ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И вам не кажется, что вера в старого доброго Вель
зевула, покровителя грязнуль, гораздо менее дегенеративна, чем вера в то,
что Христос и Мария во втором пришествии объединились в женщине, имевшей
, как минимум, двоих мужей и одного ребенка?!
Ч Отец! Ч неожиданно вмешался Веник. Ч Ты извини, конечно… Это все очен
ь интересно… Но ты потом это все Насте расскажешь. Мне же идти на встречу с
ними… Мы с Андрюшей вместе должны были идти… А теперь… Я не знаю… Мы, врод
е бы, договорились. Встречаюсь сегодня с Мелким на пустыре где-то в районе
метро Бауманская. И Кривой будет ждать… Мы должны были с Андрюшей… Андре
й собирался убить этого… Их Сабнэка. А теперь…
Ч Что? Ч холодно поинтересовался Юзеф, недовольный, видимо, тем, что Вен
ик прервал его лекцию о сектантах двадцатого века. Ч Что ты сказать-то х
очешь?
Ч Мне идти? Ч тихо, не поднимая глаз на отца спросил Веник.
Ч Идти.
Меня поразило, как спокойно Юзеф произнес это слово!
Оно упало, как камень в бездну. Как ком земли на крышку гроба. Я понимаю Ч м
ои сравнения избиты и помпезны, но… Но это действительно было так. От того
, как Юзеф сказал Ч «Идти» Ч у меня сжалось сердце, и я не знаю, каково было
Венику, ведь идти-то должен был он!
Ч А не пойти ты не можешь? Ч чуть мягче поинтересовался Юзеф. Ч Позвони
ть им… Нет, конечно, нет. Но как-то еще решить эту проблему?
Ч Ты же знаешь, что не могу! Ч безнадежно вздохнул Веник. Ч Я ведь так пр
осто спросил… Я бы все равно пошел…
Они ведь не оставят нас в покое… И я хоть узнаю, что именно произошло там…
С Андреем.
Ч А если я составлю тебе компанию? Ч спросил Юзеф таким беспечным тоном
, каким, наверное, предлагают свое общество для похода в увеселительное з
аведение.
Ч Нет, отец. Меня Ч знают. Тебя Ч нет. Подумают, что ты Ч мент. Или еще хуже
Ч из ФСК. С твоей-то физиономией!
Ч А что агенту ФСК делать в канализации?
Ч Знаешь ли, сейчас такое время, что агентов Ч много, а делать им Ч нечег
о, вот они и суют нос всюду, даже туда, куда в прежние времена их и пачкой «зе
леных» не заманишь!
Ч Пачкой «зеленых» можно заманить кого угодно и куда угодно, Ч проворч
ала я.
Веник рассмеялся.
Ч Нет, отец, правда, Мелкий может и не подойти, если увидит со мной незнако
мого человека.
Ч Тогда скажи им, что в следующий раз придешь с папой… Или Ч попробуй лу
чше отказаться от следующего визита.
Ч Мы уже обо всем договорились! И я слишком много знаю.
Ч Тогда Ч тяни время… Я пока что-нибудь придумаю.
Может быть… Ладно, с Богом!
Ч Да я не сразу туда. Я должен еще к одному человеку заехать… Обязательно
. Я договорился… С таким трудом уговорил его снова встретиться! Понимаеш
ь, мы так плохо расстались в прошлый раз… Я не хочу, чтобы он зло на меня дер
жал. Я хочу, чтобы, если что, он хотя бы вспоминал обо мне хорошо!
Мечтательная улыбка озарила лицо Веника, а Юзеф Ч помрачнел и тонкие гу
бы его дрогнули в брезгливой гримасе.
Ч Ты опять? Ч жестко спросил он.
Ч Да, отец. Только не «опять», а все еще. И, видимо, так будет всегда. Таким ме
ня создал Бог.
Ч Бог ли?
Ч Не знаю. Мне все равно… Я Ч такой. Чтобы измениться, мне надо, по меньшей
мере, умереть и родиться заново. И я не уверен, что даже это поможет!
Ч Так значит внуков мне уже не дождаться?
