ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вы объявите мне о своем решении, когда мы встретимся за ужином.
— Но вы ведь знаете, что я вам не доверяю… Почему же вы думаете, что я пойду ужинать с вами?
— Потому что вы проголодались.
— Очень остроумно, — сказала Мора.
Ей показалось, что его губы чуть дрогнули, однако она не знала, улыбнулся ли он или рассердился.
— Поужинайте со мной, Мора. Поверьте, я могу быть вам полезен. Ведь мы с вами союзники.
— Это еще надо проверить.
Ей очень хотелось поужинать с ним, но как раз это ее и встревожило. Именно о таких мужчинах говорила мать, когда предупреждала ее… Высокий, темноволосый и ослепительно красивый… Сердечный трепет, который Мора ощущала, свидетельствовал о том, что она уже поддалась его обаянию. Если он тот, за кого выдает себя, ей придется принять его помощь. Он ей понравился? Что ж, тем проще будет иметь с ним дело. Но он, наверное, захочет поехать с ней вместе, и это сулит дополнительные осложнения. И можно ли ему доверять? Даже если он действительно Каллахэн, в какой степени следует доверять ему?
— Я буду ждать вас здесь в восемь часов, — сказал он, когда они входили в вестибюль гостиницы.
Мора вздохнула. Ей действительно придется поужинать с ним, и, кроме того, она должна определить, союзник он или враг. До ужина у нее будет достаточно времени, чтобы отдохнуть, прийти в себя и успокоиться.
— Не в восемь, а в семь, — решительно заявила Мора.
— В семь здесь будет слишком людно.
— Вот именно.
Митчел с улыбкой наблюдал, как она поднимается по лестнице. Отважная маленькая леди… Даже после всего случившегося она не утратила самообладания. А ведь многие на ее месте обезумели бы от страха. Малышка воспитана в самых строгих правилах, но он чувствовал скрытое пламя, бушующее в ней. И он видел, как она защищалась, когда ее в буквальном смысле приперли к стене. Митчел был уверен, что Мора испугалась, когда на нее напали; но она подавила свой страх и демонстрировала лишь типичную для рыжеволосых ярость.
Тихонько насвистывая, Митчел направился в свой номер. И с удовлетворением заметил краем глаза, как черная бомбазиновая юбка исчезла за дверью десятого номера. Маленькая Мора Кении обворожила его. Сообразив, что его больше не тянет заглянуть в салун, он усмехнулся.
Глава 2
Мора посмотрела на свое отражение в зеркале и нахмурилась. Она сделала то, что делала обычно, однако почему-то все выглядело по-другому. Волосы, как всегда, были аккуратно собраны на затылке, лишь несколько прядок выбились из прически. Черное платье с высоким воротом и застежкой у горла выглядело даже слишком строгим. И все же что-то в ее облике изменилось…
Покачав головой, она сказала себе, что это ей кажется. Возможно, у нее действительно раскраснелись щеки и появился блеск в глазах, потому что она еще не совсем оправилась после нападения. Но все это не имеет ни малейшего отношения к смуглому черноволосому красавцу, называющему себя Митчелом Каллахэном.
Выходя из своего номера, Мора презрительно фыркнула. Можно назвать себя хоть королевой Викторией, если желательно. Но от этого она ею не станет. А красивому незнакомцу придется представить ей более веские доказательства, чем его слова, какой бы обаятельной ни была его улыбка.
— Приветствую, Мора, — раздался за ее спиной уже знакомый голос.
Вздрогнув от неожиданности, она чуть не выругалась и, резко повернувшись, оказалась лицом к лицу с ним.
— Мне казалось, что мы должны встретиться в столовой.
— Я туда и направлялся.
Митчел взял ее под руку и стал спускаться по лестнице. Мора лишь покачала головой; она подумала о том, что он, очевидно, очень упрям и привык все делать по-своему. Если ему удастся доказать, что он — ее союзник, и потом они поедут вместе, ей тоже придется проявить упрямство. Тот факт, что незнакомец весьма любезен с ней, в сущности, не имеет значения, ведь он все делал так, как считал нужным.
