ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Путеводный камень – 1

«Лазурные оковы»: Диамант; Москва; 1997
ISBN 5-89215-034-7
Аннотация
Пять неведомых знаков, пять татуировк было оставлено на ее руке: кинжал, увитый пламенем; три кольца; кривая молния; глаз на раскрытой ладони и три разноцветных круга. Последние несколько месяцев начисто стерлись из ее памяти. Чтобы открыть тайну своего прошлого, женщина — воин Элия, в сопровождении трех помощников — барда Оливии Раскеттл, мага Акабара и ящера Дракона, — отправляестя навстречу неведомиой судьбе, навстречу восставшим богам и неисчислимым опасностям.
Кейт Новак, Джефф Грабб
Лазурные оковы
Глава 1. Таинственная дева
Элия проснулась от лая собак. Два пса выясняли отношения прямо под ее окном. Доносились пронзительный визг и низкое глухое рычание. Лежа на грязных простынях, Элия представила себе выкинутого из дома маленького мохнатого щенка, которому приходится отбиваться от огромного боксера, а может, и от вассанского волкодава.
Щенок пронзительно визжал, пытаясь продемонстрировать свою силу.
Демонстрация силы важна не только для людей, но и для других обитателей этих диких мест. Казалось, прошла целая вечность, но наконец терпение большой собаки лопнуло и она свирепо огрызнулась. Во дворе что-то с грохотом упало, и это окончательно разбудило Элию.
Девушка с трудом открыла глаза, ожидая услышать предсмертный визг бедняги щенка, но, к удивлению, уловила лишь затихающий лай большой собаки.
Отбросив легкое одеяло, она опустила ноги на пыльный пол. Попыталась встать — и тут же пожалела об этом. В голове бултыхался расплавленный свинец, а во рту было сухо, как в пустыне Анаврок. Прищурившись, она посмотрела на красноватый свет, шедший из окна. «Интересно, что это: рассвет или закат?» — подумала она и, закрыв отекшие глаза руками, зевнула. Через приоткрытое окно в комнату дул легкий бриз с озера Драконов. Где-то далеко ругались рыбаки, бесцветного королевского стекла в комнату сочился свет заходящего солнца.
Тишину нарушал только скрип оконной рамы, косо держащейся на петлях.
Элия встала с кровати и босиком побрела к своей одежде. Нахмурив брови, она пыталась вспомнить предыдущие дни. «Кажется, это была морская прогулка, потом случилась какая-то заваруха, и мне пришлось сматываться из порта», — вспомнила она.
После долгих попыток сосредоточиться в памяти стали всплывать смутные образы: человеко-ящеры, призрачные рыцари и зловещие чародеи. В конце концов Элия пожала плечами и успокоила себя: «Не произошло ничего особенного. Не могла же я напиться, если бы что-то было не так!»
Отогнав последние сомнения, Элия решительно потянулась к своей тунике. И тут же поняла, что все не так просто. Совсем не просто. Кажется, у нее возникли серьезные проблемы.
По внутренней стороне ее руки, от запястья к локтю, тянулась замысловатая татуировка, которой раньше не было. Ничего подобного ей и видеть не доводилось.
Странные изображения — пять больших символов различных оттенков синего — глубоко уходили под кожу. Элия долго рассматривала свою руку в лучах умирающего заката. Рисунки как будто блестели под солнечными лучами. Она согнула и разогнула руку. «Нет, это какая-то странная татуировка! Это вообще не татуировка. Она отражает свет подобно зеркалу». Казалось, что под ее кожей горит огонь.
Рассматривая руку, девушка села на край кровати. Элии показалось, что рисунок гипнотизирует ее. Она не могла оторвать от него глаз и сидела, вонзив ногти в ладони. Боль отвлечет ее, если гипноз начнет одолевать.
У самого локтя виднелся кинжал, окруженный голубым пламенем. Его острие было направлено на три пересекающихся кольца. Под ними находились точка и извилистая линия, напоминавшая лапку насекомого. Эта лапка будто танцевала над четвертым знаком — лазурной рукой с оскаленным ртом в центре ладони. Последний символ состоял из трех вложенных друг в друга колец, одно ярче другого, а внутреннее кольцо пронзительно-голубого цвета грозовой молнии — было ярче всех остальных. На него почти невозможно было смотреть. На запястье оставалось свободное место, как будто еще должен добавиться неведомый шестой знак.
