ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Гуманоиды – 1

Распознавание и вычитка — Виктор Грязнов
«Империя магии»: АСТ; Москва; 2002
ISBN 5-17-012640-9
Оригинал: Jack Williamson, “The Humanoids”, 1947
Перевод: Е. Чирикова
Джек Уильямсон
Гуманоиды
Глава первая
На посту у ворот дежурил высокий сержант с каменно неподвижным лицом. Он-то и обнаружил ее позади высокой стальной ограды — девочка робко переминалась с ноги на ногу и смотрела на охранника умоляющим взглядом. В своем дешевом желтом платьице она выглядела маленькой грязной бродяжкой, и сержант решил, что это попрошайка, которая пришла поклянчить еды.
— Пожалуйста, мистер, скажите, это Стармонтская обсерватория? Могу ли я поговорить с директором? Доктором Клэем Форестером? Пожалуйста, мистер! Это очень важно! — сначала тихий, голос ее постепенно окреп, а в глазах появился странный блеск.
Нахмурившись, сержант пристально посмотрел на девочку, пытаясь понять, как она сюда пробралась. На вид бродяжке было лет девять. Голова ее казалась непомерно большой для тщедушного тельца, а ввалившиеся щеки наводили на мысль о постоянном недоедании. Ее прямые черные волосы были коротко обрезаны и зачесаны назад. Сержант неодобрительно покачал головой — девочка была слишком мала, чтобы путешествовать в одиночку. Он видел, с каким нетерпением и надеждой она ждет ответа, но доктор Форестер не имел обыкновения встречаться с маленькими беспризорниками.
— Без пропуска сюда никто не войдет Стармонт — военная территория, понимаешь? — заметив, что малышка вздрогнула при звуке его хриплого и строгого голоса, сержант улыбнулся.
Видя неподдельное горе в поднятых к нему темных глазах, он попытался смягчить тон.
— Как тебя зовут, сестренка?
— Джейн. И я просто обязана поговорить с доктором Форестером, — ее голос звучал все настойчивее.
— Джейн? А фамилия у тебя есть?
— Я не знаю своей настоящей фамилии, но люди зовут меня по разному: Писклей, Козявкой, Пигалицей, а то и еще похуже. Но мистер Уайт говорит, что мое настоящее имя Джейн Картер. Это он послал меня к доктору Форестеру, — девочка продолжала в упор смотреть на сержанта.
— Как ты добралась сюда, малышка?
Сержант посмотрел на узкое шоссе за оградой, которое уходило влево за одинокий холм и, превратившись в длинную черную полоску, терялось вдали. Солт-Сити лежал в тридцати милях отсюда — далековато для пешей прогулки. И нигде поблизости не было машины или другого транспорта, который мог бы привезти девочку.
Она снова повторила:
— Мистер Уайт прислал меня, чтобы увидеть…
— Кто такой мистер Уайт? — перебил ее сержант.
Ее глаза загорелись беспредельной преданностью:
— Он философ, — на этом слове девочка чуть запнулась. — У него большая рыжая борода, и он пришел из других мест. Он вытащил меня оттуда, где меня часто били, и ужасно добр со мной. Мистер Уайт учит меня теле… — девочка замялась. — Он послал меня с бумагой к доктору Форестеру.
— С какого рода бумагой?
— Вот с этой, — тоненькая ручка наполовину высунулась из кармана, и сержант смог разглядеть серую карточку, стиснутую в грязных пальчиках. — Это послание, и оно ужасно важное, мистер!
— Ты могла бы отправить бумагу почтой.
— Спасибо за совет. — Ее худое бледное личико озарилось подобием вежливой улыбки. — Но мистер Уайт сказал, что ее не должен видеть никто, кроме доктора Форестера.
— Я еще раз говорю тебе, сестренка — доктор Форестер большой начальник, понимаешь? Он слишком занят, чтобы разговаривать с кем попало, если, конечно, это не проверяющий генерал с бумагами из министерства обороны. Ты ведь не генерал, не правда ли? Извини, но я не имею права пускать тебя на территорию, — сержант изо всех сил выказывал доброжелательность, чтобы хоть так смягчить свой отказ.
Девочка разочарованно кивнула головой.
— Тогда дайте мне немного подумать.