Когда они, спустившись в столовую, уселись за стол, ее новый знакомый даже не попытался сделать для нее заказ. Мора немного успокоилась. Но он почти сразу же принялся ее расспрашивать о жизни в Сент-Луисе и о том, что она видела во время путешествия. Вскоре принесли ужин, и Мора изумилась, увидев, какие огромные порции заказал себе этот человек. Впрочем, он был довольно крупным мужчиной, и ему, наверное, требовались именно такие порции. Когда подали десерт и кофе, он наконец спросил:
— Вы все еще сомневаетесь, что я тот, за кого себя выдаю?
— Приходится.
— Что ж, наверное, осторожность не помешает, — проговорил он с улыбкой. Затем вытащил из кармана какие-то бумаги и протянул их Море. — Может быть, это поможет вам принять решение.
Все бумаги — тс письма, и оплаченные счета, и даже коротенькая записка, нацарапанная почерком Билла, были адресованы Каллахэну или подписаны его именем. Казалось бы, самые обычные документы, но именно это и убедило Мору в том, что перед ней действительно Митчел Каллахэн. Она молча вернула ему бумаги. Любопытно, что будет дальше?
— Удовлетворены? — спросил он.
— Да. Я знаю одного человека в Сент-Луисе, который занимается изготовлением фальшивых документов. Ему не пришло бы в голову включить в этот набор, скажем, товарный чек на купленные сапоги. Кстати, весьма дорогие, — пробормотала она.
— Ничего не поделаешь. Когда у человека такие большие ноги, как у меня, приходится раскошеливаться.
— Весьма разумно, — с улыбкой заметила девушка.
— Итак, у кого находятся документы, которые мне нужны?
— У меня, — солгала Мора, склонившись над яблочным пирогом; она не хотела, чтобы Митчел видел в этот момент ее лицо.
— У вас?! — воскликнул он. — Неужели у вас?
— Разумеется, мистер Каллахэн. Дядюшку убили, Билла — тоже, нам с Дейдрой пришлось взять на себя ответственность.
— А-а… значит, вы все-таки не одна?
— Одна. Дейдра отправилась другой дорогой. Мы решили усложнить жизнь людям, которые пытаются выкрасть документы.
— Что заставило вас взяться за это? — спросил Митчел. — Уже погибли двое мужчин. Разве вы не поняли, что вам грозит опасность? Молодым женщинам не следует браться за такую работу.
Мора пристально посмотрела на собеседника; она едва удержалась от резкого ответа.
— Для выполнения этой работы вы наняли дядюшку и Билла. Мы с Дейдрой обязаны довести дело до конца. Дядюшка Патрик сказал, что оставляет нам в качестве наследства деньги, которые заплатят за эту работу. Я ведь уже проделала половину пути?
— По чистой случайности. — Он заметил, как сверкнули ее прекрасные глаза, и решил, что следует проявлять осторожность. — Что ж, положим, вам удалось проехать половину пути и остаться в живых, но больше нет необходимости подвергать себя риску. Теперь вы можете передать мне эти документы.
Взяв у девушки документы, Митчел распростился бы с ней, ведь она в таком случае отправилась бы обратно, но у него не было выбора.
— Нет, — решительно заявила Мора.
Митчел уставился на нее в изумлении. Какое-то время он молчал, затем проговорил:
— Документы — наша проблема. Если суждено погибнуть кому-нибудь еще, то это будет один из нас.
— Мистер Каллахэн, вы напрасно со мной спорите. Я не изменю своего решения и сама доставлю документы в Парадайз.
— Я не хочу, чтобы победа над Мартинами была оплачена кровью молодой женщины.
— А я вовсе не собираюсь умирать.
— Почему вы упрямитесь?
— Дядюшка Патрик умер у нас на руках. Смертельно раненный, он умудрился добраться до дома. Когда дядя умирал, мы с Дейдрой пообещали ему довести дело до конца.
— Черт побери… — пробормотал Митчел и, пытаясь успокоиться, сделал несколько глотков крепкого горького кофе.
«Клятва у постели умирающего», — подумал он и чуть не застонал. Было совершенно очевидно, что ему не удастся переспорить ее. Но ведь она подвергалась смертельной опасности.