Элия громко выругалась, упомянув при этом всех известных ей богов. Но ни Таймора, ни Вейкин не дали о себе знать, девушка тяжело вздохнула и направилась к одежде. Она не знала, то ли выскочить из комнаты с мечом в руке и найти виновных в том, что с ней случилось, то ли опуститься на колени и молиться, ожидая, что придет божественное откровение. Но ни одна из идей девушку не прельстила, и она начала лениво одеваться: натянув через голову тунику, взяла кожаные облегающие штаны. «С чего это они стали такими жесткими? Я купила их год назад, уж должны были бы пообмяться, — подумала Элия, — Может, ко всему прочему, мне еще и одежду поменяли?»
Присмотревшись, она окончательно убедилась в своей правоте, одежда даже пахла как новая, «Что-то я не помню, чтобы я себе что-то покупала. Может это старый запас, лежавший на дне сумки, о котором я забыла? — Элия осмотрелась вокруг в поисках сумки, но не увидела ее. Ну что же, или я ее потеряла или заложила».
Она натянула тонкую кольчугу, но наплечники, налокотники и наколенники одевать было лень.
Тревожно сосало под ложечкой. «Но я же точно помню: я куда-то плыла по морю. Интересно, эту… татуировку мне накололи до или после морского путешествия ?»
Элия натянула сапоги на толстой подошве с голенищами из мягкой эластичной кожи, доходившими почти до колен, затем проверила кинжалы. На каждом. сапоге имелся карман, в котором хранился узкий клинок из серебристой стали. На табурете остались валяться только кольчуга и плащ, сверкающий меч и заколка в форме орлиной головы.
Держа в зубах серебряную застежку, она закрутила свои длинные рыжие кудри на затылке и заколола их.
Казалось, самое ужасное было в том, что Элия лишилась сумки и денег, но девушка была настолько занята мыслями о появившейся татуировке, что финансовые проблемы ее совершенно не волновали.
Ей неожиданно вспомнился рассказ Серого Мага Иканамона о том случае, когда он сильно надрался и его собутыльники вытатуировали ему на заднице похабную картинку, изображавшую двух совокуплявшихся кентавров. «Может, надо мной тоже подшутили? — Успокаивала себя она. Может быть, священнослужители избавят меня от этого?»
Внезапно шея ее напряглась — девушка почувствовала, что на нее кто-то смотрит сзади. Медленно повернувшись, она перехватила пристальный взгляд рептилии, стоящей в проулке перед окном.
Голова этого существа, походившего на помесь ящера и троглодита, немного возвышалась над подоконником. Его морда была тоньше, чем у человеко-ящеров, с которыми Элия раньше сталкивалась в бою. Огромный гребень начинался между глаз зверя, заканчиваясь на самой верхушке черепа, губ не было, видны были острые, угрожающе торчащие клыки, глаза отливали желтым нехорошим блеском. В когтях тварь держала маленького белого щенка — одну из двух собак, лай которых слышала Элия. Песик оказался не таким лохматым, как представлялось девушке. Оба животных с интересом смотрели на нее. Ящер был неподвижен. Щенок доверчиво вилял хвостом, высунув розовый язык.
Элия среагировала мгновенно, как и подобает опытной путешественнице.
Татуированной рукой она метнула один из своих кинжалов. Ящер беззвучно отскочил назад, щенок же упал в комнату с испуганным визгом. Клинок на полдюйма вошел в дубовую оконную раму.
Схватив меч, девушка бросилась к окну, но рептилии уже не было видно, аллея была пуста.
Щенок радостно визжал у ее ног. Он стоял на задних лапах, опираясь передними на ее сапог.
— Может, ты объяснишь мне, в чем дело? — спросила она.
Но щенок только вилял хвостом. Элия подняла песика, погладила его и отправила обратно за окно. Тот гавкнул еще пару раз и начал обнюхивать мусор.
— Ну, что красотка, очухалась? — весело закричал трактирщик, когда Элия вошла в общий зал трактира. Она не была знакома с этим парнем, но знала многих владельцев гостиниц на пути от Живого Града до Синих Вод. Наверняка и этот рубаха парень, всегда рад искателям приключений, которые если и порушат что-нибудь, то с лихвой компенсируют.
