ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Черепашки-ниндзя –

-
«Черепашки-ниндзя и Бэтмэн»: Литература; Минск; 1995
ISBN 985-6274-07-9
Черепашки-ниндзя и Бэтмэн
Глава 1. Секретное задание
Вселенская цивилизация процветала. Был двадцать четвертый век. Разумные существа направляли свои усилия на построение гармоничного общества, главной целью которого была продолжение рода существ, ведущих борьбу против зла, против разрушения, против хаоса.
Давным-давно коварное существо – уродец-мозг, который именовал себя не иначе как Повелителем Вселенной, был схвачен и заточен в отдаленном уголке Вселенной, где он содержался в особой больнице-тюрьме. На досуге, длящемся почти столетие, он постоянно раздумывал о собственной природе, а причинах своего поражения. Он прекрасно понимал, почему ему не удалась повергнуть обитателей в беспросветное рабство. Причиной полного провала его коварных замыслов, разгрома войск, возглавляемых грозным космическим рыцарем Шведером, были юные мутанты черепашки-ниндзя, достойные ученики своего гениального учителя – человека-крысы Сплинтера, – который в совершенстве обучил их всем видам древних единоборств.
Как истинные герои, легендарные черепашки-ниндзя разрушали все планы уродца-мозга. Именно они смогли найти путь к убежищу так называемого Повелителя Вселенной, указать Службе безопасности космических полетов его цитадель, где он и был арестован.
Подруга черепашек-ниндзя – популярный телекомментатор 6-го Канала Эйприл О'Нил, ради благородного дела решившая сменить свою профессию, теперь работала в Службе безопасности космических полетов. Она была агентом по особым заданиям. Но романтики в ее работе уже не было, поскольку давным-давно жизнь в космическом сообществе разумных существ была налажена, и редко происходили какие-либо беспорядки. Конечно, иногда случались чрезвычайные происшествия, нарушавшие размеренный ритм вселенской жизни. Иногда хвостатые медведеподобные существа нападали на рудовозы в созвездии Скорпиона, и приходилось срочно вылетать туда, чтобы загнать медведехвостов назад в их ущелья. Иногда летающие ящеры с планет с доисторическим развитием разрушали автоматические станции слежения, и надо было принимать меры по регулированию численности этих агрессивных ящеров, дабы они не натворили еще больших бед. Обычно собирали и замораживали их яйца. Те потом переносились на другие, необитаемые планеты, на которых следовало приживлять жизнь. Разбираться с беспорядками подобного рода было очень просто, девушка не попадала в опасные переплеты.
Нельзя сказать, что Эйприл особо скучала, потому что все свободное от службы время девушка посвящала расширению кругозора: читала книги, изучала древние языки, возилась с различными замками, учась открывать их с помощью маленького компьютера. Этим самым бывшая телекомментатор повышала умение быстро выходить из непредвиденных ситуаций.
В один прекрасный день Эйприл вызвали в Центр и сообщили, что Центральный компьютер выбрал ее как возможную кандидатуру для проведения одной важной и ответственной операции. Поскольку операция носила секретный характер, девушка была обязана соблюдать особые меры безопасности. Ей сообщили пароль и место, куда она должна была в скором будущем явиться для детального изучения плана операции.
Прошло некоторое время, и вот девушка приехала по тому адресу, который ей сообщили. Она была празднично одета. И в самом деле: получить новое задание – разве не праздник? Наряд девушки шел ей. Следует сказать, что наша героиня, Эйприл О'Нил, не была писаной красавицей, но всегда приковывала к себе внимание. Особенно интересны были ее глаза – чуть раскосые, светло-синие, в оправе длинных ресниц. Кожа у девушки была, как у настоящей блондинки – очень нежной. Безукоризненно четкие линии бровей очаровывали собеседника, а их прямизна, пожалуй, говорила о том, что у девушки твердый характер. Но это и не удивительно, иначе бы девушка не была бы агентом ответственной и даже несколько опасной службы, а продавала бы тюльпаны в цветочном магазине, или выступала бы в качестве модели, поскольку Эйприл имела очень хорошую фигуру.
Девушка поднялась в лифте на нужный этаж, нашла необходимую комнату и постучалась.
