ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Cherckes
«Штернберг Л.Ф. Скоростное конспектирование»: «Высшая школа»; Минск; 1988
Аннотация
Описана система скоростной конспективной записи, позволяющая повысить в несколько раз скорость записи и при этом получить конспект, удобный для чтения и способствующий запоминанию материала. Излагаемая система позволяет на общей основе создать каждому человеку личные приемы записи, эриентированные на специфику конспектируемых текстов.
Книга может быть полезна студентам, школьникам старших классов, научным работникам, слушателям курсов повышения квалификации.
Скоростное конспектирование
ВВЕДЕНИЕ
Что делает человек в читальном зале библиотеки? Разумеется, читает. Что делает человек на лекции? Слушает лекцию, конечно.
А что еще обычно делает человек в читальном зале или на лекции? Приглядитесь: почти перед каждым читателем научного читального зала и перед каждым слушателем научной или учебной лекции лежит тетрадь, а в руке — авторучка. И читатели, и слушатели конспектируют.
Сколько же времени тратит все человечество на конспектирование?Точного или хотя бы приближенного ответа на этот вопрос, по-видимому, никто не даст: не считали. Но ясно одно: много. Очень много. Невероятно много. Чтобы понять, насколько много, достаточно представить себе только конспектирующую армию студентов. А ведь есть еще научные работники, инженеры, слушатели разнообразных курсов.
Нельзя ли чем-нибудь помочь этой армии конспектирующих? Например, когда человечество осознало, сколько времени тратится на чтение, возникло скорочтение: обнаружилось, что некоторые люди читают значительно быстрее остальных, хотя их этому никто не учил, — попробовали изучить, как они это делают, и оказалось, что скорочтению может научиться каждый. А нельзя ли научиться конспектировать быстрее? Хотя бы раза в два, еще лучше — раза в три-четыре. Причем конспектировать так, чтобы конспект потом и читался легко, а не расшифровывался как головоломка, Оказывается, можно! И самое интересное заключается в том, что технике скоростного конспектирования научиться гораздо легче, чем скоростному письму (стенографии) или скоростному чтению. Попробуйте, и вы убедитесь в этом сами.
Давайте проведем эксперимент. Возьмите карточку, показанную на рис. 1,а, покажите ее вашему товарищу и спросите, что на ней записано. Ответ будет моментальным: «Теорема Пифагора», Теперь проделайте то же самое с карточкой 1,б. Ответ вы получите тот же, но вам придется подождать секунд 10: они нужны для того, чтобы прочитать и осознать текст. Тот же опыт с карточкой 1,в, можно проводить только с тем, кто знает стенографию, а ответ вы получите секунд через 30: запись надо не просто прочесть, а расшифровать.

Почему же такая разница? Ведь записано одно и то же. Все дело в том, как записано. Исходным вариантом является текст 1,б, но так писать довольно долго. Вариант 1,в — это зашифрованный текст. Пишется такой текст быстрее, но читается хуже. Вариант же: 1,а — это уже обработанный для наилучшего восприятия текст, который читается моментально, да и пишется быстро.
Теперь давайте понаблюдаем за авторами этих текстов — студентами А, Б и В — ни лекции (т.е. при записи текста) и при подготовке к экзамену (т.е. при чтении своего конспекта).
Лекция. Почти не поднимая головы, с максимально возможной скоростью пишет Б, выбрасывая окончания, иногда целые слова, теряя смысл: осознать некогда — все время поглощает запись. Несколько лучше обстоят дела у студента В: запись отнимает меньше времени, есть время осознать смысл записываемого. И только у студента А проблемы нет: если текст «дан прямоугольный треугольник» звучит 3 секунды, то на рисование треугольника уходит секунда, еще одна — на обдумывание, как записать эту фразу, и еще секунда остается в резерве.
