ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

) я чувствовала, что никогда не с
могу забыть того, что случилось… Никогда не смогу простить.
Потом я готовила кофе для Юзефа.
А Юзеф сидел в гостиной, в темноте, не подавал никаких признаков жизни, и я
так переживала за него, что даже забыла о том, как сильно сама я устала и ка
к болит моя ушибленная голова…
Я готовила кофе и думала о том, что здесь вот, на кухне, в мире вещей Ч кастр
юль, сковородок, чашек, терок, банок с чаем, кофе и специями Ч здесь все так
же, как было вчера, так же, как было месяц назад, пол года назад… Когда был жи
в Веник… Когда был жив Андрей…
Я отнесла Юзефу чашку кофе с корицей и рюмку коньяка.
Села на ковер рядом с его креслом. Уткнулась головой ему в колени.
…И с блаженным облегчением ощутила на волосах его ласкающую руку!
Я так боялась, что он оттолкнет меня…
Что он обвинит меня в гибели Веника!
Меня Ч потому что он не может винить в случившемся Ольгу: она Ч последне
е, что у него осталось…
Меня Ч потому что я, вроде как, взрослый человек, Ольга была со мной, а пото
му я несу ответственность за ее поступки!
Но Юзеф гладил меня по волосам…
А потом я услышала его голос:
Ч Я уже начал тревожиться, вы все не возвращались… Но я думал, что Ольга з
атащила тебя в кино или в какой-нибудь магазин…
Ч Она затащила меня в подвал.
Ч Да… Позвонил тот человек. Кривой… Не хотелось мне ему верить. Но пришло
сь. Кривой отказывался иметь дело со мной. Не доверял мне. Требовал встреч
и с Вениамином… В каком-то известном им обоим месте. Вениамина здесь не бы
ло…
Он отправился на дискотеку со своим… Со своим товарищем.
Вернее, собирался идти на дискотеку, уехал к себе, там они должны были встр
етиться… И я поехал туда. Они уже собирались выходить… Когда я приехал и р
ассказал, что случилось.
Я, кажется, был груб с ними обоими… Товарищ Вениамина обиделся и ушел. Вени
амин тоже, кажется, огорчился… Надеюсь, он меня простил. Теперь мне остает
ся только надеяться на что-то… Предполагать, что на самом-то деле мой сын
понимал меня… И звонить в «Бюро несчастных случаев». Как посоветовал это
т мерзавец. Я убил бы его, если бы не вы с Олей…
Убил бы! Ты ведь веришь, что я мог бы его убить?
Ч Да, да, конечно верю! Ч ответила я, наверное, с излишней горячностью и п
оспешностью, потому что Юзеф невесело рассмеялся моим словам.
Ч Да я сам-то в это не верю! Будь я даже один там… Я все равно не поднял бы на
него руку. Не стал бы рисковать своею жизнью. Воспользовался бы любой воз
можностью, чтобы сбежать… Вернуться в этот мир, уехать в Краков, в мой дом,
к моим воспоминаниям, к моим фильмам, к моему банковскому счету!!!
Ч Нет! Не надо так говорить, пожалуйста!
Ч Но это Ч правда! Хотя, на самом деле, не в банковском счете, на в краковс
ком доме дело Ч этим я бы пожертвовал Ч но жизнь моя… Она всегда была не
в детях, а в моих фильмах. Фильмы были важнее детей! Новый фильм, который я, в
озможно, смогу снять после всего случившегося, для меня важнее, чем месть
за сына! Да и вообще… Месть Ч это гнусный атавизм. Проявление дикости. И я,
как цивилизованный человек и христианин, должен отказаться от мыслей о м
ести и полностью положиться на Закон, который превыше всего. Так ведь, Нас
тенька?!
Я кивнула с несчастным видом. Разумеется, я не была согласна, но спорить с
ним я не осмеливалась!
Ч А что самое печальное, я ведь знал этого человека…
Неплохо знал когда-то!
Ч Кривого?
Ч Нет. Того, которого убил мой сын. Того, которого они называли Сабнэком. У
него очень характерное лицо… И прежде он тоже носил бороду, только она им
ела более пристойный вид… И голос… Голос я узнал в первую очередь. Дармол
атов. Вадим Дармолатов. Писатель, между прочим… Наш с вами коллега.
