ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Нюблум Хелена
Как мальчик нашел друзей
Хелена Нюблум
Как мальчик нашел друзей
Далеко-далеко на юге есть чудесный край. Высокие горы, поросшие лесами, вздымаются там под самые небеса, а посреди гор широко раскинулась плодородная равнина. Весело течет по ней, устремляясь к югу, полноводная река, а с горных склонов наперегонки сбегают неугомонные ручейки, словно соревнуясь, кто первым прискачет.
Тучные луга пестреют цветами. Хлебное поле колышется, будто волны морские гуляют на просторе. Деревья в садах сгибаются под тяжестью сладких плодов. Но больше всего в этом краю растет винограда. Всю долину опоясывает кругом нескончаемое ожерелье виноградников. В их зеленых коридорах со всех сторон свисают миллионы виноградных гроздьев, сверху припекает солнышко, и они зреют, наливаясь соком.
С незапамятных времен жили в долине трудолюбивые люди; они возделывали землю и подрезали виноградные лозы; селения этого народа, словно птичьи гнезда, лепились по зеленеющим склонам. А на вершине гор, которые окружали долину, горделиво высились замки владетельных рыцарей.
В старину знатные рыцари нередко жестоко расправлялись с крестьянами, простой народ у них и пикнуть не смел, не то рыцари обрушивались на долину с окрестных утесов, словно орлы, готовые растерзать всякого, кто попадется в их железные когти.
Много-много лет тому назад в одном большом замке на высокой горе жил могущественный рыцарь. Звали его Рудольф-Рейнгольд Грозновзор. Однажды Грозновзор со своим войском нагрянул в долину, завоевал целый город и поработил его жителей; с тех пор они должны были не покладая рук трудиться на жестокого владетеля Фалькенштейна.
Поспеет по осени хлеб в поле, смелют люди зерно, навьючат на лошадей муку и везут наверх в замок много сотен мешков; созреет виноград, надавят из него вина - и вино тоже отправляют туда сотнями полных бочек.
Много лет так продолжалось, наконец все поняли, что дальше уж некуда терпеть; собрались люди и стали держать совет.
- Что же это делается! - сказал один старик. - Мы и пашем, и жнем, и муку мелем, а Грозновзор только ест наш хлеб и детей наших объедает.
- Что верно, то верно! - подхватил другой. - Стыд и срам, до чего дожили! Мы в поте лица растим виноград, подрезаем лозы, а как урожай поспеет, везем вино в Фалькенштейн, чтобы Грозновзор со своей ратью мог бражничать, а потом они спьяну да сдуру как раз и налетают на долину и нас же, мужиков, терзают, точно злые коршуны. Хватит уж, натерпелись!
- Хватит! Натерпелись! - закричали все в один голос.
И вот решили все сообща написать Грозновзору такое письмо:
"Довольно мы тебе послужили верой и правдой. Не хотим больше быть твоими подданными. Отныне, господин Грозновзор, ты уж сам себе как-нибудь промышляй пропитание, а из нашей долины никто не станет возить тебе ни мешков с мукой, ни бочек с вином".
Сказано - сделано. Долго ли письмо написать! Бургомистр составил грамоту и скрепил ее большой печатью, на которой изображен был серп, перекрещенный большим боевым мечом. Заминка вышла, когда стали решать, кому идти в замок с письмом: все понимали, что посланцу головы не сносить, живым из Фалькенштейна не вернешься.
Кого ни просили, все только отнекивались. Одному, оказалось, одеться не во что, у другого нога, как на грех, разболелась, третьему никак нельзя из дома отлучиться, четвертый сказал, что пути не найдет; словом, едва дошло до дела, у всех нашлись отговорки.
И вдруг кто-то возьми и скажи:
- А не послать ли нам мальчонку, Франца Йозефа?
Тут все обрадовались и закричали:
- Правильно! Лучше не придумаешь! Пускай Франц Йозеф отнесет письмо.