Сессия. В это время все студенты проводят тот самый эксперимент, с которого начали и мы: они читают свои конспекты, осмысливают и запоминают прочитанное. У студента А двойное преимущество: во-первых, ему легче читать, так как перевод слов в их смысл уже частично выполнен, и в конспекте он видит не слова, а уже готовые образы, во-вторых, ему легче запоминать, так как этот материал уже один раз был осмыслен на лекции в процессе обдумывания, как лучше записать эту фразу. Кроме того, зрительные образы (типа рисунка треугольника) запоминаются лучше, чем описательный текст. Студент Б, скорее всего читает свой конспект как впервые увиденный текст; на лекции все прошло мимо сознания. Кстати, студенту В, который благодаря умению стенографировать, не очень утомлялся на лекции, сейчас приходится трудновато, так как расшифровка стенографической записи требует дополнительных умственных усилий (в стенограмме хуже распознаются отдельные буквы).
Может быть авторами этих записей являются не студенты, и сделаны они не на лекции. Но и тогда ясно, что быстрее всех справился с записью автор А, а дольше всех писал Б; и когда надо будет прочесть записанное, то легче всех придется автору А, а труднее всех — автору В.
Как видим, у автора А (независимо от того, писал он в условиях дефицита времени или нет) одни преимущества: ему легче и писать, и читать, и запоминать. В отличие от авторов Б и В, которые записывают текст, А записывает в своеобразной форме смысл этого текста — за счет этого и экономится время. Для того чтобы писать быстро и запись получалась легко воспринимаемой, нужно немного потренироваться. Во-первых, надо освоить рад технических приемов, а во-вторых, прежде чем писать, надо подумать, как записать. Если вы конспектируете в библиотеке, то это сделать несложно, а затраты умственной энергии затем окупятся удобством чтения конспекта. Но и на лекции можно успеть подумать: это только кажется, что на лекции думать некогда, на самом деле человек думает примерно в 10 раз быстрее, чем пишет, поэтому затраченное на обдумывание время с лихвой окупается при письме.
Опыт показывает, что можно научиться быстрому конспектированию. Разумеется, описанные ниже приемы надо пробовать применять по одному, и только почувствовав, что определенный прием вы начинаете использовать автоматически, можно пробовать применять следующий.
1. ЗАПИСЬ СЛОВ, СЛОВОСОЧЕТАНИЙ, ТЕРМИНОВ
Урок 1. О Канторе и кванторе.
Кантор придумал кванторы, Это не каламбур, а исторический факт: немецкий математик Георг Кантор придумал и ввел в математичеокую запись знаки, получившие название кванторов:
—V — каждый, всякий, для каждого; 3 — существует.
Эти значки представляют собой перевернутые первые буквы немецких слов Alle — все и Existieten — существовать. Эти слова распространены в математических текстах, и для экономии времени Кантор и придумал эти сокращения.
Давайте воспользуемся приемом Кантора и сами введем аналогичные сокращения для часто встречающихся слов. Кажется, нет такой науки, при . изложении которой вы не услышите слов «рассмотрим» и «получим». Вот для этих слов можно и ввести наши первые сокращения: b (или 9) — рассмотрим; U — получим.
Эти символы легко пишутся и хорошо отличаются от букв — их ни с чем не спутаешь. А что делать, например, со словом «построим» — буква "П" уже использована? Ну что же, давайте положим ее набок: ] или [ . Этот прием не является новинкой для студентов. Во многих вузах студенты-математики используют «квантор» L — пусть, образованный от англ, Let — пусть.
Какие еще слова можно так сократить? Это зависит от того, с какими текстами вам приходится иметь дело: математическими, техническими, общественно-политическими. Выбирайте наиболее длинные и часто употребляющиеся слова и вводите для них сокращения-кванторы. Если, например, ваша работа связана с педагогикой, го вам необходимы, например, такие кванторы:
U — применять; 8 — выявлять; k — контролировать; b — руководить.
