ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

вдруг он и вправду туповат?
– Слишком далеко, слишком темно, чтобы идти туда.
Он хотел отвернуться, но она поспешно схватила его за рукав.
– Подождите. Как вас зовут?
Он нехотя ответил, но она, видимо, не так его поняла.
– Чудовище? Неужели?
– Да нет же, Макбрут, без «е». – Он нетерпеливо мотнул головой.
О, этот человек даже буквы знает! Хелен захотелось сказать, что это имя ему как нельзя лучше подходит. Но какими бы мистер Макбрут ни обладал недостатками, надо отдать ему должное – он очень кстати пришел им на помощь.
– А как вы нас нашли?
– Ваш слуга.
Она была просто в отчаянии.
– Почему же вы мне сразу об этом не сказали?
– Времени не было на болтовню.
Он повел лошадь по крутой тропе вверх в горы, за ним шла мисс Гилберт, а Хелен с Милордом и тяжелой корзиной замыкала шествие, стараясь не отстать в сгущавшейся темноте. Хелен шла с трудом, проваливаясь в сугробы, которые были выше ее ботинок, и чувствовала, как ледяные ручейки текут по шелковым чулкам. Очень скоро подол ее платья пропитался водой, и холод пополз вверх по юбкам. Мисс Гилберт еле двигалась, и Хелен, как могла, старалась ей помочь, хотя это и было неудобно, поскольку под мышкой она держала Милорда.
– Храни вас Бог, миледи, – тяжело дыша, проговорила гувернантка, – и храни Бог нашего спасителя. Как нам повезло, что мы его встретили!
– Да, нам повезло. – Хелен не стала вдаваться в подробности, чтобы не напугать мисс Гилберт.
Что-то в Макбруте вызывало у нее беспокойство. Могут ли они довериться ему? А вдруг он бандит и теперь ведет их в свое логово…
Девушка поскорее отогнала от себя мрачные мысли. Лучше она будет его хвалить за то, что он вовремя отыскал их.
Макбрут – так, верно, называется его клан. А как зовут его самого?
Размеренным шагом они поднимались все выше. Могучую спину горца покрывал толстый шерстяной плед, и время от времени из-под доходящего до колен килта Хелен видела его ноги. Вид этих ног почему-то вызывал у нее странное ощущение внизу живота. Если бы у него была хоть капля разума, то в такую погоду он надел бы клетчатые шотландские штаны. Впрочем, возможно, и его буран застиг врасплох.
Куда же он их все-таки ведет?
Ответ появился очень скоро: сквозь завесу снега она увидела замок, прижавшийся к отвесной скале. Не было ни рва, ни подвесного моста, а лишь ворота в виде арки с поднятой решеткой. В сгущавшихся сумерках Хелен разглядела две башни, стоявшие по углам большого, окруженного высокой стеной двора.
Выбирая дорогу среди разбросанных камней, Макбрут повел лошадь к высокому каменному строению. К этому времени Хелен уже не чувствовала под собой ног от холода и усталости, однако она больше беспокоилась за мисс Гилберт: пожилая дама с трудом переносила холод и крутую каменистую дорогу, она опиралась на руку хозяйки всей своей тяжестью и не переставая дрожала.
Внутри было темно и сыро, но стены по крайней мере защищали от ветра и снега. Хелен поставила на землю корзину и оглядела похожее на пещеру помещение. Через узкие окна где-то почти под самым потолком едва пробивался свет.
– Что это за место? – спросила Хелен Макбрута.
– Мой замок.
– Ваш замок?
– Ну да.
– Вы живете здесь один?
– А разве вы видите здесь кого-нибудь еще? – пробурчал он в ответ и, проведя лошадь следом за собой, снял с нее Эббота, а затем усадил его прямо на каменный пол, прислонив к стене.
Хелен села возле него на корточки.
– Бедный Эббот. Как вы себя чувствуете?
– Хорошо, миледи, – ответил слуга, но по его лицу было видно, что это далеко не так.
Хелен поискала глазами хозяина.
– Ему нужно тепло. Нельзя ли…
Прежде чем она успела предложить разжечь огонь, Макбрут вошел в темный холл, и его тяжелые шаги гулко отозвались в полупустом помещении. Какой грубый, неотесанный человек, подумала Хелен и тут же услышала стук поленьев, брошенных в очаг. Не прошло и минуты, как от камина потянуло теплом и в комнате стало заметно светлее.
