ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тот развел руками.
– Естественно. Куда же от подобных обстоятельств денешься…
Он собирался добавить что-то еще, однако Дэн не стал слушать. У него потемнело в глазах от внезапного приступа ярости, в ушах зашумела кровь, и, оглушенный и почти ослепленный, он бросился из кабинета прочь.

2

Кевин Кросс успел что-то сказать вдогонку, но старания его были напрасны: Дэн, если бы даже захотел, все равно ничего не понял бы. В его висках будто стучали молотки, дыхание рвалось из груди толчками, в горле пересохло, во рту появился подозрительно напоминавший кровь привкус, как у какого-нибудь хищника, предвкушающего момент, когда он вопьется в теплую глотку жертвы – косули или архара – по имени Джилл…
Дэн на минутку остановился на крыльце, провел ладонью по лицу. В голову лезла всякая чушь, и виной этому была Сэнди.
Ярость бурлила в душе Дэна, переливаясь через край. При этом он понимал, что в настоящий момент не имеет к Сэнди никакого отношения, пусть даже по странной прихоти судьбы та и носит его фамилию. Понимал, но ничего не мог с собой поделать. Внезапная вспышка бешенства поглотила его целиком.
Только недавно похоронили Брэда, а эта негодяйка уже поселила в поместье своего хахаля! В доме, который Брэд возвел, когда дела основанной им строительной компании пошли в гору. В том самом доме, куда Брэд затем привел жену и где прошла вся его жизнь.
И где родился и вырос я! – промелькнуло в мозгу Дэна, после чего он сбежал по ступенькам и повернул налево, двинувшись в том же направлении, куда не так давно проследовала Сэнди.
Пусть мне пришлось покинуть «Вересковый лог» в неудачное время и не лучшим образом, эмоциональная связь с родительским домом ослабела, но все равно он мой, принадлежит мне по праву, я не никому не позволю превращать его в притон! – лихорадочно думал Дэн, мчась вдоль шеренги вязов с одинаковыми шарообразными кронами к арендованному «вольво», который был припаркован за углом, на некотором расстоянии от конторы Кевина Кросса.
Когда через несколько минут, распахнув дверцу, он плюхнулся в водительское кресло, в голове его по-прежнему жужжало одно и то же: Джилл… Джилл… Джилл…
Вот как зовут прохвоста, на которого Сэнди собиралась истратить деньги, оставшиеся после смерти Брэда!
– Ошибаешься, голубушка, – процедил Дэн сквозь зубы, поворачивая ключ зажигания. – Ничего тебе не удастся!
Тут Дэн был прав: Сэнди действительно не могла истратить причитающееся ей наследство Брэда и прекрасно об этом знала. Но ей была известна лишь одна причина, которая не позволяла растранжирить деньги, о второй она пока даже не догадывалась. Зато Дэн знал все, в первую очередь то, что его гнев лишен всякого смысла – хотя бы потому, что Сэнди в любом случае не сможет в дальнейшем содержать любовника. Независимо от того, вмешается Дэн в ситуацию или нет.
Он намеревался вмешаться!
Гнев плохой помощник в любых начинаниях, а в данном случае и вовсе сыграл с Дэном дурную шутку: вырвавшись на машине за пределы города, он вдруг понял, что движется почти в противоположном от поместья «Вересковый лог» направлении. Вероятно, на одном из разъездов он свернул на дорогу, которая вскоре влилась в кольцевую трассу. Там, будучи дезориентированным из-за застилавшего глаза гнева, Дэн, скорее всего, совершил очередной неправильный поворот. А может, просто забыл за долгие годы отсутствия, куда ведут здешние дороги.
Сообразив, что едет не туда, Дэн притормозил у обочины и некоторое время сидел, тупо глядя прямо перед собой. Его окружала местность, которую он знал с юности, но в данный момент его настроение было далеко от лирического. Он продолжал думать о том, что Сэнди живет под одной крышей с каким-то мужчиной, который ложится с ней спать, целует, ласкает, мнет ее молодое стройное тело… Словом, делает все то, что когда-то было позволено одному Дэну.
– Проклятье! – слетело с его губ.
Выждав момент, когда трасса опустела, он резко развернул «вольво» и погнал его в обратном направлении.
