ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она способна продлить жизнь общины, а вот этого ни в коем случае делать не стоит! Ведь наш магический менталитет уже почти исчерпался, мы мало на что теперь способны. И задерживаться, пытаясь разобраться в реликвиях, пусть даже и дорогих... Я кажусь вам циничным, не правда ли?
— Не без этого, — подтвердил Евгений. — Но продолжайте, пожалуйста!
— Да что продолжать! Надо как можно быстрее ответить на вопрос, почему кристалл засветился. Ответить, воспринять и оставить в прошлом... Мне кажется, техническим способом это легче будет сделать, вот потому я и прошу о помощи. Потому что убрать прошлое из настоящего необходимо как можно быстрее! Пока история с перстнем не прояснится, община вынуждена будет существовать...
— Странные вы люди, господа эсперы, — окончательно потерявшись, ответил Евгений (да, прав был Веренков, говоря, что этические открытия ему не даны! Ведь Дэн, несомненно, говорит искренне, более того, приоткрывает заветные тайны общинной этики... а Евгений сидит и только удивленно хлопает ушами, с трудом сдерживая осуждение!).
— Так вы возьмете перстень? — настойчиво повторил Дэн. — И сообщите результаты?
Евгений молча забрал у него из рук украшение, и (показалось или нет?) камень словно бы замерцал ярче...
— Я завтра же поеду в институт, — сказал Евгений. — Отдам кристалл на экспертизу, и через несколько дней его можно будет забрать!
— Когда будут результаты, прилетайте прямо к нам, — любезно пригласил Дэн. — Можно даже без звонка, мы будем только рады!
Казалось, разговор был окончен, но Дэн продолжал сидеть.
— Вы что-то еще хотите сказать?
— Да, — решился наконец Дэн. — По поводу Юли... Точнее, ваших отношений...
— Что по поводу наших отношений? — переспросил Евгений, снова напрягшись. — Не кажется ли вам...
— Что я суюсь не в свое дело? — продолжил Дэн. — Да как вам сказать... С одной стороны, конечно кажется, а с другой... В каком-то смысле мы все отвечаем за Юлю!
— И бросаете одну? — с изумительной язвительностью переспросил Евгений. — Тогда как сами разбредаетесь парочками, если я правильно понял?..
— Не совсем. То есть насчет парочек правильно, а насчет «бросаем»... Она должна перебраться в другую общину, ее там ждут, и через некоторое время — это и гороскоп, и предсказание! — ей суждено будет встретить счастливую любовь. С эспером, понимаете? Правда, тут множество трудностей, она может не справиться, оказаться хуже самой себя... Ну, вы понимаете, как это бывает, должны понимать... И поэтому прошу вас: не осложняйте ей жизнь! Если вы сделаете ей предложение, а особенно, если будете слишком откровенно страдать по поводу предстоящей разлуки — она останется с вами... но это рано или поздно погубит ее! Поэтому прошу вас, не требуйте больше от нее ни жалости, ни благодарности!
Дэн поднялся и, неловко попрощавшись и поблагодарив за кофе, торопливо направился к выходу...
* * *
...Юле показалось, что она напрасно торопилась вернуться в «Лотос». Было ощущение, что она попала на похороны, причем в качестве покойника — настолько странной, просто неописуемо странной оказалась эманация встретивших ее друзей!
Ну ладно, они могли считать Юлю погибшей — после «атаки» Сэма, после катастрофы автобуса... Но теперь, когда воочию убедились, что она жива и здорова — зачем эманировать вселенскую тоску?!
Юля внимательно вслушивалась в эмоции, стараясь точнее понять их. К чему относятся эти волны тоски и виноватости? Может быть, к убежавшему Сэму? Или к прошлому «Лотоса? Или все-таки конкретно к ней, а все остальное — лишь сопутствующие образы?
Юля собралась с силами, преодолела страх и спросила прямо: что, в конце концов, происходит?! Почему друзья ходят с постными физиономиями, а в мыслях уже нарядили ее в голубой плащ жертвы? Или ее собираются после ближайшего полнолуния утопить в озере во искупление чего-нибудь?
Инга на это предположение только покачала головой и усмехнулась, а Юрген спросил с подчеркнутым спокойствием:
— Скажи, пожалуйста, что ты намерена делать после... ну, в общем, когда мы все разъедемся?