Какое-то время она неподвижно стояла, глядя куда-то в сторону, и будто слушала голос, обращенный к ней одной. Потом сделала несколько шагов по горячему асфальту, девочка чуть склонила голову к плечу и на лице ее отразилось напряженное внимание. Кивнув, девочка что-то прошептала и с надеждой обернулась к сержанту:
— А могу ли я поговорить с мистером Айронсмитом?
— Конечно, сестренка! — охранник улыбнулся с явным облегчением. — Почему же ты сразу не сказала, что знаешь его? Это Форестера почти невозможно увидеть, а с Фрэнком Айронсмитом любой может поговорить. Он ведь не такая важная птица, и к тому же мой друг. Иди-ка сюда поближе, сейчас мы его позовем.
Оробев от счастья, девочка зашла под узкий навес будки охраны, благодарно глядя на сержанта. Тот поднял трубку и связался с коммутатором обсерватории.
— Ну конечно, у Фрэнка Айронсмита есть телефон, — послышался унылый голос оператора. — Он работает в компьютерном отделе, Стармонт, 88. Само собой, Роки, он сейчас там. Только что занес мне чашечку кофе по дороге на работу. Оставайся на линии.
Айронсмит внимательно выслушал сержанта и пообещал немедленно спуститься. В ожидании его прихода девочка все так же крепко сжимала карточку в своем кармане. Чтобы как-то скоротать время, она нагнулась и принялась рвать убогие желтые цветы, росшие среди пустынной травы по эту сторону ограды. Через несколько минут ее огромные глаза медленно поднялись и остановились на лице сержанта.
— Да не волнуйся ты так, сестренка. Фрэнк Айронсмит отличный парень, понимаешь? Может, он и не большая шишка, и никогда ею не станет: все, что он делает, — это управляет счетными машинами в компьютерном отделе. Но я точно знаю, что он попытается помочь тебе, — охранник, как мог, старался смягчить свой хриплый голос.
— Мне очень нужна помощь, чтобы передать это доктору Форестеру. — Девочка еще сильнее сжала карточку.
Сержант усмехнулся торжественности, с которой малышка произнесла последние слова.
— Фрэнк обязательно что-нибудь придумает. Он очень умный, хотя и числится простым клерком.
Девочка вновь повела головой, обратив взгляд на что-то позади охранника, среди газонов и зелени Стармонта, которые превращали его в прохладный оазис. Сержант был озадачен напряженным вниманием девочки — она словно прислушивалась к чему-то помимо его голоса.
— Фрэнк хороший парень, сестренка, — он продолжал говорить, поскольку странная отрешенность ребенка начала беспокоить его. — Он знает много всего разного. Даже когда заходит в кабак выпить с нами стаканчик пива, у него всегда какая-нибудь книга под мышкой. Он даже умеет читать на древнем языке — Фрэнк говорит, что на нем разговаривали люди с материнской планеты.
Девочка вновь подняла на него глаза — теперь уже с неподдельным вниманием.
— Она где-то среди других звезд, понимаешь. — Он махнул рукой в сторону багровеющего неба. — Язык первого мира, откуда пришли все люди, — так говорит Фрэнк. Однажды ночью он показал мне Солнце. По-моему, это просто еще одна звезда, которую можно увидеть в телескоп, — вопреки смыслу сказанного, голос охранника окрасило невольное благоговение.
Пора кое-что объяснить. Стармонт находился отнюдь не на Земле, а язык Джейн Картер и отдаленно не напоминал английский; даже ее имя передано здесь просто по созвучию. Сотни веков прошли со времен Эйнштейна и Хиросимы, и прирученный атом позволил людям создавать космические корабли. Они разнесли семена человечества на многие тысячи обитаемых планет, находившихся в сотнях световых лет от Земли. Бесчисленным человеческим цивилизациям, отделенным друг от друга многими жизнями и поколениями, требовались еще более совершенные корабли для путешествий со звезды на звезду. Новые поселения вырастали, ввязывались в войны с соседями и исчезали или перебирались на новые планеты в поисках лучшего места обитания. Вовлеченный в это бесконечное повторение истории, мир Джейн Картер, совсем не похожий на Землю по климату, в своем развитии намного отстал от материнской планеты, практически вернувшись к варварству. Дюжина веков независимого прогресса привела людей приблизительно к земному уровню начала атомной эры. Тем не менее при том же уровне технологии социальные отношения оказались несколько более продвинутыми. Мировая республика покончила, наконец, с долгой эрой межнациональных войн, но новое государство столкнулось в расширившемся мироздании с другими проблемами. Местные исследования в ядерной физике позволили ученым, торговцам и дипломатам вновь путешествовать по Вселенной, их знания заражали вирусом науки народы ближайших планет, все еще слишком отсталых, чтобы иметь иммунитет к недовольству и революционным идеям, порожденным индустриальной революцией. Сейчас, когда медленная волна прогресса достигла мира, в котором жили Джейн Картер и сержант, древний исторический цикл подъема и упадка снова повторялся в одном из вариантов. Демократическая республика уже пожинала плоды экспорта своих технологий и практически приносила демократию в жертву, ибо лицом к лицу столкнулась с враждебным ей новым альянсом тоталитарных Трипланетных Сил.