Франц Йозеф был бедный мальчик, все его просто звали Франсиком. У этого мальчика не было ни отца, ни матери, ни сестер, ни братьев; до двенадцати лет он рос в монастырской школе, где воспитывали сирот, а сейчас ему шел уже тринадцатый год, и он начал сам зарабатывать себе на жизнь. Франсик был смышленый мальчуган, и любое дело у него спорилось, поэтому все, у кого случалась лишняя работа, брали его в помощники. Надо землю вскопать на винограднике - зовут Франсика; затеет кто-нибудь дом строить - Франсик ему кирпичи подносит; хочешь весточку послать в деревню - Франсик мигом сбегает; некому за кучера сесть - Франсик на что! У него даже самая норовистая лошадь становилась послушной. Когда надо, он и младенца понянчит, пока мать в поле работает; умел он и шерсть чесать, и хмель перебрать, он и на похоронах за певчего, и на свадьбе за музыканта; словом, где не хватает работника, там всегда Франсик выручит. Руки у мальчика были умелые, ноги - быстрые, слово надежное, чего не надо, никогда не разболтает; за это все любили Франсика, и всегда для него находилась работа.
И вот пожаловал к Франсику сам бургомистр и объявил мальчику, что поручается ему от города важная служба: нужно, мол, сходить в замок Фалькенштейц и передать послание рыцарю Грозновзору. О том, что написано в этом послании, бургомистр не стал рассказывать, иначе Франсик сразу бы смекнул, что ему грозит смертельная опасность.
Конечно, все это прекрасно понимали, но рассуждали так: Франц Йозеф, дескать, сирота, без роду без племени, коли пропадет, ну и что тут такого! Вот мы - совсем другое дело, у нас дома жены, дети малые, а бедных мальчиков сколько угодно на свете. Ну а коли понадобится помощник, стоит только кликнуть, и мигом другой вместо Франца сыщется.
Принял Франц Йозеф из рук бургомистра большой конверт, повертел его в руках да и спрашивает:
- А как быть с ответом? Надо ли ждать?
- С ответом как быть? - переспросил бургомистр. - Ответа, пожалуй, не потребуется.
- Так значит, надо только отдать письмо и можно сразу возвращаться? спросил тогда Франсик.
- Можно! Как отдашь, так и дуй назад во все лопатки! - сказал бургомистр и с тем ушел.
Надел Франсик башмаки на толстой подметке, засунул в карманы два хлебца и фляжку с водой и спозаранку пустился в путь по дороге, которая вела в горы к замку Фалькенштейн. Замок виднелся высоко вверху на крутой скале, издалека он был похож на орлиное гнездо. С его башен как на ладони видны были три долины, на много миль протянувшиеся в разные стороны.
Дело было в августе, погода стояла жаркая, на безоблачном небе весело сияло солнце, и виноградные гроздья рдели в его лучах. Все подножие горы было сплошь занято виноградниками, и вначале путь Франсика лежал вверх но ступенькам, устроенным между каменных стен. На верхней ступеньке он обернулся, чтобы полюбоваться сверху на свой родной городок, озаренный солнцем. Ослепительной белизной сверкала монастырская церковь, и стрелки на башенных часах блестели так, словно были из чистого золота.
Но вот виноградники остались позади, дальше начинались горы. Сначала шли луга. Сено было уже убрано, и на покосе мальчику никто не повстречался. Миновав луг, он очутился на опушке каштанового леса. Отсюда все предметы в долине казались совсем маленькими. Домики, сараи и даже церкви - все было такое крошечное, что можно было подумать, будто это игрушки, разбросанные по зеленому ковру. Солнце палило все горячей, и мальчик скинул курточку. Тропинка все круче взбиралась в гору. Франсик взмок от жары, и ему захотелось пить. Тогда он присел под скалой, в тенечке, и достал из кармана фляжку.
Утолив жажду, мальчик решил отдохнуть. Он растянулся на траве и, напевая песенку, стал помахивать сломанным по дороге прутиком. Вдруг в зарослях папоротника послышался какой-то шорох: глянул мальчик и видит, что сверху к нему спускается юркая ящерка. Сверкнув на солнышке гибким тельцем, ящерка замерла, уставясь на Франсика блестящими глазками.
- Какая хорошенькая была песенка! - сказала ящерица. - Спой, пожалуйста, еще разок! Я просто без памяти люблю музыку.
- Изволь, если тебе угодно! - ответил Франц и снова спел свою песенку. А руку с прутиком спрятал от ящерицы за спиной.
Ящерка слушала песенку затаив дыхание, а когда мальчик кончил, сказала:
- Знаешь, Франсик! Сдается мне, что-то у тебя на уме! Твои черные глаза так и брызжут лукавством! Неужели ты исподтишка замышляешь что-то нехорошее?
