ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Аурелия Хогарт
От любви не скроешься

1

Войдя в окутанную сумерками спальню и никого не увидев, Дэн Макгрегор прислушался. Ему показалось, что со стороны ванной доносится шум воды. Направившись туда, он приложил ухо к двери. Так и есть! Кто-то принимает душ.
Дэн скрипнул зубами. Все ясно, плещутся, голубчики, после возни в постели! Придется подождать, рано или поздно они выйдут.
Ждать довелось недолго. Вскоре шум воды стих, спустя минуту-другую дверь отворилась и на пороге появилась Сэнди – в махровом халате, с рассыпанными по плечам влажными спутанными волосами. Увидев Дэна, она испуганно вскрикнула, что конечно же подтверждало ее виновность. Подобная реакция могла быть только у человека с нечистой совестью.
На самом деле Сэнди лишь ахнула и не от испуга, а от неожиданности, но Дэн сейчас был не в том состоянии, чтобы вникать в нюансы. Его душила ярость. Он задыхался от бешенства, гнева, прочих малоприятных эмоций… и тем не менее обратил внимание на то, как красива Сэнди. Как свежа… Будто ее обошли стороной те без малого восемь лет, минувшие с момента разлуки.
Но эта мысль промчалась в мозгу со скоростью экспресса, не оставив после себя и следа. Свирепость Дэна не только не улеглась, но, наоборот, разбушевалась еще больше. Как будто красота являлась фактором, усугублявшим вину Сэнди.
Впрочем, для Дэна дела именно так и обстояли.
Сделав над собой усилие, он оторвал взгляд от изумленного – испуганного! – лица Сэнди и заглянул в ванную. К его удивлению, там никого не оказалось. Судя по всему, Сэнди плескалась под душем в одиночестве.
– Где он? – прохрипел Дэн, вновь в упор уставившись на Сэнди. – Признавайся!
Она моргнула раз, другой, потом разинула рот, но не проронила ни звука.
Дэн переменился в лице.
– Решила отмолчаться?! Думаешь меня перехитрить?! Не надейся, золотце, ничего у тебя не выйдет. Все равно найду! От меня не скроется… Не забыла, что я здесь все знаю как свои пять пальцев? Я принадлежу этому месту точно так же, как оно принадлежит мне. Понятно? Мне, а не тебе или тем более твоему ублюдку!
Вообще Дэн не собирался ехать в родительский дом, где не был почти восемь лет, с того дня, когда в должности разнорабочего взошел на борт сухогруза «Св. Патрик», отправлявшегося на другой конец света – вдоль западного побережья Африки, к мысу Доброй Надежды, в Кейптаун. Несмотря на долгое отсутствие в Бристоле, Дэна не тянуло пройтись по памятным местам юности, и он всячески отодвигал время посещения дома, в котором родился и вырос. В юности ему было там неплохо, но покинул он родное гнездо со скандалом, после которого на душе остался горький осадок, как ни странно задержавшийся и поныне.
Возможно, Дэн еще нескоро показался бы в окрестностях небольшого поместья «Вересковый лог», уютно расположившегося между двух пологих холмов – один назывался Хитер-хилл, другой Сейдж-маунд, – если бы не фраза, случайно оброненная всего час назад адвокатом Кевином Кроссом.
– М-да, миссис Макгрегор не позавидуешь… – протянул тот, глядя через окно на Сэнди, которая только что, сухо попрощавшись с ним и Дэном, покинула кабинет, а затем и офис.
Сейчас она шагала по тротуару, с гордо поднятой головой, направляясь к своей небольшой малолитражной «вива-воксхолл» нежно-розового цвета. Дэн еще подумал, что у Сэнди на удивление недорогой автомобиль, мог быть и более шикарным, как вдруг осознал суть того, что только что произнес Кевин Кросс.
Миссис Макгрегор…
Дэна будто кто в сердце кольнул. Ох, дьявол, а ведь у Сэнди сейчас та самая фамилия, которую он сам когда-то мечтал дать ей – свою собственную, Макгрегор! То есть окружающие называют Сэнди точно так, как если бы она была его, Дэна, женой: миссис Макгрегор. Но по иронии судьбы эту фамилию Сэнди получила от другого человека, пусть даже и имеющего к Дэну самое непосредственное отношение.
Вернее, имевшего, ведь Брэд Макгрегор, отец Дэна, отошел в мир иной.