Ее встретил полковник Беруччи – человек невысокого роста, которого она уже знала по одному из предыдущих заданий.
– Еще раз учтите, – сказал полковник Беруччи, как только Эйприл вошла к нему в кабинет, – операция секретная, и с этого момента все, что мы скажем, не подлежит разглашению, – полковник жестом пригласил девушку сесть. – Никому: ни друзьям, ни отцу, ни матери, ни самому близкому человеку!… Вы, надеюсь, понимаете, о ком идет речь?
– Не совсем, полковник, – ответила девушка, – на что вы намекаете? Эти намеки совершенно беспочвенны. У меня нет парня, пока нет…
– Извините, конечно, – поспешно сказал полковник Беруччи, – что я вмешиваюсь в вашу интимную жизнь, то есть в сферу человеческих эмоций, но компьютер вас, должно быть, потому и выбрал, что у вас нет особых привязанностей в этом мире. Ведь во время подготовки вы не должны с кем-либо встречаться.
– Это значит, – вздохнула Эйприл, – что я даже с друзьями не могу видеться?
– Нет, с друзьями встречаться можно, – нахмурился полковник Беруччи, – но, разумеется, им тоже ни слова о готовящейся операции.
– В чем состоит задание? – Эйприл закинула ногу за ногу, приготовившись к длительной беседе.
Она очень уважала полковника Беруччи. Этот человек был, как уже говорилось, невысокого роста, но необыкновенно крепким точно из стальных пружин. Нога же полковника Беруччи была несоразмерных с его ростом размеров. Он носил обувь никак не меньше сорок третьего размера, и это придавало его внешности несколько комический облик. Если быть откровенным, полковник был похож на паука в кроссовках. В дополнение ко всему руки полковника были в столь густой курчавой поросли, будто он выращивал эти волосы, как зеленщицы выращивают на продажу петрушку и сельдерей. Зато глаза у полковника были красивые, ястребиные, привыкшие смотреть вдаль, иногда прищуренные, точно у моряка, ну а лицо было вообще славное, улыбчивое. Неизменная готовность улыбнуться сразу привлекала к нему людей. К Эйприл полковник относился уважительно, иногда по-отечески журил, за чрезмерную смелость, проявляемую девушкой при исполнении заданий.
– Дело в том, что наш Центральный компьютер выдает странное предупреждение. Будто в ближайшем будущем разразится ряд крупных катастроф, – полковник Беруччи понизил голос, словно его могли услышать за метровыми стенами и бронированными стеклами секретного офиса Службы безопасности космических полетов. – Это произойдет по причине того, что в прошлом происходят странные вещи. Мы пока не знаем, что именно, но наблюдаем повышенную концентрацию психической энергии и ее непонятное поведение. Вот в чем вопрос. Подобные энергетические возмущения психической энергии беспокоят ученых и они просят детально разобраться… – полковник почесал переносицу.
– Проще говоря, полковник, – громче обычного сказала Эйприл, – силы зла готовят новую атаку?
– Да, если откровенно, – ответил полковник, – только беда в том, что источник, я бы сказал причина этого зла, кроется где-то в прошлом. Мы еще точно не установили год, но это конец двадцатого столетия.
– Неужели мне придется путешествовать в Машине времени! – с радостью воскликнула Эйприл.
– Придется, придется, – озабоченно кивнул полковник Беруччи. – Только знали бы вы, во что это обойдется главной энергетической системе! Мы отключим целые города от питания ради того, чтобы закинуть вас в прошлое.
Эйприл задумчиво посмотрела в окно.
– Хотите знать, – прервал ее задумчивость полковник, – почему еще компьютер выбрал именно вас?
– Догадываюсь. Наверное, из-за моего знания древних языков?
– Это не последнее, – полковник хитро улыбнулся, – а главной причиной было то, что вы чертовски красивы!
– Ах, полковник, – воскликнула Эйприл, собираясь покраснеть, – эти ваши шуточки!
– Нет, нет! – настаивал полковник, – хотите, я покажу распечатку компьютера. Вот, посмотрите, – полковник Беруччи придвинул девушке рулон бумаги, испещренный мелкими буковками, – одним из достоинств агента должна быть незаурядная внешность, поскольку земляне конца двадцатого века очень ценили женскую красоту. И войти в доверие землянам красивой девушке будет значительно легче.
