ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Кей Мортинсен: «Замок над рекой»

Кей Мортинсен
Замок над рекой



«Замок над рекой»: Панорама; Москва; 1998

ISBN 5-7024-0815-2 Аннотация Юная Роми, воспитывалась без матери. Каково же было ее радостное изумление, когда София Стэнфорд, живущая во Франции, неожиданно объявилась и пригласила дочь погостить к себе. Когда же Роми приехала, то выяснилось, что она стала обладательницей нескольких коттеджей, использующихся, как частный пансион.Первое побуждение девушки – продать коттеджи и одним махом избавиться от головной боли, связанной с их содержанием. Однако знакомство с Клодом Ларошем, красивым, но коварным и хитрым, по ее мнению, владельцем замка, претендующим, на ее собственность, убеждает Роми поступить иначе. Кей МортинсенЗамок над рекой Пролог Загорелый худощавый мужчина лет тридцати или чуть больше, в кожаном пиджаке и белой рубашке, высунул руку из дорогой машины с откидным верхом и указательным пальцем чуть ли не коснулся надписи на дорожном знаке.– Поселок Ла-Рош, – с благоговейным трепетом произнес он, казалось, наслаждаясь звучанием самого слова – Ла-Рош.– Подумаешь! Надпись, каких на здешних дорогах сотни и сотни, – саркастически заметила сидевшая рядом с мужчиной белокурая и удивительно белокожая, с тонкими чертами лица девушка.Мужчина снисходительно усмехнулся.– Господь воспрещает предаваться греху отчаяния и сомнения, а иначе... – пробормотал он, растягивая английские слова на манер жителя американского Юга. – Если бы ты знала, Сильви, что я готов выскочить из машины и целовать эту благословенную землю.Сильви скорчила снисходительную гримаску.– Неужели теперь это все твое?– Наше, душа моя! Наше! Вся эта долина! – Он обвел рукой сочные зеленые пастбища, излучину реки, густые рощи грецкого ореха, а заодно и живописные, но явно находящиеся в плачевном состоянии старинные здания на холме. – Увы, за исключением нескольких домов. Но, разумеется, в ближайшее время они тоже станут нашими. Иначе я не Клод де Ларош!Клода переполняла радость, ему хотелось выкинуть какую-нибудь глупость, перевернуться через голову, станцевать с Сильви на лугу. Надо быть начеку, подумал он с усмешкой, дабы не погубить репутацию в первый же день приезда в родные места. Здешние жители довольно консервативны...– Вид весьма запущенный, – скептически заметила Сильви, бросив взгляд на поселок, рассыпавшийся по склону холма.Клод вгляделся, и легкое беспокойство омрачило его сияющее лицо.– Возможно, понадобится кое-какой ремонт, но это в порядке вещей, – заявил он, отбрасывая в сторону все, что могло отравить ему радость возвращения домой. – Поехали дальше.Они миновали каменный мост, с которого он в детстве удил рыбу, покатили по извилистой улочке, вьющейся между живых изгородей, – на ней он впервые в своей жизни поцеловал девочку – и, наконец подъехали к центру поселка.– Остановимся здесь! – сказал он коротко, когда машина въехала на площадь.Его немного забавляла собственная способность быть сдержанным в проявлении своих истинных чувств. Интересно, при виде того, как он лениво выбрасывает ноги из машины на каменные плиты, медленно поправляет съехавшие с переносицы солнцезащитные очки и неторопливо приглаживает взъерошенные ветром густые темные волосы, пришло бы кому-то в голову, что на самом деле Клод Ларош, готов петь и плясать от переполняющего его счастья?Что женщины! Ни одна из них не могла подарить ему счастья, сравнимого с радостью возвращения в родные места.Юная спутница Клода опустила длинные загорелые ноги на булыжник, грациозно вылезла из машины и окинула скептическим взором маленькую площадь.– Боже, какая глушь! – презрительно скривила она губы. – Почему не видно никакого ресторана, бистро или на худой конец какой-нибудь закусочной? Я считала, что Франция более цивильная страна!– Не расстраивайся, – бросил Клод, сам мрачнея с каждой минутой. – Как только мы окажемся в замке, я извлеку из подвала бутылку доброго вина, и мы с тобой со всей роскошью отметим наш приезд.