ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Звездный путь -


Джин Родденберри
Зверинец
«Примечание Джеймса Блиша.Экранизация этого эпизода складывается из двух частей. Основная сюжетная линия повествует о событиях, имевших место в истории "Энтерпрайза" настолько давней, что единственным знакомым на корабле лицом был тогда лишь Спок. Линия эта переплетается с детально продуманной "обрамляющей" сюжетной линией, в которой Спок предстаёт перед трибуналом по обвинению в мятеже; причём главная сюжетная линия служит объяснением его несомненно мятежным действиям. Для экранизации такой приём оказался в высшей степени удачным – этот эпизод, как я уже упоминал, был удостоен награды Хьюго в соответствующей номинации за этот год – но при новеллизации он влечёт за собой столь частые изменения ракурсов и переходы из настоящего в прошлое, что рассказ делается запутанным до невозможности. (Я знаю – я пробовал!) Поэтому представленная здесь новелла включает только основную линию, при этом возвращая сюжету первоначальную развязку – не показанную телезрителям – которая завершала эпизод до включения в него "обрамляющей" линии. Думаю, создатели сериала также сочли, что приём с двумя сюжетами был ошибкой; по крайней мере, "Зверинец" оказался единственной подобной серией за всю историю сериала.»
Когда "Энтерпрайз" получил сигнал о помощи – посланный по вконец устаревшему радио – с планеты Талос 4, капитан Кристофер Пайк не сразу решился, что делать. В послании говорилось, что оно отправлено уцелевшими членами экипажа корабля "Колумбия", а предпринятый Споком в библиотечном компьютере поиск показал, что наблюдательный корабль с таким названием действительно исчез в этом районе – восемнадцать лет назад. Именно столько лет понадобилось сигналу, скорость которого не превышала скорости света, чтобы достичь "Энтерпрайза", чья траектория полёта проходила как раз по его линии в восемнадцати световых годах от Талозианской системы. Давний сигнал – слишком давний.
Кроме того, следовало также учитывать состояние команды. Хотя из ставшего его боевым крещением боя на орбите Ригеля 8 "Энтерпрайз" вышел без повреждений, экипажу в наземных стычках повезло гораздо меньше. Спок, например, хромал, хотя и старался по возможности скрывать это; а у навигатора Джойса Тайлера левое предплечье было перебинтовано до самой кисти. Сам Пайк не был ранен, но чувствовал себя смертельно уставшим.
С другой стороны, Талос 4 значился как планета, пригодная для жизни; следовательно, уцелевшие члены экипажа "Колумбии" всё ещё могли быть живы. И поскольку "Энтерпрайз" всё равно должен будет пройти на расстоянии, достаточно близком для сканирования, не повредит проверить – на всякий случай. Разумеется, шансы что-либо обнаружить спустя столько лет…
Однако сканируя планету, Тайлер почти сразу же уловил с её поверхности отраженные сигналы, чья поляризация и разбросанность говорили о крупных кусках металла, вполне могущих быть обломками космического корабля. Пайк отдал приказ лечь на орбиту.
– Назначаю группу высадки в количестве шести человек, включая себя. Мистер Тайлер, будете моим помощником. Мистер Спок также отправится с нами. Позаботьтесь оба, чтобы вам наложили свежие повязки. Ещё с нами пойдут доктор Бойс, старший техник Гаррисон и корабельный геолог. Номер Первый, в моё отсутствие командование кораблём поручается Вам. Кто теперь Ваш ближайший заместитель?
– Старшина Кольт, сэр.
Пайк заколебался. То, что он оставляет мостик на попечение женщин, не тревожило его; женщины доказали свою способность нести службу в Звёздном Флоте задолго до его рождения. К тому же Пайк был совершенно уверен в своём Номере Первом – в обычное время корабельном штурмане, теперь же, после Ригеля, самой опытной из оставшихся в живых офицеров. Стройностью и смуглой кожей наводившая на мысль о берегах Нила, она была одной из тех женщин, чья внешность не меняется от двадцати до пятидесяти. Но ум её был острым и неумолимым, и Пайк никогда не видел, чтобы она дрогнула в какой-либо ситуации. Старшина Кольт, однако же, была назначена на корабль недавно, и в ней Пайк не был настолько уверен. Ладно, экспедиция всё равно обещает быть рутинной.