Минут через сорок впереди справа показалась частная дорога, которая вела в «Вересковый лог», поместье, где прошли детство и юность Дэна. И где сейчас жила женщина, в которую он когда-то был без памяти влюблен, а сейчас безгранично презирал.
Дэн свернул направо. Когда проехал через смешанный лиственно-хвойный лесок, его безмолвно приветствовали два старых знакомых: справа холм Хитер-хилл, слева Сейдж-маунд. Между ними располагалась усадьба, начинавшаяся с высокого – несмотря на то что в нем было всего два этажа – белокаменного дома с увитым плющом крыльцом и красной черепитчатой крышей.
Дэну было семь лет, когда умерла его мать, но он запомнил ее слова о том, что здесь, в «Вересковом логе», просто рай земной и она ни за что не согласится жить в городе. Впрочем, не запомнить этого утверждения было сложно, потому что мать повторяла его порой несколько раз в день, независимо от времени года и от того, шел ли дождь, падал снежок или светило солнце. В «Вересковом логе» она с готовностью принимала любую погоду.
Подобное отношение матери Дэна к поместью и являлось основной причиной того, что отец не стал покупать городскую квартиру, хотя, разумеется, мог себе это позволить. Просто не в его стиле было делать то, в чем нет смысла – например, обзаводиться квартирой, в которой никто не собирается жить. Поэтому поместье так и осталось единственным жильем немногочисленного семейства Макгрегоров. И когда спустя много лет Брэд женился на Сэнди Джонсон, бывшей подружке Дэна, наверное самым естественным для него было привести ее сюда, в «Вересковый лог».
А ведь Дэн сам мечтал о чем-то подобном.
Давно.
В прошлой жизни.
Скрипнув зубами, он остановил «вольво» напротив добротных кованых ворот, нижняя часть которых была сплошной, а верхняя представляла собой красивую решетку. К ней и подошел Дэн, покинув автомобиль.
На территории поместья не было заметно какого-либо движения, но Дэн и не ожидал кого-то увидеть. В это время суток ни слуг, ни работников – если таковые имелись в поместье – уже не было. Близился вечер, а нанятый персонал, как правило, покидал поместье после полудня. Во всяком случае, при Дэне были именно такие порядки.
Но даже никого не видя, он не сомневался, что Сэнди и ее любовник находятся сейчас здесь, в доме. Наверное, сидят в гостиной на диване как голубки и горюют по поводу того, что сытая и беззаботная жизнь кончилась.
Но они еще не знают всего!
Ничего, сейчас вы у меня все узнаете! – мысленно воскликнул Дэн, вглядываясь в окна родного дома.
Он толкнул ворота, однако те оказались запертыми.
Ну да, конечно, мелькнуло в голове Дэна, и его губы изогнулись в ядовитой усмешке.
Ясно, что Сэнди не хочет, чтобы ее беспокоили в минуты сладостного тет-а-тет с ее приятелем. Тем более что скоро подобное общение может прекратиться: ведь только богатой вдове под силу содержать парня, единственная задача которого ублажать ее в постели.
И все-таки, уж простите, я нарушу ваше уединение! – мрачно усмехнулся Дэн.
Затем просунул руку сквозь решетку и на ощупь отпер замок с внутренней стороны. О если бы Сэнди знала, сколько раз он делал это в юности! Тогда бы она лучше позаботилась о неприкосновенности своей частной жизни.
Последнюю мысль Дэн додумывал, взлетая по ступенькам крыльца, путь до которого преодолел по мощенной декоративной плиткой дорожке в считанные секунды. Перед входной дверью он остановился и впервые задумался о том, как попадет в дом. Если бы даже у него был ключ (когда восемь лет назад Дэн покидал поместье, тот лежал у него в кармане, но позже потерялся), он вряд ли смог бы им воспользоваться. Замок наверняка сменен. Возможно, вместо механического установлен электронный, и тогда без специального чипа не обойтись. А это значит, что придется изобретать какой-нибудь другой способ проникновения в собственное жилище. Главное, не поднимать шума, ведь Дэн хотел застать Сэнди и ее любовника врасплох. Вот если бы где-нибудь на первом этаже было открыто окно…
Не успел Дэн подумать об этом, как ноги, будто сами собой, понесли его сначала с крыльца на дорожку, затем вокруг дома, местами прямо по клумбам.