Ч У тебя есть Ольга, Ч отрезал Веник. Ч А у меня есть своя жизнь! Я имею пр
аво… Прости, отец, я, наверное, не очень-то вежлив, но мне тяжело говорить с
тобой об этом. И вообще мне об этом тяжело говорить! А ты Ч ты давишь… Рядо
м с тобой я чувствую себя мразью. Возможно, так оно и есть, возможно, я Ч мра
зь! Но позволь мне все-таки пребывать в иллюзиях! И я, между прочим, считаю,
что влюблен…
Или даже люблю. Для тебя любые проявления такой любви Ч не более, чем «гря
зненькие стастишечки». Для меня же это единственное, что придает жизни к
акие-то краски… Причем многообразие красок, а не только одну голубую! Я вс
е-таки художник… Хоть и не Леонардо да Винчи и не Микеланджело, и не Сандр
о Ботичелли, которые тоже, кстати, принадлежали к сексуальным меньшинств
ам… Но я все-таки неплохой художник!
И мне необходимо что-то, чтобы видеть мир в цвете, а не в черно-белых тонах!
Чувства! Страсти! Любовь!
Ч А я не слышала про Сандро Ботичелли… Что он Ч голубой… Ты не ошибаешьс
я, Веник? Ч вмешалась я, видя, как с каждым восторженным выкриком Веника, Ю
зеф становится все мрачнее и мрачнее.
Веник воззрился на меня с недоумением сбитого на вираже стрижа.
Ч Сандро Ботичелли так прекрасно писал обнаженные женские тела! Микела
нджело Ч понятно, у него все, даже святая Екатерина, мускулистые и мужепо
добные, но Ч Ботичелли? щебетала я, косясь на Юзефа.
Ч Настенька! Ангел ты мой! Ч сквозь зубы выдавил Веник. Ч Чтобы чувство
вать красоту обнаженной натуры, совершенно необязательно иметь эротич
еский импульс! Ведь, когда художник пишет прекрасный цветок или сочный п
лод, он вовсе не хочет его трахнуть! Так же и с обнаженными женщинами на по
лотнах Ботичелли…
Ч Так, все, хватит! Пошел вон! Ч не выдержал Юзеф.
Ч Тебя там кто-то ждет… С кем ты собираешься примириться.
Иди, тебе подарят эротический импульс, а после ты сможешь видеть приют бо
мжей во всех дивных красках.
Ч Отец, я…
Ч Уйди!!!
Кажется, Веник хотел еще что-то сказать. Но Ч не решился. И ушел.
Мне было стыдно… За них обоих.
И очень жалко Ч так же обоих.
Но все же…
Все же Юзефа я понимала лучше!
А Веника я не понимала совсем…
А потому я гораздо больше сочувствовала сейчас Юзефу.
Не слишком-то повезло ему в жизни… Талантливый человек, но Ч одинок. Жена
и дочь Ч в могиле. Внучка Ч невменяема и неизвестно, сможет ли когда-ниб
удь восстановиться. Сын гомосексуалист.
За внешней холодностью, за едкой иронией, за некоторой отстраненностью
Ч я чувствовала его страдающую душу!
Опять!!!
Но в этот раз, наверное, я не ошибаюсь…
«Она меня за муки полюбила…»
Да, именно так оно и было.
Но как великолепна следующая строка!
«А я ее Ч за состраданье к ним!»
Жаль только, финал грустный у этой красивой истории!

Глава 6
МЕЛКИЙ

Мы встретились с сэром Ланселотом на том же самом месте, что и в прошлый ра
з. Он снова был в светлом костюмчике.
Уже в другом, разумеется, но опять-таки в светлом! Совсем ненормальный, чт
о ли?
Ч Что случилось с Андреем? Ч спросил он глухим голосом.
Ч Его убили.
Ч Это я понял уже, но почему, что случилось?
Я вкратце поведал ему все, что знал.
Ч Да… Теперь я понимаю. Но голову… Зачем?
Ч Не я это придумал. И не Кривой…
Пытаюсь еще оправдать своего патрона!
Венечка долго молчал. Сидел, опустив голову, и смотрел в одну точку.
Ч Это значит, теперь я должен?
Ч Теперь вы.
Ч А если я откажусь?
Теперь уже я молчал и ничего не отвечал ему. Он сам все понимает… Надеется
, конечно, что ему позволят остаться жить, да и то Ч надеется потому тольк
о, что надежда, как известно, последнее, что покидает душу человека. Не мог
у я дать ему надежду!
Ч Да, грустно умирать в восемнадцать лет…
Я даже вздрогнул Ч ведь это мои слова! Ч и холодная волна пробежала по п
озвоночнику.
Ч мы придумаем чего-нибудь, Ч сказал я с усилием.
Ч Сабнэка вам придется убить, тут уж ничего не поделаешь, но потом… Есть
у меня одна мысль.
Венечка сидел по-прежнему глядя в землю, но я чувствовал, что он слушает м
еня очень внимательно.