– Да уж, – смущенно вздохнула Эйприл, – красота красотой, но я без настоящего дела, кажется, совершенно зачахла.
Прощаясь с полковником Беруччи, девушка очень радовалась полученному заданию и одновременно печалилась. Давно ей не выпадала интересная работа. Однако ей придется действовать в одиночку. Девушка размышляла о далеком прошлом, в котором какой-то маньяк-недоучка изобрел опасный аппарат. И при помощи него теперь концентрирует психическую энергию, направляя ее на совершение зла. Раз в Центре решили послать ее, Эйприл О'Нил, с целью разузнать, кто этим занимается, то, разумеется, О'Нил должна будет помешать проявлению зла. Жаль только, что с ней не будет ее верных друзей и помощников – мутантов черепашек-ниндзя. Она одна будет посажена в Машину времени и отправлена в прошлое.
Эйприл в приподнятом настроении вышла из белого здания, в котором только что беседовала с полковником Беруччи. Она оглянулась. Было солнечно и ясно. Вокруг здания росли жасминовые кусты, на зеленых листочках которых сверкала роса. От кустов шел сильный запах, потому что ветки жасмина были сплошь усыпаны ароматными белыми цветами. Эйприл пошла по дорожке, которая тоже была обсажена жасмином. Вдруг услышала жалобный писк. Она осмотрелась, но ничего не увидела. Писк повторился. Эйприл в недоумении потерла щеку с маленькой темной родинкой, заглянула за жасминовые кусты. Там, в траве, копошилось крохотное и беспомощное существо. Эйприл нагнулась и увидела, что это была летучая мышка. Мышка с трудом двигала кожаными крыльями, пищала. Эйприл пригляделась и увидела на одном из крыльев кровь. Эйприл подняла голову. Рядом стояла высокая радиоантенна, с которой свисали тонкие провода. Очевидно ночью летучая мышь, охотясь за комарами, ударилась об антенну и поранила себе крылышко.
– Бедный летучий мышонок, – пожалела Эйприл, – ты поранил себе крылышко! Как мне тебя жалко… Ведь днем ты ничего не видишь…
Эйприл взяла животное в руки. Она где-то читала, что летучие мыши не кусаются, но и не любят, когда их берут в руки.
– Я возьму тебя домой, мышонок, и ты будешь у меня до тех пор, пока сам не сможешь летать!
Летучая мышка пискнула, и Эйприл показалось, что она с благодарностью приняла ее предложение.
Когда Эйприл приехала к себе домой, первым делом она пошла в сад, где в маленьком домике, в зарослях боярышника и цветущих персиков скрывались ее друзья – черепашки-ниндзя. Там они нескучно проводили время между очередными приключениями. Через густые кусты черепашки-ниндзя могли ночью пробираться на шоссе, которое вело в город. А уж в городе, под прикрытием темноты, юные мутанты могли разгуливать сколько хотели. Иногда пищу приносила им Эйприл, но чаще всего черепашки добывали пропитание сами, делая кое-какие услуги ночным водителям, или разносили по городу пиццу для бодрствующих ее любителей. Конечно, черепашки могли и не прятаться от людей, но они выполняли завет своего мудрого учителя человека-крысы Сплинтера, который не советовал черепашкам-ниндзя лишний раз попадаться людям на глаза. Ведь черепашки были ниндзя, то есть секретными, невидимыми агентами, ведущими беспрестанную борьбу против преступлений и насилия.
Войдя в домик к черепашкам, девушка первым делом показала свое живое сокровище.
– Смотрите, кого я принесла! – проворковала девушка, согревая дыханием в своих ладонях раненое и беспомощное существо.
Леонардо, или как его звали товарищи для краткости – Лео, тут же вскочил на ноги. Обычно он мог часами сидеть или лежать в неподвижности, но когда появлялось что-либо интересное, он преображался, становился самым энергичным и непоседливым из друзей.
– Что это за чудище такое! – воскликнул он, разглядывая ушастого крылатого мышонка в нежных руках Эйприл.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

загрузка...