- А я и сам еще не знаю! - отвечал ей Франсик, взмахивая прутиком. Только руки у меня так и чешутся хлестнуть тебя прутиком! Вот будет весело посмотреть, как он тебя напополам рассечет!
- Ишь, что ему вздумалось! - сказала ящерка, подбирая под себя хвостик. А по-моему, в этом нет ничего веселого, мне куда приятнее быть живой и нежиться на солнышке.
Насмешила Франца ящерка, хохочет он, а сам знай себе, вжик-вжик, прутиком по траве сечет.
- Знаешь что, Франсик! - говорит ему ящерка. - Жизнь у меня такая коротенькая. Уж ты не обижай меня, отпусти подобру-поздорову. Ты не пожалеешь - я еще сослужу тебе хорошую службу.
- Какую же ты, малявка этакая, можешь мне службу сослужить? - удивился Франсик, выпрямляясь во весь рост. - Ладно уж! Коли ты так вежливо просишь, я тебя не трону. Хочешь, побежим наперегонки и посмотрим, кто из нас первым доберется до Фалькенштейна!
- Я буду первая, вот увидишь! - прошептала ящерка и юрк в траву. - Прощай, Франц, и знай, что я тебя не забуду.
С этими словами ящерка скрылась из глаз, а Франц пошел дальше своей дорогой.
Солнышко поднималось все выше и выше, и все небо залили потоки ослепительного сияния. Домов и церквей в долине нельзя было уже разглядеть сверху казалось, будто кто-то кинул горсть белых камешков и они рассыпались по зеленому ковру. Все круче и круче взбиралась в гору тропинка, нырнув в лиственный лес, и наконец Францу снова пришлось присесть под деревом, чтобы отдохнуть. Отпил он два глотка из фляжки и отер рукавом пот со лба. Вдруг над головой у него кто-то защелкал. Глянул мальчик вверх и увидал белку, которая, примостившись на ветке, лущила шишку.
Белочка то и дело плевалась шелухой и заливалась веселым цоканьем: вот, мол, какой у меня вкусный завтрак, просто объедение!
Франц опустился на четвереньки и осторожно подкрался поближе. Стараясь не шуметь, он снял ружье, которое висело у него за спиной, и ухватил его за ствол, чтобы прикладом убить зверька. Но белочка внимательно следила черными, как бусинки, глазками: не успел он размахнуться, как она вскочила и в несколько прыжков очутилась на самой верхушке сосны.
- Что я тебе сделала? - спросила она испуганным голоском, высунув голову из ветвей, - что тебе от меня нужно?
- Да вот хочу добыть твой хвост, - сказал Франц. - Сошью себе к осени меховой воротник, и не страшен мне будет злой, пронзительный ветер, который дует со снежных вершин.
- Хвостик мне и самой пригодится, - сказала на это белочка и распушила хвост трубой. - Это мой хвостик, потому что я родилась хвостатой, а если ты убьешь меня и заберешь себе мой хвостик, значит, ты вор - жадный, бесхвостый воришка!
- Замолчи и перестань браниться! - сказал Франц, замахиваясь прикладом. Мне бы только не промахнуться, тогда мне и хвост достанется.
- Ой, не надо! Не надо! - запищала белочка и заметалась по дереву. - Это гадко, скверно и подло так поступать! Я не хочу, чтобы меня убивали прикладом. Ты гадкий, гадкий, гадкий мальчишка! Право же, это ужасно обидно - только соберешься спокойно позавтракать, и вдруг ни с того ни с сего тебя убивают! Вот если бы тебя так, тебе бы это понравилось, Франсик?
Белка все время суетилась и волновалась, но Франц уже опустил ружье.
- Милый Франсик! - верещала белка. - Отпусти ты меня подобру-поздорову! Я хочу еще пожить и попрыгать по веточкам! Это куда веселее!
- Ну, так и быть! Скачи себе куда хочешь! - сказал Франц и закинул ружье через плечо. - А не то боюсь, как бы мне не стали сниться твои перепуганные глазенки! Давай попробуем с тобой наперегонки - кто первым доберется до Фалькенштейна!
- Я буду первая, вот увидишь! - так и обрадовалась белочка и пустилась скакать с дерева на дерево. - Раз ты идешь в Фалькенштейн, то и я с тобой! Уж я не дам тебя в обиду, пока жива и могу скакать по деревьям!
С этими словами белочка скрылась из виду, а Франсик пошагал вперед своей дорогой.
Стало душно.
1 2 3
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...