– Очень хорошо. Высаживаемся там, откуда идут эти отражённые сигналы.
"Там" оказалось каменистой площадкой, неподалёку от которой виднелось то, что явно было лагерем: кучка примитивных хижин, сооружённых из каменных блоков, обломков корабля, кусков холста и прочих подручных материалов. Среди хижин были видны несколько человек весьма преклонного возраста. Все они заросли бородами, на всех была поношенная, в пятнах одежда. Один нёс воду; остальные работали в поле, засеянном какой-то оранжевой культурой. Всё вокруг говорило об изобретательности и упорстве, позволивших людям на протяжении почти двух десятилетий существовать в этом чужом, враждебном мире.
Один из обитателей посёлка взглянул в направлении группы высадки и застыл, явно не веря своим глазам. Наконец, он хрипло позвал:
– Винтер! Смотри!
Второй взглянул вверх и застыл изумлённо, как и первый. Затем он закричал:
– Люди! Земляне!
Заслышав их возгласы, из хижин высыпали ещё несколько обитателей лагеря. Самому молодому было на вид не меньше пятидесяти, но все выглядели загорелыми, крепкими и здоровыми. Медленно, торжественно, обе группы приблизились друг к другу; Пайк почти физически ощущал захлестнувшие их чувства. Шагнув вперёд, он протянул руку.
– Капитан Кристофер Пайк, Ю.С.С. "Энтерпрайз".
Тот из колонистов, кто заметил их первым, молча пожал его руку; по щекам его текли слёзы. Наконец, он с трудом заговорил.
– Доктор Теодор Хаскинс, Американский Континентальный Институт.
– Это люди ! Они заберут нас домой! – воскликнул тот, кого звали Винтер, облегчённо рассмеявшись. – Ведь правда? Как там Земля?
– Всё та же старушка Земля, – с улыбкой отвечал Пайк. – Скоро вы её увидите.
– Вы даже не поверите, как быстро мы сможем доставить вас домой, – добавил Тайлер. – Барьер времени преодолён! Наши новые корабли могут…
Он оборвал себя и застыл с открытым ртом, уставившись куда-то мимо Хастингса. Проследив за изумлённым взглядом навигатора, Пайк увидел стоявшую в дверях одной из хижин необычайно красивую юную девушку.
– Это Вина, – поманив её, сказал Хастингс. – Она родилась вскоре после крушения. Её родители умерли.
Последовали представления, но Пайк заметил, что не в силах отвести глаз от девушки. Может, всё дело было в разительном контрасте с пожилыми колонистами, но её юная, какая-то дикая грация буквально поражала. Неудивительно, что Тайлер так на неё смотрел.
– Ни к чему медлить, – сказал Пайк. – Соберите то, что хотите забрать с собой, и поднимаемся на корабль. Я бы посоветовал вам взять в основном записи; на "Энтерпрайзе" имеется всё необходимое, и даже кое-что из роскоши.
– Поразительно, – сказал Хастингс. – Это, должно быть, очень большой корабль.
– Класса новейших и самых больших: четыреста тридцать человек экипажа.
Удивлённо покачав головой, Хастингс заторопился собирать вещи. Среди всеобщей суеты сборов Вина приблизилась к Пайку и отозвала его в сторону.
– Капитан, могу я поговорить с Вами?
– Конечно, Вина.
– Прежде, чем мы улетим, я хочу Вам кое-что показать. Это очень важно.
– Хорошо. Что же это?
– Это легче показать, чем объяснить. Если Вы пойдёте за мной…
Она отвела его к каменистому холмику чуть поодаль от посёлка, и показала на площадку у его подножья.
– Вот оно.
Пайк сам не знал, что ожидал увидеть – всё что угодно, от могилы до какого-нибудь неведомого произведения искусства – но не увидел ровным счётом ничего необычного и сказал это. Вина, казалось, была огорчена.
– Должно быть, свет падает не под тем углом, – сказала она. – Подойдите с этой стороны.
Они поменялись местами. Теперь он стоял спиной к холму, а она – спиной к лагерю. Пайк снова всмотрелся, но не заметил никакой разницы.
– Не понимаю, – сказал он.
– Сейчас поймёте. – Голос Вины внезапно изменился. – Вы как раз тот, кто нам нужен.