Нет, он все-таки замечательный человек!
Хелен усадила мисс Гилберт на колченогую табуретку возле огромного каменного камина, и бедная женщина сразу протянула руки к огню.
– Ах, как хорошо, – сказала она и улыбнулась, отчего стала похожа на пухленького крота, которого пригласили в замок к герцогу.
Хелен опустила Милорда на пол, и тот тут же подполз к огню. Сама она встала спиной к камину, наслаждаясь благословенным теплом, и увидела, как Макбрут несет к огню Эббота.
Сняв с себя отделанную мехом накидку, Хелен постелила ее возле камина.
– У вас есть какие-нибудь одеяла? – спросила она хозяина.
– Наверху в сундуке. Возьмите свечу, там темно.
Хелен нашла огарок в корзинке рядом с камином и зажгла его. Как же ей не хотелось покидать тепло очага, чтобы снова очутиться на холоде!
Кое-как миновав длинный коридор, она очутилась в огромной комнате.
В нос ей ударил затхлый запах. Слабый свет огарка высвечивал лишь небольшой кусок пола, оставляя все остальное в темноте. Подняв свечу над головой, Хелен стала искать глазами лестницу на второй этаж. Вдоль стен на огромных выцветших гобеленах висело ржавое старинное оружие, немногочисленные стулья покрывал слой пыли… Если это и есть жилище Макбрута, ему срочно нужна домоправительница, а еще лучше жена, которая сумела бы немного его обтесать. Хотя, может, она у него уже есть – закована где-нибудь в темнице.
В одной стене Хелен увидела арку, а за ней лестницу, но нечто другое, а не лестница, привлекло ее внимание. На возвышении, полускрытом в тени, стоял на козлах длинный стол, накрытый пожелтевшей полотняной скатертью и сервированный к обеду. Тарелки из тончайшего фарфора давно покрылись плесенью; хрустальные графины и нечищеные серебряные канделябры опутала липкая паутина. На блюдах лежали куски чего-то черного, и, только подойдя ближе, девушка поняла, что это окаменевшая еда.
Мурашки побежали по ее телу. Призрачный обеденный стол будто стоял в ожидании гостей, которых куда-то неожиданно позвали и они вот-вот вернутся. Что могло случиться? Война кланов? Скорее всего произошла какая-то ужасная трагедия, раз даже слуги не вернулись, чтобы убрать со стола.
– Лестница с другой стороны! – Грубый голос Макбрута заставил Хелен вздрогнуть. Она обернулась, держа свечу в дрожащей руке. В лучах света, проникавшего из холла, где горел камин, он показался ей каким-то мистическим зверем; его тело отбрасывало на пол огромную тень.
Поднимаясь по винтовой лестнице, Хелен почти ожидала столкнуться наверху с призраками давно забытых участников этого обеда. Коридор второго этажа оказался темным и внушал суеверный страх, но, напомнив себе о том, что Эбботу нужны одеяла, она шагнула в темноту.
Войдя в первую дверь, девушка очутилась в огромной спальне, похожей как две капли воды на любую лондонскую спальню: шелковые занавески и изящная деревянная мебель украшали ее, однако и здесь все носило отпечаток запустения. В ногах массивной кровати под балдахином стоял огромный сундук резного красного дерева. Наклонившись, Хелен сдула пыль с сундука. Когда она стала поднимать крышку, кожаные петли заскрипели, и в нос ей ударил затхлый запах давно не проветривавшейся шерсти. К этому запаху примешивался какой-то сладковатый аромат. Она сделала глубокий вдох, но все же не смогла определить, что это был за запах. Не желая больше оставаться в темной комнате, Хелен схватила охапку одеял и поспешила вниз.
К ее удивлению, сидевшие у огня весело смеялись. Лицо Эббота расплылось в широченной улыбке, и даже Макбрут перестал хмуриться, убеждая мисс Гилберт немного согреться. Она посмотрела искоса на протянутую ей серебряную фляжку, потом деликатно глотнула, поперхнувшись, и все же снова приложилась к фляжке и на этот раз сделала глоток побольше.
Хелен приблизилась к огню и бросила на пол одеяла.
– Что это вы пьете? – поинтересовалась она.
Мисс Гилберт промокнула губы платочком.
– Медицинское тонизирующее средство – мистер Макбрут посоветовал принять его от простуды.
Хелен понюхала фляжку, и у нее голова пошла кругом от сильного запаха.
– Да это же спиртное!
