ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Александр Неманис
Картофельный пес
На поле рос картофель. Он цвел. Охранником при нем состоял пес Лай.
В один прекрасный полдень, когда пес дремал, пригревшись на солнцепеке, поблизости опустился космический корабль. Лай открыл глаза и посмотрел. Корабль был внеземного происхождения.
В корабле открылся люк, выдвинулся трап, и по нему резво спустился космонавт. Он был похож на таракана.
Псу стало неприятно и он решил гавкнуть. Гавкнув, он замер. Космонавт обеспокоено повел усиками. Пес еще раз гавкнул. Космонавт определил местонахождение источника звука и направился к нему. Шерсть пса встала дыбом, он принял угрожающую позу, оскалил зубы и зарычал. Космонавт остановился на почтительном расстоянии и поднял переднюю лапу. Пес расценил этот жест, как изъявление дружелюбия и тоже поднял лапу. Космонавт удовлетворенно повел усиками. Они поняли друг друга. Пес расслабился и приветливо помахал хвостом.
— Меня зовут Шкрук, — представился космонавт, приблизившись. — Я прилетел из космоса.
— Меня зовут Лай, — сказал пес. — Я охраняю картофельное поле.
— Очень хорошее картофельное поле, — сказал Шкрук.
— Да, — согласился Лай.
— На нем растут очень красивые цветы.
— Картофель, — возразил Лай.
— Очень красивый картофель. Мне бы хотелось иметь его в своей оранжерее.
— Для чего он тебе?
— Я буду им любоваться. Такие красивые цветы.
— Это не цветы.
— Как это не цветы? — удивился Шкрук. — Зачем ты меня обманываешь? Я же вижу, что это цветы.
— Это не цветы. Это картофель.
— Я понимаю, что это картофель. Но я понимаю также, что картофель — это цветы.
— Нет. Картофель употребляют в пищу.
— Цветы тоже можно употреблять в пищу. Я видел много таких цветов, которые можно употреблять в пищу.
— Но картофель нельзя.
— Ты сейчас сам себе противоречишь. Только что ты сказал, что картофель употребляют в пищу.
— Да, употребляют, но не цветы, а клубни. Клубни растут в земле, но пока они еще не выросли. Картофель не созрел. Когда он созреет, прибудут роботы и выкопают картофель.
— Роботы едят картофель?
— Нет, роботам картофель не нужен. Картофель едят люди.
— Непонятно. Картофель выкопают роботы?
— Да.
— Но он им не нужен?
— Да.
— Он нужен людям?
— Да.
— Непонятно. Зачем роботы выкапывают картофель?
— Чтобы отдать его людям.
— Роботы обменивают картофель на энергию?
— Нет. Роботы сами добывают энергию.
— Почему тогда они выкапывают картофель для людей?
— Люди едят картофель.
Лай гавкнул. Шкрук испуганно повел усиками.
— Что случилось?
— Ничего, — сказал пес и зарычал.
Космонавт отдалился на почтительное расстояние и опять поднял лапу. Но на этот раз пес не стал поднимать лапу в ответ и приветливо махать хвостом.
— Цель? — прорычал Лай.
— Не понял?
— Цель? Я спрашиваю: какая твоя цель?
— Нет цели. Я просто прилетел.
Лай удивился, но спросил спокойно:
— Как нет цели?
— Я просто путешествую, — объяснил Шкрук.
— Ничего просто не бывает, — заметил Лай. — Я же не просто тут гуляю. Я охраняю картофельное поле. Роботы просто не прибывают. Они прибывают, чтобы работать. Люди не просто едят картофель. Они едят картофель, чтобы жить. Понятно?
— Нет. Ты не до конца довел свою мысль.
— Как это?
— Люди едят картофель, чтобы жить?
— Да.
— Зачем они живут?
Лай молча думал над ответом.
— Они просто живут, — ответил за Лая космонавт. — Так же, как я просто путешествую.
— Неправильно, — не согласился пес, потому что нашел разумный ответ. — Люди живут, чтобы есть картофель.
Космонавт завибрировал.
Лай решил, что это такой смех, и недовольно гавкнул.
— Нет, — успокоившись, сказал Шкрук. — Ты удивителен. Я не думал, что на этой планете будет так весело.
— Это отчего тебе весело?
— От хода твоих мыслей.
— Ты решил, что я клоун?
— Нет, что ты! Это скорее я — клоун, а ты — просто сторож.
Космонавт снова завибрировал.