( …Я ненавижу, когда Юзеф говорит о ком-то «наш с вами коллега» или обо мне,
как о «коллеге» Ч ведь понятно же, что он насмехается надо мной! Я Ч неуд
ачница… А Юзеф… ) Ч И теперь я понимаю, откуда у них вся эта мистика! Сатани
зм… Вельзевул… Сабнэк… Аластор… Жертвоприношения… Откуда вся эта чушь
и мерзость! Дармолатов интересовался всем этим еще в те времена, когда ин
тересоваться чем-то подобным было не принято. Разве что Ч с критической
точки зрения… И все равно Ч рискованно. Он был членом Союза Писателей. Вы
пустил четыре неплохие книги для юношества Ч тайны там всякие, приключе
ния… Собирая материал к одной из книг, наткнулся на какой-то манускрипт…
Как член Союза Писателей, он имел доступ к таким книгам в Ленинке, которые
обычному человеку не выдали бы… Знаете, ведь раньше для того, чтобы получ
ить в библиотеке Евангелие, требовалось особое разрешение и рекомендац
ия! Сейчас вам в это сложно поверить, но так было! Дармолатов сошел с ума. В м
едицинском смысле… И это было помешательство на религиозной почве. Он жа
ждал получить доказательство существования Бога. Лично для себя! Сначал
а он хотел бросить все и поступить в семинарию, несмотря на возраст… Тогд
а его как раз исключили из партии… Но потом он решил идти «от обратного», т
о есть Ч оскорбляя Бога, совершая всевозможные злодеяния… В надежде, чт
о Бог докажет свое существование, покарав грешника. И его тяга к детям… Ве
дь его уже сажали за растление, но он был признан невменяемым, попал в боль
ницу, оттуда Ч вернулся, потом его жена ( несчастная женщина Ч любила его
, считала непризнанным гением и оставалась с ним несмотря на все его гнус
ности ) была найдена убитой, буквально выпотрошенной, а Дармолатов Ч исч
ез! Был в розыске… Наверное, с тех самых пор и сидел под землей… Так вот, его
влечение к детям…
Он считал, что в них Ч Христос. Сказано же в Евангелие что-то относительн
о «малых сих». И он, наверное, пытался таким образом одновременно приблиз
иться к Богу и оскорбить Его. Не знаю… Но, после гибели его жены, при обыске
в квартире нашли его незаконченную рукопись, этакий философский роман. Г
оворили Ч гениальная вещь! Впрочем, сам я не читал. Так было там что-то о По
велителе Мух, о жертвоприношениях, о детях… И о том, что главное для верующ
его чтобы Бог заметил тебя. А к этому Ч два пути: первый стать святым, заво
евать Господне внимание и благоволение подвигами во имя веры Ч но этот
путь слишком тяжел для многих, и тогда остается вступить на второй путь
Ч преступлениями против веры и человечности добиться Господнего прок
лятия, которое тоже есть внимание… Главное, чтобы Бог заметил тебя! А пото
м Ч Он простит… Он всех прощает!
Ч Жиль де Рэ… Жиль де Рэ тоже… Убивал детей, чтобы оскорбить Бога, заслуж
ить его внимание… И прощение. В конце-то концов, Жиля де Рэ простили…
Ч Да, что-то общее есть. Но в пятнадцатом веке люди, наверное, были добрее
и мягче. Потому что я не способен простить. Ни его, ни себя! Себя Ч в первую
очередь… Если бы я понял раньше… Понял, как я все-таки люблю Веньку…
Знаешь, когда он был маленький… Он был такой забавный…
Красный, сморщенный… И все время орал. Как же он действовал мне на нервы! У
же тогда…
Ч Сабнэк кричал, что Бог вспомнил о нем и послал ангела, Ч всхлипнула я.

Ч Я слышал это.
Ч Венька…

Глава 11
МЕЛКИЙ

Венька!
Я думал, мы могли бы стать друзьями. Черт побери, а ведь мы кажется УЖЕ стал
и друзьями за те полтора суток, ведь не было бы мне иначе так…
Господи, ну почему не могло все кончится так, как мы хотели?! Почему он долж
ен был умереть?! Почему в этом мире добро не побеждает НИКОГДА?!
Я чувствовал себя как во сне.