Ч Вряд ли получится, конечно, но ведь стоит попробовать.
Ч Пожалуй, стоит все попробовать, мне терять нечего.
Он посмотрел на меня и улыбнулся.
Ч Как тебя зовут-то, Мелкий?
Я несколько опешил.
Ч Как тебя на самом деле зовут? Ведь есть у тебя имя какое-нибудь человеч
еское, или как?
Ч Се… Сергей…
Ч Ну, вот, так что у тебя за мысль, Сережа?
Я не могу допустить, чтобы его убили! Честное слово, не могу… Может быть, кр
ысеныш подвальный Мелкий и мог бы…
Поймете ли вы, что это значит Ч имя? Вот всегда говорят человек делает себ
е имя, а не оно его. Но человек всегда ведет себя в соответствии со своим им
енем. Можете ли вы себе представить, что Хряка, к примеру, зовут на самом де
ле Валентином Викторовичем? Придет ли вам в голову так его назвать? Не дум
аю, разве что в суде его так назовут. И вот, когда его так назовут, то и стане
т он жалким, бесполезным, гнилым человечишком. Подонком общества. А Хряк
Ч это авторитет! Хряк Ч это сила! Надеюсь, вы понимаете, что я хочу сказат
ь? Надеюсь, вы понимаете, что крысеныш Мелкий и мальчик Сережа Ч это совсе
м разные люди. Совсем!
Только вот кто я из этих двоих? Вопрос остается нерешенным. Как я сам буду
называть себя всю оставшуюся жизнь?
Мелким или Сергеем Анатольевичем Лебедевым? Мне надо решить это прямо се
йчас!
Ч Кривому нельзя допускать, чтобы убийца Сабнэка остался жить, Ч сказа
л я. Ч Из того места, откуда вы должны будете стрелять, вам никуда не убежа
ть. Поймают. Спрятаться в другом месте вы тоже не сможете Ч негде там боль
ше спрятаться. Так что единственное, что мы можем сделать, так это чтобы вы
, с громким индейским воплем, выскочили прямо туда… ну, туда, где все сидет
ь будут! Застрелили Сабнэка, а потом, пока они еще не опомнятся, сразу бежа
ли бы туда, куда я вам скажу. есть у меня несколько мест под землей, где вас н
икогда не найдут. Только вам надо будет как следует дорогу запомнить, как
туда добраться.
Ч Дорогу запомнить?! Там, внизу?!
Ч Ну, я же запомнил…
Против этого аргумента возразить было нечего.
Ч К тому же речь о вашей жизни идет.
Ч Стрелочки начертить можно, Ч размышлял Венечка.
Ч Ага, вот по этим стрелочкам они вас и найдут быстро!
Ч Да, действительно… Что-то я тупею не по дням, а по часам…
Ч Придется вам запомнить количество поворотов и всякие характерные ос
обенности.
Венечка посмотрел на меня с тоской.
Ч Ты мне покажешь все?
Ч Конечно… Сначала вы с Кривым поговорите, а потом уж я вас водить буду. Т
олько это… Вы бы из одежды что-нибудь похуже выбрали. Темное что-нибудь ж
елательно…
Венечку мое предложение весьма позабавило.
Ч Знаешь, Сереженька, я как-то не предполагал никогда, что мне предстоят
частые и длительные прогулки по канализации. И соответствующим прикидо
м не обзавелся… К тому же, вполне может статься, что мне никакие прикиды бо
льше не пригодятся. Разве что белые тапочки. Так что имеет ли смысл их бере
чь?!
Я подумал, что вряд ли Венечку станут сбрасывать в коллектор в белых тапо
чках Ч разве что по личной просьбе влюбленной Рыбки Ч но, разумеется, не
сказал ему об этом.
История повторилась.
Я отвел сэра Ланселота к Кривому, где тот посвятил его в детали предстоящ
ей операции Ч как до того господина Крушинского. Единственно Ч Венечка
был в основном в курсе дела, и разговор у них получился значительно более
короткий.
Зато потом! Пришлось нам с Венеамином Юзефовичем полазить!
Тайное место, о котором я ему говорил, было тем самым знаменитым заброшен
ным депо, с которым у меня столько связано!.. Столько глупостей. раз уж я там
умудрился потеряться, так там кто угодно потеряется, да и не полезет туда
никто, в здравом рассудке, разумеется.
Сам путь под землей был невероятно длинным и извилистым, если бы в былые в
ремена я не изучил его так хорошо, то, может быть, и сейчас заблудился бы. А В
енечка был просто в отчаянии!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...