— Лучше тебе путешествовать в открытом пространстве, — посоветовал Лай.
— Великолепно! — продолжая вибрировать, воскликнул Шкрук. — Великолепная идея! Ты неподражаем! Предлагаю тебе: полетим вместе.
— Извини. Я вынужден отклонить предложение. Я состою охранником при картофельном поле.
Шкрук не слушал.
— Великолепно! — снова повторил он и сделал едва заметное движение лапой.
Но Лай был готов к нападению. Он уже давно понял, что космонавт блефует.
Лай уклонился от нити парализующего луча.
В следующее мгновение пес взвился в воздух и капкан его челюстей сомкнулся на горле космонавта.
— Извини. Я пошутил, — сказал Шкрук.
Лай отпал, как сытая пиявка. В пасти был изрядный кусок Шкруковской шеи.
— Обман, — заметил Лай, когда выплюнул этот кусок.
— Чистый обман, — подтвердил Шкрук. — Я внутри корабля, а перед тобой муляж, кукла.
— Застраховался ты хорошо, но только зачем?
— На чужих планетах опасно.
— Я слышал об этом.
— Замечательно. Теперь можем говорить начистоту и открыть намерения.
— Давай.
— Мне нужно иметь картофель.
— Понимаю. Ты уже об этом упоминал.
— Я думаю, не совсем понимаешь. Мне нужен весь картофель.
— Как это?
— Все, что есть на этом поле.
— Как ты собираешься увезти все это на таком маленьком корабле?
— Это не имеет значения.
— Но картофель еще не созрел.
— Это тоже не имеет значения. Не пытайся отговорить меня. Лучше прямо отвечай на мой вопрос.
— Не отдам.
— Причина?
— Я — охранник!
Шкрук издал шуршание.
— Напрасно. Ты упрям, Лай, но я тоже упрям. Все в космосе знают, как я упрям.
— Я не знаю и меня это не волнует.
— Правда? — искренно поразился Шкрук.
— Правда, — невозмутимо ответил Лай.
— Напрасно. Я заставлю отдать мне весь картофель.
— Не верю. Я думаю, не хватит сил.
— Хватит.
Муляж Шкрука попятился назад, теряя свои части. Это доставило Лаю удовольствие. Он решил, что укус был хорошо исполнен.
Муляж спрятался в корабле. Трап вдвинулся. Люк закрылся.
Лай настороженно замер. Он совершенно не представлял, как будут развиваться события. Но не вызывало сомнений, что угрозы Шкрука имели под собой почву. Пес скосил один глаз на поле: картофель был великолепен, цветы поражали красотой.
Громкий скрежет заставил Лая вздрогнуть всем телом, от носа до кончика хвоста. Звук исходил от корабля. Прошло несколько секунд и скрежет дополнился лязгом, а позже к этому прибавилось ритмичное постукивание металла о металл. Музыка вышла устрашающая.
Раздался хлопок. Из корабля начал расти шар. Под ритм, он толчками увеличивался, пока не стал величиной с полкорабля. Трудно было смотреть на этот странный симбиоз: казалось удивительным, что корабль сохраняет равновесие — по всем признакам шар должен был перевесить.
Лай смотрел на шар, как на аномальную бородавку, и ему было до ужаса неприятно, тем более, что бородавка меняла цвет. Начала она с серого, такого же, как корабль, но постепенно светлея, стала белой. Пес считал, что этот белый цвет отвратителен.
На этом метаморфоз шара прекратился. В нем отразился Каврак, местное солнце, и затем еще предметы, в одном из которых пес узнал себя. Гротескно искаженные отражения почти ввели пса в панику. Спасло его только чувство собственного достоинства. Он решил, что именно паники хотел от него Шкрук, когда выращивал зеркальный шар.
Не удостаивая более шар вниманием, Лай сел. Корабль погрузился в тишину. После всего, тишина звенела. Почти слышно было, как шуршат побеги-столоны, прокапываясь в почве.
Покой был нарушен гораздо более явным шуршанием. Звук снова исходил от корабля. Луч Каврака отразился от зеркального шара и застрял в нем, как в ловушке, словно обретя вес. По лучу пробежала судорога. Воздух вокруг посерел. Очертания предметов исказились, как недавно в зеркальном шаре. И вдруг Каврак исчез.
Лай страшно и безысходно завыл.
— Отдавай картофель! — послышался вибрирующий голос Шкрука, усиленный аппаратурой. — Отдавай картофель!