Юля поморщилась: об этой пугающей перспективе она старалась думать как можно меньше! Одна возможность представлялась хуже другой, а в иные минуты вообще хотелось пойти и повеситься... Ведь «Лотос» навсегда приучил ее к магии — неужели это может прекратиться? Конечно, ничто не мешает ей продолжать встречаться с друзьями, но все равно — перемены страшили Юлю...
— Не знаю, — неохотно ответила она, — еще есть время решить. Может быть, вернусь домой и буду работать медсестрой. Может, снова поступлю куда-нибудь...
— Или выйдешь замуж за Евгения, — продолжил Юрген, — так?
— А почему бы и нет?! — агрессивно поинтересовалась Юля. — Правда, он еще не делал мне предложения...
— Ну, — заметила Инга, — насчет этого можешь не беспокоиться: сделает. Как только поймет, что иначе может потерять такой интересный объект исследования... Ох, извини, я не хотела тебя обидеть!
— Ты меня не обидела, — спокойно и почти искренне ответила Юля. — Действительно, наше знакомство возобновилось только из-за его профессионального любопытства. Ну, и что? Разве так важно, с чего начались отношения?
— Вовсе нет, — заметил Юрген. — Важно другое: как они будут продолжаться и что дадут вам обоим... Я говорю банальности, не так ли?
— Все разговоры «за жизнь» банальны по определению! — зло вмешалась Инга. — И хватит ходить вокруг да около... тоже мне, философ доморощенный!
Юрген вздохнул, огляделся, словно в поисках поддержки — но даже Лиза смотрела на него с сердитым нетерпением...
— Ну, раз уж вы так настаиваете... — медленно произнес он. — В общем, Юля, в твоем будущем есть одна очень неприятная вероятность: вернуться в общество нормальных людей и погибнуть.
Юля едва не засмеялась: как будто она сама этого не понимает! Но интонация Юргена и внимательно-грустные взгляды Инги и Лизы заставили ее осознать серьезность прогноза.
— Насколько реальна эта вероятность? — спросила она наконец.
— Почти неизбежность, — жестко сказала Инга. — Юрген не смог рассчитать счастливый исход событий. Так что тебе остается только вспомнить, как ты когда-то изменила предначертание, и снова сделать то же самое — только уже для себя...
— Как?!
— Не знаю, — вздохнула Инга. — Помочь тут может только нетривиальное поведение...
— Какое нетривиальное поведение? — переспросила Юля, с надеждой переводя взгляд на Юргена. — Какое?..
Тот откровенно виновато помотал головой:
— В том то и дело, что определить это сможешь только ты сама! К сожалению...
— Хорошо, — отозвалась Юля, стараясь не показать, насколько тяжелым оказался для нее этот неожиданный удар. — Спасибо, что рассказали мне... Лиза, — быстро повернулась она на излишне сочувственную эманацию, — мне не нужны твои добросердечные предложения! Или вы удочерять меня собрались?
— К сожалению, это ничего не даст, — ответил вместо Лизы Юрген. — Получится то же возвращение к нормальным людям, только чуть растянутое во времени. Впрочем, если ты захочешь... Ты можешь остаться с кем угодно из нас, я говорю это абсолютно серьезно! Но спасти тебя может только вдохновение — ничто другое тут не поможет...
...Слова звучали приговором. Юля не выдержала, опустилась на стул, закрыв лицо руками. Она чувствовала себя потерянной, неприкаянной и совершенно никому не нужной. Неожиданно ей вспомнились слова (чьи? Дэна, Юргена?), которые она услышала в свое самое первое утро в «Лотосе». «Я вас предупреждаю, а там — как хотите!» О чем, интересно, было предупреждение? Не о том ли, что сейчас происходит?
— Скажите, — спросила она через несколько секунд, — скажите, только честно: вы заранее знали обо всем этом? Да? Но почему тогда вы позволили мне остаться?!
После вопроса несколько секунд висела неловкая пауза. Лиза первая нарушила молчание:
— Понимаешь, было уже поздно. Если бы мы не позволили тебе остаться, тебе пришлось бы «вернуться к нормальным людям» еще тогда — и последствия были бы точно такими же! Ты, конечно, могла не возобновлять знакомство с Евгением... Но от этого, если честно, лучше было бы ему, а не тебе! Реально же изменить твою жизнь могла только Тонечка: не сближаться с тобой, не учить тебя тантризму и прочим... необыденным вещам! Понимаешь теперь, откуда все переплетения?