К сожалению, положительных результатов обход не принес. Дэн вернулся на крыльцо не солоно хлебавши. Все окна были закупорены, будто нынешние обитатели дома ежеминутно ожидали газовой атаки.
– Дьявол! – с чувством произнес Дэн. При этом он так смотрел на дверь, будто надеялся прожечь ее взглядом.
Но никакими сверхъестественными способностями Дэн не обладал, поэтому дверь осталась цела. А сам он словно застрял на родном крыльце.
Позвонить, что ли? – промелькнуло в его голове.
Он перевел взгляд на расположенную вверху справа, на уровне человеческого роста, кнопку. Если нажать на нее, раздастся звонок и дверь рано или поздно откроют. Но тогда эффект неожиданности окажется потерянным. А Дэну так хотелось ворваться к сладкой парочке внезапно, не давая опомниться…
Подобное вторжение деморализовало бы этих двоих, а самому Дэну обеспечило бы вожделенное чувство удовлетворения. Но, видно, придется все-таки позвонить, иначе в дом не попасть. Разве что только…
Разве что только через наружную дверь кабинета отца!
– Как я мог забыть! – думал Дэн, вновь быстро огибая дом. Как я мог забыть…
Пока он шел, тени старых груш и яблонь скользили по его стройному сильному телу. Отсюда, со стороны сада, на второй этаж дома вела деревянная лестница с перилами. По ней можно было попасть в комнату, которую Брэд, отец Дэна, некогда использовал в качестве кабинета. Удобство дополнительного выхода в сад заключалось в том, что не нужно было спускаться со второго этажа к парадному крыльцу, а затем идти вокруг дома. Достаточно прямо из кабинета спуститься по лестнице – и можешь отдыхать на скамейке в тени деревьев под мелодичное журчание маленького фонтана, представлявшего собой лежавший на камнях кувшин, из которого текла вода. Вокруг была разбита небольшая клумба.
Она и сейчас пестрела цветами, но Дэн лишь скользнул по ним взглядом и сразу направился к лестнице. Перепрыгивая через ступеньку, он взлетел на верхнюю площадку, взялся за ручку, повернул, нажал… и произошло нечто неожиданное: дверь отъехала в сторону! То есть проделала, что ей и положено – при условии, если она не заперта. Видимо, ради экономии пространства Брэд распорядился сделать в кабинете не открывающуюся, а раздвижную дверь.
В первое мгновение Дэн не поверил собственной удаче. За последние несколько минут он успел привыкнуть к мысли, что просто так проникнуть в дом не удастся, и вдруг такое везение! Возможно, здесь кроется некий знак, подтверждающий правильность его намерений.
Воодушевленный этой мыслью, Дэн перешагнул порог комнаты и закрыл за собой дверь. Очень кстати для него. Похоже, кто-то недавно пользовался этим входом и забыл или не счел нужным запереть дверь на замок. Скорее всего, в сад спускалась Сэнди, кто же еще? Слуги пользуются черным ходом, так что остается одна она.
Хотя почему одна? У нее есть этот… как его… Джилл. С ним она и прохлаждается по вечерам на садовой скамейке возле фонтана среди витающих в воздухе цветочных ароматов!
Дэн скрипнул зубами. Разумеется, Сэнди без зазрения совести пользуется всеми благами, которыми располагает как поместье вообще, так и дом в частности. Ну да ничего, недолго ей осталось тешиться…
С этой мыслью Дэн двинулся вперед.
Почему-то он был уверен, что Сэнди и Джилл находятся в гостиной. Оба так и виделись ему сидящими в обнимку на диване – даже несмотря на то, что он понятия не имел, как выглядит приятель Сэнди. Данный факт не играл особой роли. Дэну было вполне достаточно и того, что он прекрасно знал Сэнди. Причем много лет. И вдобавок сегодня достаточно насмотрелся на нее в офисе адвоката Кевина Кросса.
Не только на нее, но и на спектакль, который она устроила, подумал Дэн, спускаясь по лестнице в коридор, откуда ему, знающему дом как свои пять пальцев, не составило бы никакого труда попасть в гостиную даже глухой ночью или с завязанными глазами.
1 2 3 4

Загрузка...

загрузка...