Это могло смутить разум большинства из обитателей космоса, но Лай, поддерживаемый сознанием долга, нашел в себе силу крикнуть в ответ:
— Включи свет!
— Отдавай картофель!
В голосе довольного своей выдумкой Шкрука слышалась издевка.
— Включи свет! — еще раз, но уже тише и менее уверенно попросил Лай.
— Включу, когда отдашь картофель, — спокойно сказал Шкрук. — Все поле, до последнего кустика.
Лай не мог и не хотел отдавать картофель. Шерсть пса встала дыбом. Он сорвался с места и, рыча в бешенстве, роняя слюну, бросился на корабль.
— Отдавай картофель! — снова завибрировал Шкрук.
Лай носился вокруг корабля и кусал броню. Это было бесполезно и вызывало только новые взрывы хохота.
— Отдавай картофель! — призывал космонавт. — Отдавай картофель!
— Не отдам! — лаял пес. Он понимал бессмысленность своих действий, но не в силах был обуздать ярость, которая управляла его телом, бурлила в нем, кипела, заставляя сверкать глаза, брызгать слюной, бегать и кусать корабль.
Искусанный корабль голосом Шкрука долго повторял:
— Отдавай картофель!
Но все же перестал — устал, или надоело упорное кружение пса, и сказал:
— Послушай, Лай, договоримся по-хорошему. Тебе нужен свет. Мне нужен картофель. Ты мне — картофель, я тебе — свет. Все просто, все довольны.
— Нет, — не согласился пес, продолжая движение.
— Лай! Лай, опомнись! Остановись!
Лай не останавливался.
Воздух вокруг посветлел. Каврак вернулся на небо.
По инерции Лай сделал еще один круг и остановился.
— Как тебе представление? — спросил Шкрук.
— Лучше не бывает, — ответил пес, переведя дыхание.
— Я могу повторить, если тебе понравилось.
— Не надо.
— Что так?
— Голова кругом идет.
— Понимаю. Я только смотрел на тебя, но тоже голова закружилась. Надеюсь, что в следующий раз ты будешь разумнее. Мои намерения не изменились.
Лай посмотрел на картофельное поле, потом перевел взгляд на корабль. Он хотел, чтобы космонавт видел его глаза.
— Очень плохо, сказал он, — что ты выключил свет.
— Я понимаю. Тебе было страшно.
— Не в этом дело. Мне было страшно — верно, но не за себя.
— Как это?
— Свет очень нужен картофелю. Не будет света — картофель не будет расти.
— Правда?
— Да. Картофелю было плохо, когда не светил Каврак.
— Я не знал.
— Всем растениям нужен свет. Странно, что ты этого не знал.
— Я слишком долго путешествовал по космосу. Все забыл. Но это не меняет дело.
— Картофель очень страдал.
— Все равно. Я готов пойти на крайние меры. Меня ничто не остановит. Свои возможности я тебе продемонстрировал. Надо будет — я буду выключать свет десятки раз, до тех пор, пока ты не дашь согласие на то, чтобы я забрал весь картофель.
— Зачем тебе мое согласие?
— Неужели не понятно?
— Нет.
— Мне нужен картофель.
— Но ты так силен, что можешь отобрать его без моего согласия. Разве я не прав?
— Не совсем. Я хочу, чтобы картофель был отдан добровольно.
— Зачем?
— Это не имеет значения.
— Ладно. Я подумаю.
Лай отвернулся от корабля и пошел на картофельное поле. Он не видел выхода. Шкрук не врал, когда утверждал, что в космосе все знают, как он упрям. Лай тогда не поверил, но Шкрук делами убедил в своей правдивости. Ничто не могло заставить его отказаться от своих намерений. Картофель надо было отдавать.
Лай остановился у первого ряда растений и лег. Он не прощался с картофелем, как думал космонавт, рассматривая его из корабля, а посылал в почву сигнал, на который должен был прийти ответ. И ответ пришел.
Перед носом пса почва зашевелилась и оттуда выкопался побег-столон, на конце которого было небольшое утолщение — молодой клубень. Кожица его лопнула и в щели появился круглый, без зрачка, глаз. Пес знал, что на него смотрит и чувствует его мысли все картофельное поле. Он собрался, чтобы яснее передать свой план картофелю. Его поняли. В знак согласия побег-столон покачал клубнем и закопался обратно.
Лай встал и пошел к кораблю.
Люк в корабле был открыт. В проеме стоял муляж Шкрука и высовывал наружу длинные усики. Лай заметил, что муляж был отремонтирован.
1 2 3

загрузка...