Перед глазами Юли возникли строчки из тонечкиного письма: «Ну почему всем, кто меня любит, я приношу только несчастья? Ведь я заранее знала, что мне не стоит знакомиться с тобой, принимать твою заботу...»
— Так вот что она имела в виду, — растерянно протянула Юля. — Да, пожалуй...
Она не могла выразить словами всех охвативших ее чувств. Самое странное — она не сердилась на Тонечку и больше не пыталась никого ни в чем обвинять... А виноватые эманации друзей казалась ей смешными и даже трогательными — неужели они настолько чувствуют свою ответственность?
Похоже было, что Лиза уловила смену ее настроения. Она быстро подошла к Юле и ободряюще улыбнулась:
— Только не торопись пришивать оборки к савану! К тому времени, как он понадобится, это уже будет немодно! Ну а пока единственное, чем мы можем конструктивно тебе помочь — это дать кое-какую полезную информацию...
Юля удивленно взглянула на нее — какую еще информацию?
— Ну, «Лотос» не единственная община, есть и другие, — пояснила Лиза. — А бывает, что эсперы не живут вместе, как мы, а просто время от времени встречаются. Но все равно, это достаточная гарантия от «нормальных людей»...
— Вы что, знаете такие компании? — спросила Юля.
— Ну... некоторые знаем, — почему-то смутилась Лиза.
— Идем, я распечатаю тебе свою базу данных, — Юрген шагнул к двери и обернулся. Юля поднялась и последовала за ним.
В комнате Юрген включил компьютер и, поколдовав немного над клавиатурой, вызвал длинный список — имена в алфавитном порядке, «специализации», адреса... Интересно! Юля пролистала несколько страниц, но не дошла даже до буквы «Б»!
— Сколько же здесь человек? — удивленно воскликнула она и, быстро осмотрев экран, нашла в углу нужные цифры: «Запись 42 из 3117». — Ничего себе! Три тысячи эсперов — да у нас во всей стране столько не наберется! Откуда у тебя это?!
— Ну, когда-то, довольно давно, — смущенно сказал Юрген, — я немного сотрудничал с СБ, а они ведут подробный учет, статистику... в общем, мне удалось до нее добраться!
Юля взглянула на него с откровенным сомнением — неужели в СБ царит такой бардак? Впрочем, всякое бывает... И похоже, она недооценивала компьютерные таланты Юргена!
— К сожалению, это несколько устаревшие данные, — добавил Юрген. — Впрочем, за пять лет они вряд ли сильно изменились...
— Во всяком случае, — резонно заметила Юля, — других все равно нет!
Юрген улыбнулся:
— Я распечатаю список, а тебе, пожалуй, стоит нанести все имена на карту.
— Зачем?
— Ну, так легче будет растормозить воображение... Кто знает, может быть, ты просто почувствуешь, куда надо ехать!
Юля кивнула, немного подумала и спросила:
— А нельзя ли как-то пересортировать их? Ну, скажем, по городам? Это будет удобнее...
— Вообще-то можно, — Юрген поморщился, — но сортировка займет некоторое время...
Юля вспомнила мощный компьютер Евгения: вот где наверняка не возникло бы никаких проблем! Еще и на карту сам бы все пораскидал... впрочем, это в любом случае надо делать самой: у компьютера нет воображения и интуиции!
— А если я так и не почувствую, куда ехать? — задумчиво спросила Юля. — Не перебирать же их всех подряд?
— Ну, не знаю! — сердито ответил Юрген. — Решать-то в любом случае тебе... Можешь хоть выйти замуж за этого своего приятеля из СБ!
Юля тоже рассердилась:
— Послушай, откуда такое пренебрежение? Да, я понимаю, что близость с ним опасна для меня — но почему из-за этого надо его презирать?!
— Я его не презираю, — возразил Юрген. — Я просто трезво его оцениваю! И сожалею, что в вашем союзе ты женщина, и ты же — эспер.
— Ну и что?
— Место женщины — рядом с мужчиной, но не впереди него. А эспер, согласись, все-таки шаг вперед по сравнению с нормальным человеком. Так что долгая близость с Евгением для тебя станет деградацией.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...