Как будто меня сильно ударили по голове, так, что даже не больно уже, потом
у что все функции атрофировались. Я, как машина, повинующаяся приказам, де
лал все, что говорил мне Кривой.
Его голос, как программа, которую я исполнял инстинктивно, потому что уже
рефлекс такой выработался, и думать не надо было, все получалось само соб
ой.
Мы шли молча. Я Ч впереди, за мной отец Веньки с девочкой на руках, и эта жен
щина Ч жена Крушинского.
Мне хотелось бы думать, что все кончилось. Пусть не для меня Ч но для них, д
ля этого пожилого джентельмена, такого надменного и элегантного. Он и се
йчас идет за мной, почти не глядя себе под ноги, и во взгляде его величеств
енное презрение ко всему, что происходит. Он играет придуманную себе по т
акому случаю роль, или он так живет?.. Хотелось бы знать, какой он, когда наст
оящий, Венькин отец… Он несет девочку, это маленькое чудовище, бережно пр
ижимает ее к груди, несет очень осторожно, боясь ударить свое сокровище. Д
евочка, как звереныш, вцепилась пальчиками в воротник его куртки, уткнул
ась личиком в мягкую замшу. И молчит, почти не дышит.
Жена Крушинского не выпускает из пальцев нож, тот самый нож… Я отобрал у н
ее его, когда мы вышли на поверхность, вынул из побелевших пальцев.
Ничего не кончилось для них. Потому что Венька погиб, потому что Оля Ч час
тичка нашего мира, которую они уносят с собой.
Но наверное в жизни так и не бывает, чтобы все вершил счастливый конец. В к
акой-то мере и этот конец Ч счастливый. Наверное.
Когда я возвращался, кинул нож Сабнэка в пропасть. Кинул издалека, страшн
о было приближаться к скользкому краю.
Нож звякнул о камень и сгинул где-то на дне этой глубокой ямы, среди остан
ков… скольких десятков человек?
Я пошел искать Кривого, чтобы сказать, что я все сделал, чтобы узнать, что м
не делать дальше.
Но Кривой был занят.
Империя хоронила Сабнэка.
Как там она его хоронила, я не знаю и знать не хочу, я не пошел смотреть, я ос
тался ждать Кривого в его апартаментах, размышляя, вернется ли он сюда ил
и сразу переселится туда, где жил Сабнэк.
Грязная, душная пещерка, перегороженная на несколько частей. Матрас, шко
льная парта и дохлый стульчик… апартаменты будущего Крестного Отца.
Наверное, у меня галлюцинация (бывают ли обонятельные галлюцинации?), но м
не кажется, я чувствую запах Венькиных духов. Впрочем, почему бы и нет, в эт
ой пещере плохо с вентиляцией.
Здесь были они оба Ч Венька и Крушинский. Живыми и надеющимися жить.
Кривой убил их обоих.
Почему я не сомневался, что он поступит так и со мной?
Кривой пришел.
Счастливый, сияющий, безумно довольный собой.
У него все получилось.
Ч А, Мелкий! Ч воскликнул он при виде меня.
Я сидел на матрасе, прижав колени к подбородку и смотрел на него. Я ждал со
все наростающим интересом рассказа о его дальнейших планах, уже готовый
к тому, что стану участником их.
Я не испытал ни бурной радости, ни разочарования, я впал в глубокий шок, ко
гда Кривой сказал мне:
Ч Ты можешь идти домой, я отпускаю тебя.
Он опустился на матрас, рядом со мной, улыбаясь при виде моей отвалившейс
я челюсти и выпученных глаз.
Ч Что, не хочешь?
Я не знал, что ответить.
Хочу… Или нет? Или я рад был бы остаться, чтобы участвовать в том, что будет
дальше?..
Ч Не хватило тебе еще приключений?.. Дурачок!
Ч Я просто не думал, что… Я ведь все знаю, я свидетель, а свидетелей…
Кривой сидел, откинувшись к стене, я видел в слабом свете керосинки его пр
офиль и темную повязку на левом глазу.
Я пытался понять, и, как всегда, ничего не понимал.
Ч Ты не свидетель, Мелкий, ты соучастник. И, именно потому, что ты все знаеш
ь Ч не побежишь в милицию. И не то, что в милицию, ты рта не раскроешь даже п
еред самым близким другом, даже много лет спустя. Разве я не прав?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...