Дэну до сих пор не верилось в это. Но еще больше – что Сэнди была женой его собственного отца. Та самая Сэнди, которую он когда-то боготворил! Каким-то образом она умудрилась до такой степени охмурить Брэда, что тот вступил с ней в законный брак.
Миссис Макгрегор, миссис Макгрегор, вертелось в мозгу Дэна, пока он провожал взглядом Сэнди. Это не требовало усилий, так как офис адвоката Кевина Кросса находился на первом этаже и улица прекрасно просматривалась из больших окон, в отличие от которых сам кабинет выглядел анахронизмом. Он будто был не рабочим помещением, а декорацией к фильму, среди персонажей которого числился какой-нибудь стряпчий или поверенный в делах, а события происходили в начале позапрошлого века. Подобное впечатление создавалось благодаря дубовым шпалерам и обилию уставленных книгами полок, занимавших все пространство двух противоположных стен – от пола до потолка.
Когда Сэнди села в автомобиль и укатила, Дэн повернулся к Кевину Кроссу.
– Согласен с вами, миссис Макгрегор сейчас в таком положении, что лично я не хотел бы оказаться на ее месте, но для меня это еще не повод отказываться от своих интересов.
Кевин Кросс опустил взгляд на разложенные на столе бумаги.
– Да-да, конечно… Я бы и сам не советовал вам отказываться от своих интересов, но только…
Дэн нахмурился.
– Что?
Посмотрев на него, Кевин Кросс едва заметно пожал плечами.
– Видите ли, с юридической точки зрения выдвинутые вами к миссис Макгрегор требования излишне категоричны. Если она обратится в суд, ей позволят провести в поместье Вересковый Лог по меньшей мере месяц. И только по истечении этого срока она обязана будет освободить дом.
Выслушав все это, Дэн уклончиво усмехнулся.
– Я понимаю, что Сэнди – или миссис Макгрегор, если угодно, – ваша клиентка и вы просто обязаны запугивать всех ее явных и воображаемых соперников…
– Что вы! – воскликнул Кевин Кросс. – У меня и в мыслях не было запугивать вас!
Дэн нетерпеливо махнул рукой.
– Наверное, я неправильно выбрал слово… Не запугивать, а, скорее, убеждать. Неважно. Сути это не меняет. Я лишь хотел подчеркнуть, что понимаю, чем вы руководствуетесь, излагая мне свою точку зрения.
– В каком-то смысле вы правы, – вздохнул Кевин Кросс. – Я пока еще обязан защищать интересы миссис Макгрегор. Тем не менее мне не хотелось бы, чтобы у вас возникло неправильное мнение насчет данной ситуации. Уверяю вас, у меня нет какого-то особенного расположения к миссис Макгрегор. Я отношусь к ней точно так, как к прочим своим клиентам. Считайте, что мне просто хотелось предостеречь вас от принятия поспешных решений.
Дэн слегка прищурился.
– Проще говоря, фразу «Выметайся из моего дома» вы считаете излишне эмоциональной, верно?
– Я… – начал было Кевин Кросс, однако Дэн поднял ладонь, жестом призывая его помолчать.
– Вы ошибаетесь, эмоции здесь ни при чем. Я всего лишь действую, как привык. К тому же я не юрист, поэтому в некотором смысле мне проще жить. Я поступаю, как считаю нужным, а не как предписывают неизвестно кем выдуманные правила. Вот и в данном случае я руководствуюсь единственно соображениями целесообразности, причем в моем собственном понимании этого слова. Так что мне нет нужды придерживаться предусмотренных законом сроков. И если я говорю «выметайся», значит, Сэнди должна подчиниться моему требованию, иначе ей придется туго.
Кевин Кросс выслушал Дэна с непроницаемым выражением лица, затем сдержанно произнес:
– Осторожнее, мистер Макгрегор. Вам бы следовало тщательнее выбирать слова.
– Вот как? – усмехнулся Дэн. – Что же такого вы в них усмотрели?
– В вашем заявлении присутствует угроза, – спокойно пояснил Кевин Кросс. – Хорошо, что здесь сейчас нет ни самой миссис Макгрегор, ни других свидетелей, иначе вам, возможно, еще пришлось бы вспомнить опрометчиво произнесенные фразы. Наверняка вы знаете, что некоторые люди в ходе общения с состоятельным человеком нарочно ищут повод, позволяющий к чему-нибудь придраться, а затем через суд добиваются выплаты компенсации за якобы причиненный моральный ущерб. Я сам вел два подобных дела, поэтому и беру на себя смелость советовать вам. По-моему, незачем накликать неприятности на свою голову.