Пайк резко вскинул голову. В тот же миг девушка исчезла. То не была постепенная дематериализация при транспортации – она просто исчезла, как исчезает голограмма, если отключить энергию. Вместе с ней пропали все колонисты и их лагерь. Осталась лишь голая каменистая площадка и ошеломлённые офицеры "Энтерпрайза".
Позади послышалось шипение, и он резко обернулся, хватаясь за фазер. На него надвигалось облако белого газа, сквозь которое можно было различить странной формы входное отверстие. Ранее замаскированное как часть скалы, оно теперь беззвучно открылось. За ним оказалось нечто, напоминавшее лифт. Пайк успел увидеть два странных существа – маленьких, худых, бледных гуманоидов с крупными, удлинёнными головами и в мерцающих, отливающих металлом одеждах. Один из них держал маленький цилиндр, из которого продолжала бить белая струя.
В ту же секунду облако настигло его, и он оказался парализован – в сознании, но лишённый возможности двигать чем-либо, кроме глаз. Оба гуманоида вышли из отверстия и втащили его внутрь.
– Капитан! – донёсся откуда-то издалека крик Спока. Затем послышались бегущие шаги, внезапно заглушённые, будто отделённые закрывшейся дверью, и лифт с шипением пошёл вниз. Где-то высоко послышался взрыв, будто кто-то выстрелил из фазера по камням на полную мощность, но лифт лишь ускорил падение.
Тут сознание покинуло Пайка.
Едва придя в себя, Пайк стремительно потянулся к фазеру, чувствуя, что какая-то губчатая поверхность мешает его движениям. Фазера на месте не оказалось. Вскочив, он огляделся, одновременно отыскивая коммуникатор. Коммуникатора также не было; исчезла и его куртка.
Он находился в маленьком, сверкающем чистотой помещении. Губчатая поверхность оказалась неким подобием кровати с лежащим на ней аккуратно свёрнутым металлического цвета одеялом. Маленький бесформенный бассейн наполнен бурлящей водой; тут же – сосуд для питья. Явно тюремная камера; решётка…
Никакой решётки не было. Четвёртая стена оказалась прозрачной. Пайк заторопился к ней и выглянул наружу. Глазам его открылся длинный коридор с такими же прозрачными панелями; но располагались они не друг напротив друга, а в шахматном порядке, так что Пайк мог видеть лишь края двух ближайших камер справа и слева.
Должно быть, произведённый им шум был слышен в коридоре, потому что внезапно раздалось рычание, и показавшееся в соседней камере – клетке? – плоское существо, полуантропоид, полупаук, яростно бросилось на него – лишь затем, чтобы чиркнув по прозрачной панели своими отвратительными клыками, быть отброшенным назад. Затем послышалось кожистое хлопанье, и неестественно худое существо, нечто среднее между гуманоидом и птицей, с боязливым любопытством выглянуло из камеры справа. Заметив, что Пайк смотрит на него, оно кинулось назад и исчезло.
В этот момент в коридоре показалась группа большеголовых, бледных гуманоидов, похожих на тех, что похитили Пайка. У шедшего впереди на шее на короткой цепи висела сверкающая подвеска, что придавало ему начальственный вид. Остановившись перед камерой Пайка, странные существа молча разглядывали его. Пайк, в свою очередь, молча разглядывал их. Все они были абсолютно лысые, и у каждого на лбу чётко виднелась вена.
Молчание нарушил Пайк.
– Вы слышите меня? Моё имя – Кристофер Пайк, капитан корабля Объединённой Федерации Планет "Энтерпрайз". У нас нет враждебных намерений. Вы понимаете меня?
У одного из талозиан на лбу сильно запульсировала вена, и хотя Пайк не заметил никакого движения губ, в мозгу его зазвучал голос.
– Похоже, Магистрат, умственные способности данного вида чрезвычайно ограничены.
Теперь запульсировала вена на лбу талозианина с подвеской.
– В этом нет ничего удивительного, поскольку нам так легко удалось заманить их корабль, с помощью одного лишь поддельного сигнала. Как вы можете прочитать в его мыслях, особь только сейчас начинает догадываться, что её уцелевшие в катастрофе и их посёлок были всего лишь иллюзией, которую мы внедрили в сознание её и её сородичей. И вы легко заметите её замешательство, с которым она воспринимает наши мысли…
– Ладно, телепатия, – перебил Пайк.
1 2 3 4 5

загрузка...