— Понимаешь, сестренка? Фрэнк Айронсмит уж точно поможет тебе. Да вот и он сам, — сержант ободряюще улыбнулся девочке.
Взволнованная малышка быстро подняла глаза и увидела худощавого молодого человека, спускающегося к воротам по тенистой аллее, посыпанной гравием. Он ехал на старом велосипеде со стороны небольшого здания с красной кровлей, еле видневшегося среди изумрудной зелени. Мужчина радостно поприветствовал сержанта и посмотрел на девочку добрыми серыми глазами. Она неуверенно улыбнулась ему.
В свои двадцать шесть Айронсмит все еще выглядел как мальчишка. У него было худое загорелое лицо и давно не мытые рыжеватые волосы. Мятая рубашка с расстегнутым воротом и бесформенные поношенные брюки придавали ему вид человека на отдыхе. Он ответил девочке доброжелательной улыбкой и повернулся к сержанту, ожидая объяснений.
— Мисс Джейн Картер. К доктору Форестеру, — коротко произнес охранник.
Айронсмит слез с велосипеда и уложил его рядом с собой на дорожке. Заметив еле сдерживаемое нетерпение девочки, он с сожалением покачал головой.
— Тебе надо быть, по крайней мере, генералом. Неужели больше некому заняться этим вместо тебя? — голос его звучал мягко и доброжелательно.
— Некому. А дело ужасно серьезное, — твердо ответила Джейн.
Айронсмит согласился:
— Я в этом не сомневаюсь. А о чем примерно идет речь?
Огромные прозрачные глаза девочки уставились на что-то позади мужчины. Ее тонкие синеватые губы безмолвно шевелились, потом она, казалось, слушала ответ.
Наконец бродяжка произнесла:
— Я не могу ничего рассказать вам. Но мистер Уайт говорит — скоро должно кое-что случиться. Кое-что ужасно плохое! Поэтому он и хочет побеспокоить доктора Форестера.
Айронсмит внимательно посмотрел на длинную пустынную дорогу, бегущую среди песков в направлении Солт-Сити. Глаза его в замешательстве остановились на босых загорелых ногах девочки. Что-то здесь было не так! Математиком овладело беспокойство.
— Скажи мне, Джейн, где остались твои родственники?
Девочка серьезно ответила:
— У меня нет родственников и никогда не было. Поэтому копы посадили меня в большой темный дом, где ужасно плохо пахло, а на окнах стояли железные решетки. Но теперь у меня все хорошо — мистер Уайт вытащил меня оттуда сквозь стены и пообещал, что я больше не вернусь в тот дом. — Просветлело личико девочки при последних словах.
Айронсмит задумчиво поскреб подбородок, лишенный какой бы то ни было растительности.
Наконец он произнес:
— Доктора Форестера не так-то просто увидеть. Но может, мы придумаем что-нибудь получше. Предположим, мы пойдем в кафе и съедим по мороженому, а заодно и обсудим твое дело. Как ты на это смотришь?
Он посмотрел на сержанта и добавил:
— Я приведу ее назад к воротам.
Девочка отрицательно покачала головой.
— Разве ты не голодна? Там есть целых четыре сорта — шоколадное, сливочное, крем-брюле и вишневое, — Айронсмит надеялся убедить ребенка с помощью столь весомого аргумента.
— Спасибо. — Фрэнк видел по глазам девочки, как сильно соблазняло ее это предложение, но она твердо отступила на шаг назад. — Я ужасно хочу есть, но мистер Уайт говорит, что у меня нет времени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...