– Лучшее шотландское виски. Я бы и вам предложил, миледи, но другие нуждаются в нем больше. – Он отнял у нее фляжку и передал ее Эбботу. – Глотни, старик. Это немного приглушит боль.
Эббот, как и мисс Гилберт, беспрекословно ему повиновался. Естественно, думала Хелен, они вряд ли уловили враждебность во взгляде Макбрута, когда он смотрел на нее. Ему явно не нравилось ее присутствие в его полуразрушенном замке.
Девушку одолевало любопытство. Они нарушили его одиночество – это можно было понять. Но почему из всех троих он выбрал именно ее, чтобы срывать на ней свою злость?
Наклонившись над Эбботом, горец освободил его ногу от шины.
– Мне придется разрезать ваш сапог, – заявил он, выдернув кинжал из ножен, висевших у него на поясе.
Эббот кивнул и сделал большой глоток из фляжки.
– Раз так нужно…
Сняв с Эббота сапог, горец снова сунул кинжал в ножны, но Хелен успела заметить, что витая рукоятка была украшена необработанным сапфиром. Откуда у этого грубого горца оружие, которое больше подошло бы принцу?
– Отличное оружие, – заметила она. – Откуда оно у вас?
Их взгляды встретились. При свете огня его глаза оказались не черными, а темно-синими, как ночное небо, и такими красивыми, что у нее дух захватило.
– Не бойтесь, я его не украл.
– А я этого и не говорила. – Все же в душу к ней закралось сомнение, и его пристальный взгляд заставил ее покраснеть.
Она свернула одеяло в несколько раз и опустилась на колени.
– Вот так. Эббот может положить сюда больную ногу.
Макбрут нахмурился, но все же молча помог ей. Потом он стал осматривать повреждение, дотрагиваясь до лодыжки так осторожно, что Эббот ни разу не вздрогнул от боли.
Ловкие движения горца заворожили Хелен. Она поймала себя на том, что изучает его длинные пальцы и чистые подстриженные ногти. Это были руки, знающие, что такое физический труд. Она вдруг непроизвольно представила себе, как они ласкают женщину, – его темные пальцы нежно прикасаются к ее белой груди…
Нежно? Ну нет, это же невоспитанный грубиян!
– Холод помешал образованию опухоли, – провозгласил Макбрут, – и слава Богу.
Обмотав желтоватой тряпкой лубок, он снова приложил его к поврежденному месту на ноге кучера. Чтобы не закричать от боли, Эббот с силой втянул носом воздух, его обветренное лицо при этом побледнело.
– О Господи, – всхлипнула мисс Гилберт и отвернулась.
– Не стоит так переживать, мадам, – с необыкновенной добротой в голосе сказал Макбрут. – Принесите, пожалуйста, корзину с продуктами – мистеру Эбботу надо немного подкрепиться.
Гувернантка соскочила с табуретки.
– Я рада помочь! – Она поспешно вышла, чтобы выполнить поручение хозяина.
Между тем Макбрут обратил презрительный взгляд на Хелен.
– Идите и помогите ей – здесь не место разыгрывать из себя английскую леди.
Но Хелен вовсе не собиралась позволять ему командовать собой, тем более что она могла хоть как-то утешить Эббота.
– Я никуда не пойду.
– Как вам угодно. Если вы упадете в обморок, я оставлю вас лежать на каменном полу.
– Я никогда не падаю в обморок.
Неожиданно в их перепалку вмешался Эббот:
– Будьте уверены, сэр, ее светлость никогда не закатывает истерик. Она не струсила, когда на нас в Альпах напали разбойники, и ткнула одного в живот своим зонтиком, другие, испугавшись, разбежались кто куда. – Эббот замолчал, видимо, испытывая приступ боли.
– Выпейте еще виски, – приказал ему Макбрут. – Пейте все до единой капли.
Пока Эббот пил, Макбрут обратил пристальный взгляд на Хелен.
– Так, значит, вы до смерти напугали бандитов? А я-то думал, что англичанки годятся только для одного дела.
Он смотрел на ее грудь, не оставляя сомнения в том, для чего именно годились упомянутые им женщины. Ей бы надо рассердиться, но по ее телу разлилось странное тепло, и она вдруг почувствовала в нем мужчину, сильного и смелого.
Макбрут отвел взгляд и снова занялся ногой Эббота.
– Несложный перелом, я полагаю. По крайней мере у вас не будет лихорадки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...