ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Мигель Делибес: «Клад»

Мигель Делибес
Клад



OCR Давид Титиевский
«Мигель Делибес «Письма шестидесятилетнего жизнелюбца, Клад»»: Радуга; М.; 1988
Аннотация Мигель Делибес, ведущий испанский писатель наших дней, хорошо известен русскоязычному читателю. Повесть «Клад» рассказывает о сегодняшнем дне Испании, стоящих перед нею проблемах. Мигель ДЕЛИБЕСКЛАД Моему сыну Герману и всем, кто посвящает свою жизнь изучению наших корней 1 Он весь погрузился в чтение, и пронзительный телефонный звонок напугал его. Вяло, будто только что проснувшись, снял он трубку: голубые глаза, всегда грустные и мечтательные, обрели теперь и вовсе отсутствующее выражение.– Да, – поеживаясь, сказал он. Соображал он с трудом, голос помощника генерального директора, искаженный телефоном, звучал к тому же резко, неприятно, и Херонимо, перебирая ручки и карандаши в стаканчике, с трудом улавливал смысл его слов,– Клад? – скептически спросил он. Его равнодушие разозлило помощника генерального директора, голос того, и так-то плохо уловимый, зазвучал от раздражения еще пронзительней и невнятней. Херонимо нетерпеливо дернул головой, выхватил из стаканчика красную ручку и прикусил кончик.– Да-да. Прекрасно тебя слышу… Но имей в виду, в одиннадцать у меня занятия… Если тебе все равно, то, может, в час?Херонимо казался рассерженным. Он сунул ручку обратно в стаканчик и принялся постукивать ею о дно.– Пако, я ночью вернулся из Альмерии, – сказал он, сдерживая раздражение. – Пойми меня… Все время на колесах… Даже не видел Гагу… Подумай сам… Ты же ее знаешь…Едва различимый голос в трубке зазвучал властно и требовательно.– Хорошо, хорошо, – отозвался Херонимо. – Буду через час. Раньше? Крылья ж не вырастут… Кто-нибудь должен, Пако, подменить меня на занятиях… надо собраться, предупредить Нарсисо… дай мне время… Ладно, поеду на машине…Он повесил трубку, закрыл лицо руками и посидел так несколько секунд, придавливая пальцами болевшие глазные яблоки. Потом снова снял трубку и набрал номер. Голос стал нежным, ласковым.– Гага? Да, я, Херонимо… Все в порядке… То есть не совсем все… есть новость… Точно, другая неожиданная поездка… Мне очень жаль, малышка, только я не виноват… Не говори ерунды… Срочная, конечно… Нет, отложить нельзя… Клад, по-видимому… Точнее сказать не могу, сам не знаю… Это все фокусы Пако, распоряжается-то он… Думаю, дня два-три… А что мне, по-твоему, остается делать? Это моя работа, Гага, ты должна понять… Мне очень жаль… Вернусь, поговорим спокойно… Ладно, ладно… Позвоню, как вернусь… Целую.Херонимо повесил трубку и встал; сложил стопкой журналы, которые проглядывал, и сунул пакетик мятных конфет в карман куртки, висевшей на стуле. Открыл дверь в соседнюю комнату – плечистый молодой человек с бледным лицом, окаймленным волнистой бородкой, поднял на него задумчивые черные глаза:– Ну, что теперь тебя грызет?– Да все то же, – ответил Херонимо. – Опять надо ехать. Кажется, в Гамонесе нашли клад. На холме. Дошло? В Сегундас-Коготас, как назвал это место наш милый Полковник. Отчаливаем с Пако через час,Молодой человек с волнистой бородкой подпер кулаком правую щеку.– А разве на этом холме еще не копали?Херонимо покачал головой.– Яйца выеденного не стоят такие поиски. – И он пошел к дверям в коридор, – Да, вот еще что, Нарсисо, – добавил он. – Пако ждет меня, а ты знаешь, как с ним иметь дело. Передай Маноло, пусть проведет занятие за меня. Скажи ему: мегалиты, он поймет.На улице Херонимо остановился в нерешительности. Никогда он не помнил, куда поставил машину, В конце концов пересек проспект, прошел метров двести вперед и остановился у серого, заляпанного грязью «ритмо». Открывая дверцу, выругался сквозь зубы. Проехал мимо факультета, объехал вокруг площади и притормозил у своего дома. Чемоданчик, еще не разобранный, стоял, как он его оставил накануне, на столе. Херонимо схватил чемоданчик; проходя через вестибюль, он вытащил из ящика два письма, какие-то бланки – и бегом к машине.