Несколько человек повернулось, чтобы посмотреть на вошедшую. Знакомых лиц среди них не было. Она все-таки надела кольчугу и теперь выглядела одетой скорее для сражения, чем для вечеринки. Но многие из торговцев, наемников и горожан были одеты и вооружены подобным же образом, так что она ничем не отличалась от остальных.
Как и большинство посетителей трактира, Элия держала оружие при себе. Но по обычаю, называемому «узел мира», рукоять меча была привязана к ножнам белым шнуром.
Она села за ободранный стол у стены, подальше от окон; отсюда ей были видны обе двери и стойка, за которой стоял трактирщик — толстый плешивый парень, очевидно, любитель выпить. Она окликнула его, тот спросил, что ей подать и, после нескольких ритуальных движений грязной тряпкой по стойке, наполнил и поставил перед Элией большую кружку с пивом. Пена стекала по краям кружки.
— Ну что, детка, опохмелимся? — засмеялся трактирщик.
— За счет заведения? — поинтересовалась Элия.
— За твой счет, — нахмурившись, ответил тот. Я предпочитаю, чтобы деньги вперед. Но не беспокойся, за тебя уже заплатили.
В этот момент Элию больше интересовали провалы в памяти, чем то, кто заплатил за нее.
— Я была здесь прошлой ночью? — спросила она.
— Да, дорогуша.
— Правда? — Элия удивленно подняла брови.
— Да, говорю же тебе! Проспала весь день. Должно быть, это была вечеринка, от которой Гадесу тошно стало, ведь сегодня седьмой день Миртула.
Когда Элия непонимающе посмотрела на него, тот объяснил:
— Ты здесь с вечера четвертого дня Миртула и спала с тех пор не просыпаясь.
— Я пришла одна?
— Может быть, а впрочем, не знаю. Я сяду? — он указал на пустое место рядом с ней.
Она кивнула, и трактирщик опустился на скамью, жалобно заскрипевшую под тяжестью его туши.
— Один из моих постоянных посетителей, Митчер Тролледав, споткнулся об тебя. Ты лежала на крыльце, как жертва Бэйну. — Трактирщик изобразил на своей груди священный круг Таймеры, дабы оградить себя от неприятностей, вызванных упоминанием имени злобного бога. — Я приказал отнести тебя в свободную комнату.
Кстати, рядом с тобой лежал кошелек. Вот он, за номер я уже удержал, — с этими словами он выловил из кармана фартука маленький сатиновый кошелек и добавил:
— За пиво еще причитается.
Элия вытряхнула содержимое кошелька. Маленький зеленоватый камень-самоцвет, пара слитков из Лантана, несколько монет, отчеканенных в Синих Водах, монеты Кормира. Она положила перед трактирщиком серебряный кружок с орлом.
— Я не помню, как попала сюда, должно быть, кто-то бросил меня здесь. Ты не видел кого-нибудь рядом?
— Думаю, что ты веселилась в компании друзей, а когда дошла до кондиции, они оставили тебя на ступеньках моего крыльца, снабдив при этом приличной суммой денег. Митчер первым увидел тебя. Ты была одна.
Элия задумчиво смотрела, как опадает пена в кружке, открывая янтарную жидкость. Пиво изрядно воняло.
— Если со мной были друзья, почему эти «друзья» не занесли меня внутрь? — с подозрением спросила она.
Трактирщик недоуменно пожал плечами. Идея о друзьях, оставивших пьяную девицу на крыльце, ему явно нравилась, и было ясно, что он еще долго будет пересказывать эту историю многочисленным друзьям. Она казалась ему столь логичной, что было ясно: толстяк не хочет что-либо в ней менять.
— Кто-нибудь спрашивал меня ? — продолжала допрос Элия.
— Никто. Может быть, они забыли про тебя?
— Может быть. А как насчет ящеров? Трактирщик фыркнул.
— У нас всегда чисто. Ни ящериц, ни прочих тварей не держим. Вот ждали, пика проснешься, чтобы убрать твою комнату.
Элия подняла руку, останавливая поток слов.
— Я спрашиваю о человеко-ящерах. Ты не видел никого, похожего на этих тварей? Трактирщик снова пожал плечами.
— Наверное, ты перебрала? Помнишь, что ты Пила?
— Я ничего не помню. Даже не знаю, в каком городе нахожусь.
— О, это не простой город, он лучший в Лесном Краю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...