Тяжело вздохнув, Сильви заслонила глаза от солнца и проследила, как Клод с чисто французской небрежностью фланирует от одного угла площади к другому, за которым, как она знала с его слов, холм оканчивался отвесным обрывом к реке Жиро. Над этим обрывом, собственно, и стоял поселок Ла-Рош.С недоумением она увидела, как элегантный Клод наконец застыл в нелепой позе возле покосившихся кованых чугунных ворот.– Не верю! – зазвенел его срывающийся от отчаяния голос. – Нет, этого не может быть!..Сорвавшиеся с петель решетки ворот, ржавчина на них, заросший сорняками проход и – полное запустение вокруг. Сквозь буйную поросль жимолости, крапивы и чертополоха с трудом были различимы внутренние строения поместья.– О Господи!Клод ухватился за решетку и попытался отодрать от ворот гнилую деревянную перекладину. Кованые ворота – творение неизвестного мастера конца семнадцатого века – жалобно заскрипели, но устояли.Сильви торопливо подбежала к Клоду и положила руки ему на плечи.– Какая жалость! – лицемерно проворковала она, в душе ликуя, что теперь у них есть все основания вернуться из этой дыры обратно в Париж.Лицо Клода снова стало аристократически надменным и непроницаемым.– Кажется, мне придется основательно потрудиться, чтобы привести это место в надлежащий вид, – небрежно бросил он.– Потрудиться? Ты с ума сошел! – возмутилась Сильви. – Уж не собираешься ли ты засучить рукава и голыми руками выдирать из земли весь этот бурьян?Губы мужчины упрямо сжались, превратившись в тонкую прямую линию.– Мой замок явно нуждается в солидном ремонте, – сказал он сухо и непреклонно. – И не только замок. В конце концов, кто-то должен за это ответить!– Придумаешь тоже – ремонт! Я тут всего полчаса, а мне уже неудержимо хочется сделать отсюда ноги, – надувшись, объявила Сильви.– Но именно здесь наш дом, дорогая, – с легкой усмешкой заметил Клод. – Я ждал возвращения сюда всю свою сознательную жизнь. Ты, разумеется, вольна поступать, как хочешь, но я намереваюсь остаться здесь!Не обращая внимания на протестующие вопли Сильви, он, словно притягиваемый магнитом, вскарабкался вверх по чугунной решетке, осторожно перебрался через копьеобразные острия наверху и, спрыгнув вниз, двинулся к разбитым каменным ступеням дома.Сильви не находила себе места от бешенства. Кто бы мог подумать, что между нею и Клодом встанет эта груда камней! Ну да ладно. Она на какое-то время готова стать большим патриотом поместья, чем сам Клод, более ревностной католичкой, чем Папа Римский! Он хочет кому-то отомстить? Она выполнит его желание. А когда счеты будут сведены и его первый порыв пройдет, Клод снова станет ее самым близким другом!
Свернув с шоссе, Роми Стэнфорд сбросила скорость и медленно поехала по дорожкам, обрамленным живыми изгородями, каждой клеточкой ощущая безмятежность окружающей природы.Сельские ландшафты дремали под солнцем, и лишь кое-где на склонах пологих холмов разрозненные группки крестьян, как и сотни лет, тому назад, ворошили вилами сено.При виде дорожного указателя с долгожданной надписью «ЛА-РОШ» Роми выключила зажигание и по инерции съехала на обочину. Только сейчас она вдруг ощутила, что тело словно разламывается на части. Еще бы – выехав чуть свет, она отмахала почти пятьсот километров, ноги от непрерывной езды отекли, спина задеревенела.Сдвинув с головы шлем, она отвела ногой ножку упора и слезла с мотоцикла. Несколько приседаний, поворотов и наклонов исключительно ради того, чтобы размять затекшие мышцы, и после этого снова начинаешь ощущать, что у тебя молодое и здоровое тело.Закрыв глаза от солнца рукой, Роми бросила взгляд на дома поселка, рассыпавшиеся по склону большого холма, туда, где ее ждала мать.Солнце искрилось на плитах песчаника, окрашивало в медово-золотистые и бежевые тона скаты островерхих крыш. А внизу, у самой подошвы холма, вилась широкая река Жиро, и в зеркале ее отражался перевернутый поселок. Словно цветная гравюра из старинной книжки.Необузданная радость переполнила Роми. Прошлое позади, будущее – прекрасно. Рядом никого не было, поэтому она, вскинув к небу руки, испустила восторженный вопль:– Я приехала, мама! – кричала она. – Я уже совсем рядом! Прикажи своим слугам заколоть упитанного тельца к моему приходу и можешь быть уверена – я съем его, чуть ли не с костями.