Пако ждал на лестнице Главного управления, потрепанный черный портфель стоял на площадке. Он махал рукой, чтобы привлечь внимание Херонимо, хотя в этом не было никакой необходимости, и, едва машина остановилась, подхватил портфель, распахнул дверцу и уселся.– Ну что? – спросил он, как обычно,– Это я у тебя должен спросить, – отозвался Херонимо.Помощник генерального директора швырнул портфель на заднее сиденье, устроился поудобнее и приладил ремень безопасности, Он старался казаться спокойным, но движения его были нервными, торопливыми, неконтролируемыми…– Поехали, – сказал он, – Паблито нас ждет. Находку он положил в банк. Вообрази себе, семь килограмм серебра и полтора золота в деревеньке, где и пятидесяти домов не наберется. Голова кругом идет!Херонимо решительно вел машину к автостраде. Время от времени помощник генерального директора отрывал свой жирный зад от сиденья и большим пальцем оттягивал ремень безопасности. За толстыми стеклами очков глаза его казались крошечными и невыразительными.– Паблито позвонил вчера вечером из Вальядолида, – продолжал он. – Дело не очень ясное, но как будто придется выплачивать компенсацию за находку. Один тип обнаружил клад на огнезащитной полосе. По его словам, он наткнулся на кувшин случайно, только знаешь, я в эту историю ни вот столечко не верю. Этот тип ходил с детектором. А как докажешь?Он поправил очки и искоса поглядел на Херонимо.– Дело, знаешь, кажется, не пустяковое. Никогда не видел я Паблито таким обалдевшим. Говорит, там дюжинами подвески, браслеты, застежки первого века до Рождества Христова. Ничего себе находочка! Этот тип, конечно, с ним. Некий дон Лино из Побладура-де-Анта. Видать, хитрюга, – засмеялся он. – Обнаружил клад в прошлую среду – понятно? – но молчал, рта не раскрывал до вчерашнего дня, когда неизвестно почему струхнул и позвонил Паблито. Вроде бы Паблито с ним знаком. Этот самый дон Лино хотел промолчать, но подумал как следует и в последнюю минуту струхнул. Паблито, естественно, утверждает, что находка случайная, но я ни секунды в это не верю. Ходил с детектором, меня не переубедят. Чересчур уж исхоженное место, невозможно поверить, будто кувшин был почти на поверхности и никто его до этих пор не разглядел.Херонимо гнал машину по левой полосе. Вытащил машинально из пакетика леденец и сунул в рот. Множество машин непрерывным потоком мчалось по шоссе. Херонимо не отрывал от дороги печального взгляда голубых глаз. На губах его появилась слабая улыбка, словно он что-то вспомнил.– Бедный дон Вирхилио! – сказал он, посасывая леденец. – Вот бы порадовался находке! Сегундас-Коготас, так он окрестил это место, целых полвека было его хобби. Ты же помнишь. Но надо признать, что опубликованная им статья об этих местах – хоть и наивная, но все же работа серьезная, добросовестная.Херонимо помолчал, но улыбка еще не сошла с его губ, когда он снова заговорил.– Великий человек был Полковник! Ревниво стерег свое добро, каждый камень здесь знал, не обо всем рассказывал, знал, где ему сапог жмет! Помню, когда мы с ним познакомились, шел дождь, а он мне все показывал опоясывающие стены и каменные глыбы с большей гордостью, чем постройки в своей усадьбе.Херонимо начал было обгонять шедший впереди желтый «ситроен», но тот как раз в этот момент взял влево, обходя старый, разболтанный «сеат». Пришлось резко затормозить и вернуться в правый ряд.– Слушай, поосторожнее!– Этот тип обязан был меня пропустить.Помощник генерального директора отстегнул ремень безопасности, с трудом дотянулся до приборной доски и включил радио. Услышал музыку и выключил.– Новости уже пропустили, – сказал он. Посмотрел на часы: – Двенадцать десять. Если все будет хорошо, в половине третьего будем у Паблито, – засмеялся он, – Он сейчас что твой кисель. Никогда его таким не видел. Твердит, что это сокровища доримской эпохи, безусловно кельтиберские изделия из золота и серебра. А какого дьявола еще он ожидал найти на этом холме?Помощник генерального директора вопрошающе смотрел на Херонимо близорукими глазками, глубоко-глубоко утонувшими за стеклами очков.