ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Дэнтон, Джеми. Врата рая: Роман»: Радуга; Москва; 2005
ISBN 5-05-006042-7
Аннотация
В один день Эмили теряет престижную работу, ее бросает возлюбленный, и в довершение всего она узнает, что беременна…
Джеми Дэнтон
Врата рая
Глава первая
Приличные таксисты в этой стране есть только в Нью-Йорке – была убеждена Эмили Дуган. Вот и этот, высадивший ее у «Кулинарной академии Норрис» – грубиян! Еще и денек выдался – рекорд для южной Калифорнии по жаре. Уже четыре после полудня, а ни ветерка; пора бы уже дохнуть океанскому бризу, прошелестеть над головой пальмовыми листьями, поманить обещанием прохлады, облегчением от изнуряющего жаркого воздуха.
Мимо свистели шины – движение на бульваре Санта-Моника к вечеру становилось все сильнее. Эмили снова затошнило. Не поддаваться! Уж не грипп ли возвращается, как после той простуды пару недель назад? Месячный отдых очень нужен, и заболеть в это время совсем ни к чему, тем более Эмили так долго мечтала об этой поездке к бабушке. Нет, этого визита ей ничто не испортит. Ни грипп, ни недавние жизненные осложнения. Нужно принять серьезные решения, а для этого необходимо побыть в тиши, спокойно подумать. Тогда уже и приводить свою жизнь в порядок.
Ее опять замутило. Девушка глубоко вдохнула и медленно выдохнула, потянула за ручку большего чемодана, положила сверху меньший. Сумку повесила на плечо. В воздухе висел раздражающий запах паленого дерева.
Площадка для автомобилей справа от здания уже опустела, и Эмили направилась не к центральному входу в школу, основанную ее бабушкой почти пятьдесят лет назад, а к дому позади, где бабуля жила до сих пор. Странно, что штукатурка на стене осыпалась, краска облупилась, из трещин в бетонной дорожке пробивается трава. Бабушка всегда гордилась своей Академией, с удовольствием ею занималась и содержала в полном порядке.
Эмили подкатила багаж к деревянным воротам и взялась за ручку. Петли заскрипели, будто отвыкли поворачиваться. Эмили втащила чемоданы во двор и остановилась, потрясенная. Едкий запах гари нахлынул с новой силой. Место ее детских игр было совсем не похоже на прежнюю прекрасную Страну Чудес.
Ангелочки фонтана посреди двора пестрели лоскутками мха, бассейн высох. Клумбы перед домом тонули в сорняках. В белых пластиковых вазах – жалкие остатки пышных петуний, портулака и бегоний, свисавших некогда через края цветущими фестонами.
А ведь только два дня назад они с бабулей согласовывали планы по телефону, и все казалось нормальным. Эмили просто не ожидала такой запущенности.
Затащив свое имущество по кирпичным ступенькам на входную террасу, она постучала в дверь. С бульвара доносился шум машин, тихонько гудела установка центрального кондиционирования. Больше не было слышно ничего: ни телевизора, ни пластинок, которые бабуля часто заводила, хлопоча по дому. Дом словно вымер.
Бабушка могла уйти, но это маловероятно. Она человек привычки, все свои дела улаживает по утрам в субботу. Эмили решила заглянуть в гараж, а потом достать спрятанный при входе ключ и подождать бабушку в доме.
Она не слышала, как этот человек подошел. По спине пробежал тревожный холодок. Житель Нью-Йорка никогда не позволит себе такой беспечности. Видно, жизненные потрясения сильно ее расстроили.
– Чем могу помочь? – настороженно спросила девушка, стараясь запомнить его лицо. Лучше, чтобы полиция получила точное описание преступника. Черты резкие, словно высечены из гранита. Лицо неплохое, чуть вьющиеся темные волосы, сюда бы улыбку – залюбуешься… Впрочем, ей-то что. Хватит с нее мужчин.
– И я собирался спросить о том же, ответил низкий, бархатный голос.
Ее ладони почему-то вдруг вспотели. Она вытерла их о платье.
– Я первой спросила.
– Я здесь по службе. А вы?..
По службе? Но он явно не полицейский. Полиция с лопатами не ходит. Правда, есть значок и форма. Обливает фигуру, как в рекламе джинсов. Привлекательный мужчина на сто процентов. Но Эмили это не интересно. С мужчинами покончено. Слишком склонна она была насчет них ошибаться.
– Какая же у вас здесь служба?