Митчел внимательно посмотрел на девушку. Она склонилась над своим десертом, очевидно, давала ему время подумать. В глубине души он был рад тому, что она не желает отправляться домой. Чтобы добраться до Парадайз, потребуется неделя, а то и больше, и у него будет достаточно времени, чтобы узнать ее получше. Интуиция подсказывала ему: Мора — именно та женщина, которую он искал с тех пор, как стал мужчиной. Но Митчелу хотелось окончательно убедиться в этом, следовательно, ему требовалось время. Возможно, его ввели в заблуждение ее огромные синие глаза. Правда, путешествовать было бы гораздо приятнее, если бы за ними не следили…
— Мистер Каллахэн, вам следует подумать еще вот о чем… — сказала Мора, покончив с десертом и принимаясь за кофе. — Ваши враги уже знают, что я пытаюсь доставить вам документы. Если вы отправите меня домой, это ничего не изменит. Они не оставят меня в покое, пока не убедятся, что у меня нет того, что их интересует. И я не думаю, что они обойдутся со мной по-джентльменски, когда попытаются убедиться в этом.
— Да, верно, — кивнул Митчел, прекрасно понимая, что девушка права. — Как только документы оказались у вас, вы превратились в мишень. Черт побери, не нравится мне вся эта история. Отец оставил нам в наследство только землю, и я не хочу, чтобы ненасытные Мартины ею владели. Но я также не хочу, чтобы кто-то умирал ради того, чтобы вернуть мне эту землю.
— Два очень хороших человека уже погибли из-за нее. — Мора сделала глубокий вдох и попыталась взять себя в руки, она не могла спокойно вспоминать о гибели дядюшки и Билла. — Да, кровь уже пролилась, но в этом виноваты не вы, а Мартины. Я хотела бы, чтобы они поплатились за убийство, хотела бы, чтобы они не получили того, чего так упорно добиваются.
— Я вас понимаю. Мне тоже хотелось бы отомстить им, чтобы хоть отчасти загладить свою вину.
— Вы не виноваты, сэр. Едва ли вы могли предполагать, что дело зайдет так далеко. К сожалению, ничего изменить нельзя. Жребий, так сказать, брошен.
Верно. Значит, мы должны сделать все, что в наших силах. Что ж… — он задумчиво провел рукой по подбородку. — Если мы продолжим путь по железной дороге, то доберемся за неделю или за две. Многое зависит от погоды и от расписания поездов.
— Я из-за этого потеряла уже несколько дней. Но почему вы сказали «если»? Не исключено, что нам придется что-то менять?
— За пассажирами поезда легче следить. Вероятно, они уже знают, что вы едете поездом. Они вас еще не беспокоили?
Митчел внимательно посмотрел на девушку. Интересно, понимает ли она, что он видит ее насквозь? Он решил, что было бы глупо говорить ей об этом.
— Да, несколько раз, — с явной неохотой проговорила Мора. — Они действительно знают, что я еду поездом. Но так безопаснее. В поезде слишком много свидетелей и людей, готовых вступиться за беззащитную женщину в трауре.
— Верно. В поезде и впрямь было безопаснее. Однако Парадайз все ближе. Они могут ожесточиться и тогда перестанут обращать внимание на свидетелей.
— Вы, случайно, не знаете, сколько платят Мартины своим наемникам? Сколько им обещали за документы?
— Нет, не знаю. Но они богаты, очень богаты. Я бы не удивился, узнав, что им обещана сумма, ради которой вполне можно рискнуть жизнью.
Мора вздохнула. Убийства дядюшки и Билла свидетельствовали о том, что люди, нанятые Мартинами, не останавливаются ни перед чем. И было совершенно очевидно: за документы, подтверждающие права Каллахэнов, обещано весьма соблазнительное вознаграждение. Ока не понимала, как можно пойти на убийство ради земли, но эти люди действительно ни перед чем не останавливались. Ей пока удавалось ускользать от преследователей, но Мора не сомневалась: они способны убить и женщину. А после сегодняшнего происшествия она убедилась в том, что подвергается в дороге большей опасности, чем любой мужчина. Однако Мора дала себе клятву: ни одно из этих соображений ее не остановит; она обещала дядюшке довести дело до конца и выполнит обещание. Когда умерла ее мать, Патрик с Дейдрой, не раздумывая, приняли ее в свою семью. Пять лет она жила у них, и они ни разу не обидели ее, они относились к ней как к полноправному члену семьи. Патрик заменил ей отца, которого Мора почти не знала; ее отец был игроком и распутником, и его в конце концов застрелил один из ревнивых мужей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Загрузка...

загрузка...