– На меня эта утварь доримского периода с Центрального плоскогорья впечатления не производит, мне от нее ни жарко ни холодно, – сказал Херонимо. – Драгоценности почти всегда одинаковые, и после описания Раддатца, мне кажется, ничего нового из них для науки не извлечешь. Единственное, что остается, – удостовериться в их происхождении здесь, на ничьей земле: кельтиберские они или из галисийских крепостей. Вот и вся задача.Помощник генерального директора лишь кивнул, потом приподнял мощный зад, устроился поудобнее на сиденье и засунул большой палец под ремень безопасности, чтобы не давил. Машина стремительно влетела в тоннель, а когда вышла, он зажмурил от яркого света свои маленькие глазки.– Да, от этих находок больше шума, чем дела, согласен, – сказал он, приставляя руку козырьком ко лбу. – Но надо все же признать, что найти у себя под носом кувшин, а в нем десять килограмм драгоценностей – тут, знаешь, у всякого ёкнет под ложечкой.Херонимо дважды пожал плечами, вроде бы не широкими, но крепкими и сильными.– Много шума, говоришь? Ладно, пусть так; но никаких наших проблем эта находка не решает. Еще одно доказательство, что в Арадасской крепости встретились две культуры, кельтиберская и кастреньская, но тут ничего нового нет, мы все об этом знали, даже сам Полковник подозревал…Помощник генерального директора заерзал на сиденье. Еще больше ослабил ремень безопасности.– Дерьмовая система, – сказал он раздраженно, – давит на желудок, жесткие лучше, почему ты не поменяешь? Хотя бы прищепку для белья приделай для упора, – повернулся он к Херонимо, изобразил на лице улыбку и совсем другим тоном, желая переменить тему, сказал: – А ты не думаешь, что преждевременно делаешь выводы? Для начала Паблито сказал мне, что зооморфная плоская полукруглая фибула с особой пружиной – первая и единственная, найденная в бассейне Дуэро. Ни в Падилье, ни в Харамильо нет на нее похожих.Херонимо снова пожал плечами.– Ну и что? Среди изделий второго периода железного века чего только нет. – В его светлых мечтательных глазах блеснул легкий упрек, когда он повернулся к помощнику генерального директора, – И еще вот что, Пако. У меня на душе кошки скребут. Хочешь, чтобы сказал яснее?Помощник генерального директора засмеялся коротким, отрывистым смехом, будто заикал.– Гага? – уточнил он.– Ясно, Гага, кто же еще? Говорю ей, что еду на три дня в Альмерию, и валандаюсь там две недели. Через две недели звоню, что вернулся, и снова в дорогу, даже не повидавшись. Разве это хорошо? Скажи честно, Пако, думаешь, много найдется девушек, которые стерпят такое?Помощник генерального директора опять рассмеялся сухим квохчущим смехом.– Она тебе еще не выдвигает альтернативу: или кирка, или она?– Да каждый день…Близорукие глаза помощника генерального директора за толстыми стеклами очков, когда он смеялся, становились раскосыми, как у китайца.– Пила передо мной эту дилемму десять раз на дню ставила. И, однако, видишь, чем все кончилось. С тремя сопляками дел хватает,Херонимо выпустил руль и, размахивая руками, сказал:– Это не то, Пако, не упрощай. Во-первых, мы с Гагой не собираемся обзаводиться детьми. Может, даже и не поженимся.Помощник генерального директора все оттягивал большим пальцем ремень безопасности. Задумался и прикусил верхнюю губу.– Не надо понимать буквально… но знаешь, Пила тоже не хотела детей. Одна мысль о них приводила ее в ужас. Она была чересчур хрупкая, таз узкий и всякое такое… А теперь вот, пожалуйста. Трое ребят за пять лет. Материнство – это инстинкт, а инстинкт срабатывает,Херонимо покачал головой.– Ты не хочешь понять меня, Пако. Гага совсем не хрупкая, и таз у нее не узкий. Просто она против семьи, хочет подавить в себе инстинкт материнства. Говорит, что с нее хватит и археологии; как поглядишь, так в чем-то она права.Автострада кончилась; серая лента разбитого шоссе, не обсаженного деревьями, уходила за линию горизонта. По левую руку саманные домики, над которыми возвышалась церковь, вырисовывались, как вырезанные, на голубом небе, а впереди, за нежной зеленью хлебов и черного островка столпившихся среди них сосен, прерывистая линия холмов закрывала перспективу, Помощник генерального директора снова оторвал от сиденья свой объемистый зад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...