Он ответил вопросом:
– Вы родственница миссис Норрис?
– Да, – настороженно произнесла Эмили, – я ее внучка.
Наконец-то он улыбнулся. Ну, прямо душка. У глаз появились морщинки, значит, улыбается он часто.
– Тогда вас зовут Эмили.
Что-то он знает такое, неизвестное ей. Сердце опять дернулось, она крепче схватилась за перила. Ноги держали плохо.
– Кто вы, в конце концов, и где моя бабушка?
Улыбка засияла ярче. Ну не грех ли быть таким красивым?
Он прислонил лопату к перилам и шагнул на ступеньки.
– Дрю Перри. – Он протянул руку. – С вашей бабушкой все будет в порядке.
– Будет в порядке? Что случилось? Где она?
– А с вами все хорошо? – спросил Дрю. – Что-то вы бледная.
– Со мной все нормально. – Собственный голос показался ей далеким и писклявым, в ушах глухо звенело. Или это грипп еще не распрощался с ней?
Эмили слегка покачнулась.
– Скажите же, что с моей бабушкой!
Теплые, шершавые от работы ладони легли ей на плечи.
– Может, вам лучше сесть?
Эмили не спорила. В голове мутилось, все тело кололи иголочки. Он помог ей опуститься на ступеньки. Чего ждать дальше, она не знала, но уже точно не того, что Дрю примется считать ее пульс. Пальцы на запястье пронзили ее электричеством до самого позвоночника.
– У вас всегда такой частый пульс? – поинтересовался он.
Эмили отняла руку.
– Нет, – соврала она, – и совсем он не частый.
Во взгляде его читалось: «Ведь я знаю, что это неправда».
– Ваш пульс учащен, и вы бледны, как бумага.
– Съела что-то неподходящее в самолете. – Говорить из-за тошноты было трудно. – Пожалуйста, объясните наконец, кто вы такой и где моя бабушка?
– Я работаю в пожарном управлении Лос-Анджелеса. С вашей бабушкой произошел несчастный случай, несерьезный, медслужба отправила ее в травмпункт.
– Какой несчастный случай?
– С ней все будет хорошо, – повторил он.
Почему не ответить прямо? Эмили опять потрясла головой, но вдруг перед глазами все расплылось, звон в ушах стал все громче, в глазах потемнело, и она потеряла сознание.
На то, что Дрю стал инспектором по поджогам, имелись свои причины. Он терпеть не мог больниц. И больше всего – приемных покоев. И вот теперь второй раз за день очутился в Лос-Анджелесском медицинском центре, и старухи, ради которой он здесь торчит, даже не знает. Славная такая старушка, но вполне возможно – поджигательница.
Он стоял, привалившись к стене рядом с электронными дверями. Кругом было много людей: кто ждал приема, кто – известий о близких. Два маленьких мальчика с выгоревшими до белизны волосами играли с пластмассовыми грузовичками на асфальтовых плитках пола у ног мужчины, наверное, отца. Мальчики катали свои машинки, и что им до отцовской тревоги, до страха и тоски в его глазах.
Дрю вспомнил, что он видел раньше такой взгляд, такое же лицо – у своего отца, когда их семья ждала известия – выживет ли мама. Он был совсем маленьким, но знал, что маму они больше никогда не увидят. Столько пожарных вокруг в приемном покое тем вечером… даже шестилетнему малышу было понятно – не к добру это. Прошло двадцать три года, и взрослый сын понимал теперь, что Джоанна Перри погибла, борясь с огнем и спасая жизни.
И с той поры Дрю всячески избегал госпиталей и докторов. Как и его старший брат Бен. Оба представляли уже третье поколение пожарников, оба знали, что походы в больницы – неотъемлемая часть их работы. Третий брат, Кэйл, работал фельдшером и проходил сквозь электронные двери приемного покоя каждое дежурство не один раз. После своего перехода в отдел поджогов, два года назад, Дрю почти не приходилось бывать здесь, разве что требовалось допросить свидетеля. Обычно он ограничивался моргом и кабинетом патологоанатома.
– Эй, а ты что тут делаешь? Пришел приглашать новую медсестру на свидание?
Дрю поднял глаза и кивнул брату.
– Кэйл, – сказал он, выпрямляясь. – Стоит черта помянуть…
– Черт явился, – реплика сопровождалась широкой улыбкой.