Ей казалось, что она уже видит свою мать – красивую и смеющуюся, как на той фотографии, которая висела над отцовской кроватью.Для сравнения Роми бросила взгляд в зеркало заднего вида, вздрогнула при виде веселых светло-карих, почти янтарных глаз и тут же рассмеялась собственному удивлению. Она еще не успела привыкнуть к своей новой внешности. Еще не так давно Роми была растрепанной серенькой мышкой в очках с толстыми стеклами, подобными дну бутылок из-под пива, а теперь... Теперь мать, которую они с отцом не видели много лет, сможет без излишнего смущения взглянуть на свою дочь.– Да благословит небо того, кто изобрел контактные линзы! – произнесла она, воздев руки к небу.Благословенная тишина нависала над миром, только поплескивали волны в тростниковой отмели, пронзительно щебетали стрижи над головой да жужжали пчелы. А еще утробно – на пределе слышимости – пульсировал мотор приближающейся машины.Машина остановилась позади Роми. Это был «ситроен» с откидным верхом и передним приводом, такой гладкий и блестящий, что, казалось, он только что прибыл сюда с завода-изготовителя. Номера у автомобиля были французские, а за рулем сидел красивый молодой мужчина в черных щегольских очках.Роми проследила, как непринужденно он выбрался из автомобиля: элегантный, со всеми атрибутами, полагающимися обладателю солидного состояния, – золотыми наручными часами и золотыми же запонками, а также с роскошным золотистым загаром на пышущей здоровьем коже.Экзотическое видение сунуло солнцезащитные очки в нагрудный карман кожаного пиджака, бросило беглый взгляд на мотоцикл Роми и стало пристально изучать ее самое. Она тоже с любопытством посмотрела на него.– Добрый вечер, мисс, – лениво обратился красавец к ней по-английски.– Привет! – сказала Роми, готовая в эту минуту, весь мир заключить в объятия любви. – Бонсуар! – поправилась она тут же, отважно пуская в ход одно из тех нескольких французских слов, которые успела выучить накануне поездки в Ла-Рош.Последовала пауза. Привалившись к седлу мотоцикла, Роми попыталась вычислить акцент незнакомца, а тот произвел обязательный при ее встречах практически с любым мужчиной, а потому осточертевший Роми до смерти, обзор ее фигуры от стильной короткой стрижки до кожаных брюк и модных грубоватых ботинок на толстой подошве.Ты такой же, как все другие, с легким раздражением подумала Роми, столь же вызывающе глядя на хозяина машины. Незнакомец был чертовски красив – давно она не получала такого удовольствия при взгляде на мужчину.В конечном счете, глаза их встретились – самодовольно улыбающиеся от осознания собственной фривольности. У Роми был особый повод для торжества: во-первых, она примерила к себе новую внешность, во-вторых, переживания, последних месяцев превратили ее в натуральную худышку. Это вам не шутка сбросить добрых десять килограммов веса, еще неизвестно, задержал бы на ней взгляд этот красавчик, будь она такой упитанной, как раньше!– Не жарко ли вам в столь плотной упаковке? – заговорил, наконец мужчина, и голос его звучал протяжно, лениво и завораживающе сексуально.– Жарко, если остановишь мотоцикл, – пояснила Роми и вдруг подумала, что это и в самом деле было бы сейчас верхом блаженства – скинуть к чертовой матери утепленную кожаную куртку.И предстать перед ним в кургузой блузке, не достающей до пупка? – подумала она, невольно хихикнув при мысли о том, какие круглые глаза сделает этот любитель женщин (в том, что он большой их любитель, она почти не сомневалась).Роми вдруг поняла, что за акцент у него был, – говор жителя американского Юга. Удивительно экзотично, если принять во внимание французские номера его машины и парижский небрежно-изысканный стиль одежды.– Ну, уж если вы остановили мотоцикл, то, может быть, стоит и куртку сбросить? – предложил незнакомец, с неподдельным интересом продолжая рассматривать ее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...