Дэн сунул руки в карманы светлых полотняных брюк.
– Благодарю за совет, но я почти уверен, что Сэнди, то есть миссис Макгрегор, не станет обращаться в суд. Ей же дороже обойдется. По себе знаю, судебные тяжбы обходятся недешево.
– Вы недавно судились? – с плохо скрытым любопытством взглянул на него Кевин Кросс.
Дэн уклончиво усмехнулся.
– Пришлось доказывать необоснованность некоторых инсинуаций.
– Направленных в ваш адрес?
– Ну да… Иначе я ни за что не стал бы затевать судебную возню.
Кевин Кросс хоть и едва заметно, но явно сочувственно улыбнулся.
– Понимаю. Кхм… Что же касается дела миссис Макгрегор, то обстоятельства тут таковы, что не могут быть не учтены.
Несколько мгновений Дэн безуспешно пытался понять, что скрывается под последней услышанной фразой, потом в упор взглянул на Кевина Кросса.
– Послушайте, я понимаю, что по роду своей деятельности вы привыкли ко всякого рода словесным выкрутасам, но нельзя ли сделать для меня исключение?
На сей раз, похоже, сути не уловил Кевин Кросс.
– Да? – несколько неуверенно произнес он.
– Выражайтесь яснее, вот все, о чем я вас прошу!
– А! Хорошо. Собственно, я лишь хотел сказать, что вам не стоит обращаться с миссис Макгрегор так… э-э… жестоко.
– Так – это как? – нахмурился Дэн. – Жизнь вообще жестока, так сказать, сама по себе, а я, знаете ли, приехал сюда не благотворительностью заниматься!
– Да, но… обстоятельства…
Дэн метнул в Кевина Кросса гневный взгляд.
– Снова вы за свое! Я не признаю никаких обстоятельств!
– Э-э… вряд ли это возможно, сэр. Обсто… кхм… в общем, они таковы, что отмахнуться от них не удалось бы никому. Ну или почти никому. Дело в том, что… скорее всего, вы не знаете… и, наверное, мне следовало сообщить вам… Но миссис Макгрегор моя клиентка, поэтому так или иначе я должен стоять на страже ее частной жизни…
Дэн скрипнул зубами. В эту минуту он готов был поклясться, что никогда не встречал человека нуднее адвоката Кевина Кросса.
– Послушайте, если вам действительно есть что сказать, то выкладывайте. Я весь внимание.
Кевин Кросс вздохнул.
– Хорошо, в двух словах. Миссис Макгрегор проживает в поместье Вересковый лог не одна.
Недоуменно вскинув бровь, Дэн несколько мгновений в упор смотрел на Кевина Кросса, пытаясь сообразить, на что тот намекает. Не одна, вертелось в его мозгу, не одна… Значит, с кем-то.
С кем может жить молодая красивая женщина? Ответ напрашивается сам собой – с любовником. С кем же еще?
Не успел Дэн подумать об этом, как в глубине его души зашевелилось какое-то тяжелое мрачное чувство. Не ревность, нет, что-то другое. Он пока не мог найти определение. Впрочем, не особенно и искал.
– Не одна? – Голос Дэна странным образом переменился, зазвучал, как у больного ангиной, со скрежетом и хрипотцой. – Очень интересно… Кто же ее компаньон?
На этот раз Кевин Кросс не стал тянуть с ответом.
– Джилл. Позволю себе заметить, что сейчас, когда прояснились некоторые обстоятельства, миссис Макгрегор станет гораздо труднее содержать своего, как вы выразились, компаньона, и…
Содержать?!
Дэна перекосило от злости. Сэнди Джонсон, в которую он когда-то был без памяти влюблен и которая, выйдя замуж за его отца, стала называться миссис Макгрегор, лишилась средств, позволявших содержать хахаля! Ну и замечательно!
Тебе-то какое до этого дело? – прокатился в мозгу Дэна насмешливый внутренний голос, однако он проигнорировал его. Взамен спросил ледяным тоном, но испепеляя Кевина Кросса взглядом:
– Это и есть обстоятельства, которые вы советовали мне учитывать?
1 2 3 4
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...