А все Мадж виновата! Или Аманда? Да, правильно, Мадж она звала себя, когда страдала амнезией. Аманда – приятная особа, но наблюдать, как та, другая ее личность, Мадж, гоняет братца, было интересно.
– Так почему ты здесь торчишь? – допытывался Кэйл. – Разве тебе не надо ловить плохого мальчика со спичками?
Дрю вздохнул. В самом деле, как объяснишь свое пребывание здесь, особенно, когда самому неясно, с чего вдруг взялся разыгрывать благородного рыцаря, да еще дважды в день?
– Это долгая история, – буркнул он, надеясь, что Кэйл отвяжется.
Он уже приходил сюда сегодня, чтобы расспросить Вельму Норрис, восьмидесятилетнюю хозяйку «Кулинарной академии Норрис», относительно возгораний у нее в заведении. Сами возгорания выглядели безобидными, но у Дрю возникли подозрения. Сперва в пустом классе загорелся мазут. Вроде бы пролился, а отопительная установка оказалась неисправной. Потом вспыхнули ящики с газетами, сложенные позади школы, по-видимому, по вине неосторожного курильщика. Последний случай, с мусорным контейнером, тоже выглядел невинным – но третье возгорание за две недели? Слишком уж часто это повторяется, и Дрю не собирался, не проверив, отбрасывать последний инцидент как случайность.
Он вернулся в Академию, а тут объявилась внучка, которую пришлось везти в больницу. Никуда не денешься, бедняжка буквально свалилась в обморок у его ног. При такой жарище вполне возможно обезвоживание или тепловой удар.
Кэйл сунул руки в карманы.
– Расскажи коротенько. У меня есть минута-другая, пока Брэди не закончил.
К сожалению, Кэйл пробудет здесь еще долго, потому что его напарник – большой любитель записывать все досконально.
– Человек потерял сознание, я оказался рядом. – Дрю свел информацию к минимуму. – От жары, я думаю.
Улыбка Кэйла стала шире.
– Человек женского пола, конечно?
– Да, и что? – Дрю нахмурился. Он знал о своей репутации дамского угодника – по его мнению, репутации несправедливой. Но этот случай совсем другой. Он делал постороннему человеку одолжение, а когда рядом упала в обморок женщина, сработала тренировка. И точка. Ну, понравились ему карие глаза Эмили Дуган, ну и что? Разве это преступление – заинтересоваться красивой девушкой?
– Отлично, братишка. – Кэйл усмехнулся. – Мало тебе женщин, которые за тобой бегают, теперь они просто падают в обморок к твоим ногам.
– Вовсе нет.
– А как же? – Кэйл скрестил руки, скептически глядя на брата. – Болтаться в госпитале, беспокоясь о пациенте – это на тебя не похоже.
– Говорю же, все не так просто.
– Как ее зовут?
– Эмили Дуган, но тебя это не касается.
– Ее госпитализировали по поводу перегрева?
Дрю кивнул, и Кэйл направился к кабинетам для осмотра.
– Куда тебя понесло? – Дрю догнал брата.
– Поглядеть на нее!
– Зачем?
Кэйл остановился и с шумом выдохнул.
– Любопытно. Если ты без нужды околачиваешься в больнице… – он говорил медленно и раздельно, точно Дрю мог его не услышать, – значит, есть причина.
Кэйл не утихомирится, пока не удовлетворит своего любопытства.
Дрю пошел за братом. Сестры, санитары, врачи торопливо сновали между разделенными занавесками комнатками, входили в хирургический кабинет, разговаривали по телефону, просматривали результаты анализов. У конторки в хирургической одежде стояла Тилли Енсен.
– Привет, Тилз, – окликнул приятельницу детства Кэйл. – Где женщина, которую привез Дрю? Та, что перегрелась.
– Третья занавеска, – ответила она Кэйлу.
Тилли подняла взгляд на Дрю. Они дружили еще с тех пор, когда братья Перри жили у своей тетки Дебби. Тилли жила по соседству. Мать Тилли умерла при родах, а отец мальчиков ушел из жизни через два года после смерти жены.
– С ней все будет хорошо. – Тилли заправила за ухо выбившуюся прядь длинных каштановых волос. – Мы не думаем, что это у нее от жары, но для верности ждем анализов. Скоро будут готовы, и тогда отвезешь ее домой.
– Спасибо, – ответил Дрю, с неожиданным для себя облегчением. Если не помочь пострадавшему от перегрева или теплового удара немедленно, человек вполне может умереть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...