроса. Мне очень хотелось знать, кто из них старший.— Мое имя Байард, — ответил я.Миче, щурясь, прохаживался вдоль стола. Он был крупным парнем с большой головой и маленькими глазками.— Я спросил, как тебя зовут, — рявкнул он. — Обычно я дважды не спрашиваю, заруби себе на носу.— Пусть будет так, Миче, — вмешался Грос. — Он прав. Он должен оставаться в своей роли, если он намерен хорошо ее сыграть. Я уверен, что он вполне способен на это. Пусть так и останется. Мы тоже будем звать его Байардом.Миче взглянул на меня.— Да, в этом есть определенный смысл, — согласился он. — Мне кажется, что с этим человеком мне будет очень трудно поладить.— Кто тебя поддерживает, э… Байард? — спросил Грос.— Я — одиночка. Во всяком случае, до сего момента. Но, кажется, я кое-что упустил. Если ваша организация меня примет, я полажу с вами.— Порядок, дружище. Мы принимаем тебя, — кивнул головой Миче.Мне не нравился вид этой пары головорезов, но не мог же я встретить здесь великосветскую компанию. Насколько я догадывался, Организация была подпольной антибайардовской партией. Я огляделся. Комната эта, казалось, была выдолблена в стенах дворца. По-видимому, они развернули шпионскую деятельность по всему зданию, используя потайные ходы.Комната быстро наполнялась людьми, одни попадали сюда по лестнице, другие — через дверь в дальнем углу. По всей вероятности, они получили какой-то приказ. Все с любопытством разглядывали меня, переговариваясь между собой, но не удивляясь.— Вот и ребята, — сказал Грос, глядя на них. — Стенные крысы.Я пробежал взглядом по дюжине головорезов пиратской наружности. Грос дал им точное определение. Я снова взглянул на него.— Хорошо, — сказал я. — С чего ж начнем?Они, конечно, не были товарищами того рода, каких я хотел бы иметь в этом мире, но они смогут восполнить пробелы в моем внешнем виде и помогут стать на место Байарда. Я мог бы только благодарить судьбу за такую удачу.— Не спеши, милый, — засмеялся Миче. — Подготовка требует довольно много времени. Нам важно потренироваться на макете дворца, который будет построен за городом. Не забудь, что перед тем, как ты снова попытаешься проникнуть сюда, тебя ждет бездна работы.— Но я же уже здесь, — сказал я, обращаясь к Гросу. — Почему бы не попробовать сегодня? Зачем уходить отсюда?— Над твоей внешностью необходимо поработать, — сказал Грос. — Кроме того, операция должна быть тщательно спланирована. Надо обдумать, как получше воспользоваться подменой и подстраховаться от измены.— И никакого плутовства, милый, — добавил Миче.Заросший массивный человек из толпы вступил в разговор:— Мне не по душе этот парень, Миче. Лучше отдай его мне, чтоб я укокошил его и похоронил под полом.К его поясу был пристегнут большой кинжал парашютиста. У меня не было сомнений, что он просто жаждет пустить его в ход.Миче взглянул на него.— Не сейчас, Гастон, — покачал он головой.Грос потер подбородком.— Пусть вас, ребята, не беспокоит Байард, — сказал он. — Мы с него не будем спускать глаз.Он посмотрел на Гастона.— Ты, конечно, специалист своего дела, парень, но мой тебе совет — не торопись. Если с ним что-нибудь случится, тебе не поздоровится.Меня успокаивала мысль о пружине под запястьем. Я чувствовал, что Гастон далеко не единственный в этой толпе, кто терпеть не может чужаков.— Для нас важно время, — сказал я. — Пора действовать.Миче подошел совсем близко ко мне. Он похлопал меня по плечу и произнес:— У тебя рот, как хлопушка. Здесь отдают приказы Грос и я.— Да, — усмехнулся Грос. — Нашему другу еще многому предстоит научиться. Но вот насчет одного он прав: время — деньги. Байард должен вернуться сюда завтра. А это значит, что сегодня мы уходим, если не хотим, чтобы эти герцоги верховодили кадровыми военными. Миче, пусть ребята собираются. Я хочу, чтобы все было уложено быстро и тихо. Не забудьте выделить надежных людей в резерв.Он повернулся ко мне. Миче в это время начал отдавать распоряжения своим людям.— Наверное, тебе стоит немного перекусить сейчас, — заметил Грос. — Нам предстоит долгий путь.Я был озадачен. Я полагал, что сейчас ночь. Посмотрев на часы, я отметил, что прошел всего час и десять минут с тех пор, как я очутился во дворце. Да, приходится еще раз констатировать, что время движется чертовски медленно.Чика вынула буханку хлеба и брусок сыра из буфета и поставила еду на стол. Нож лежал рядом. Я насторожился.— Можно взять нож? — спроси я.— Конечно, — сказал Грос. — Ешь.Он запустил руку под стол и вытащил короткоствольный пистолет, который положил перед собой.Миче вернулся к столу, когда я дожевывал ломоть хлеба. Хлеб был отличным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...