Еще раз подчеркнем, что сокращения каждый человек подбирает себе самостоятельно
Урок 3. Буква на службе
Во многих науках, особенно в тех, где используются математические и другие формулы, устоялась определенная система обозначений. Например, в электротехнике емкость обычно обозначают буквой — С, индуктивность — L. Если радиоинженер услышит фразу «у этой схемы L в 2 раза больше», то поймет, что речь идет об индуктивности. Это и подсказывает нам естественный прием сокращенной записи; вместо термина надо использовать соответствующее устоявшееся буквенное обозначение. Например, I — длина, v — скорость, а — ускорение, L — индуктивность, V — объем, рН — кислотность. Разумеется, лучше использовать латинские и греческие буквы, которые отличаются от русских. С этой точки зрения буква V для обозначения ускорения — это неудачное сокращение.
В энциклопедиях в рамках одной статьи понятия обозначаются заглавной первой буквой. Если в конспектируемом тексте часто встречается термин или словосочетание, которое многократно повторяется только в этом тексте, но не характерно для совокупности текстов, с которыми вы имеете дело, то для него можно ввести такое временное сокращение.
Урок 4. «Корейская грамота».
О непонятных письменах мы говорим «китайская грамота», подразумевая при этом, что записанный иероглифами текст — это что-то заведомо непонятное и что писать иероглифами крайне неудобно. Но, между прочим, четверть населения земного шара пишет иероглифами, и не исключено, что в. китайском языке о непонятных письменах говорят «русская грамота», Писать одними иероглифами, наверное, все же не очень удобно хотя бы по-тому, что их оказывается слишком много (точнее, неудобно не столько пи-сать, сколько изучать их и механизировать письмо: создавать пишущие ма-шинки и типографские наборные машины на иероглифах). А вот использовать иероглифы наряду с обычным алфавитным письмом, как это делают ко-рейцы, — почему бы и нет? (Корейцы собирают алфавитные символы в иероглиф, поэтому кажется, что в корейском тексте одни иероглифы).. Иероглифами мы пользуемся уже давно, только не замечаем этого, особенное математических текстах. Вот запись: «a + b», мы ее читаем «а плюс b». Почему мы этот крестик читаем «плюс», ведь в нем нет букв "п", "л" и т.д.? Потому что мы договорились читать этот иероглиф так и обозначать им сложение. Какой же это иероглиф, спросите вы, если он так просто пишется? А написание иероглифа не всегда сложно: простейшие корейские иероглифы состоят из одного (!) штриха (есть иероглифы и из 29 штрихов, но мы такие иероглифы применять не будем), Пользуются иероглифами и генетики; например, обозначения мужского и женского пола — это заимствованные из астрономии обозначения Марса и Венеры. Пользуются ими и астрономы для обозначения планет, зодиакальных созвездий и прочего (рис, 2).

Итак, раз мы уж используем эти «неудобные» иероглифы" то давайте их применять сознательно и более активно. Изобретите себе несколько иероглифов, позаботившись о том, чтобы они легко писались (одним росчерком, не отрывая пера от бумаги, и желательно без изломов линии) и легко отличались от букв, и введите их в свои записи, придав им какой-либо смысл. Что обозначает первый иероглиф? Все, что вам будет угодно и для чего не нашлось подходящего сокращения, образованного другими способами. Например, его можно использовать для сокращения слова «удовлетворяет», хотя с тем же успехом он может служить и сокращением слова «фактор» или любого другого.
Злоупотреблять этим способом образования сокращений, видимо, не стоит, но мы все же приведем несколько удачных иероглифов, получивших определенное распространение.
Стоит только попробовать, и вы увидите, что «корейская грамота» — довольно удобная вещь.
Урок 5. Древнеегипетский конспект.

На рис, 3 перед вами отрывок из «конспекта» по астрономии одного из древнеегипетских жрецов. Здесь написано «Сотис великая блистает на небе и Нил выходит из источников его» (т.е. разлив Нила начинается, когда на небе появляется звезда Сотис — так древние египтяне называли Сириус). Посмотрите, как записан этот текст: основная его часть — это не иероглифы-закорючки, а пиктограммы, т.е. упрощенные стилизованные рисунки. Даже непосвященный может понять, что речь идет о звезде и воде. Пиктограммы мы встречаем везде:
1 2 3 4 5 6

загрузка...