ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Лаборанты регулярно обновляют списки и проверяют их, поскольку сперма каждого донора… – Чейз поежился, услышав из уст Дайаны это неприятное для него слово, – используется только один раз.
– А где гарантия, что все произошло именно так, как вы утверждаете в предоставленных вами бумагах? – поинтересовался Тиг.
Дайана посмотрела на Тессу, и та утвердительно кивнула.
– Когда возникли сомнения, мисс Лайтфут прошла специальное исследование околоплодных вод.
– И? – снова не удержался Чейз.
Тесса подняла сверкавшие от слез глаза и с горечью, но твердо отчеканила:
– Это была ваша, мистер Мэдисон.
Тепло сначала разлилось по пальцам Чейза, потом согрело ему сердце. Он – папа! Чертовски довольный, он откинулся на спинку стула. Ему незачем скрывать свои чувства. Пусть эта женщина поймет – без отчаянной борьбы он не откажется от прав на ребенка.
И Тесса поняла. По выражению лица сидящего перед ней мужчины, по его потеплевшим глазам, ставшим вдруг удивительно синими. Боже, что я наделала? Признала его донорство, а значит, и права на ребенка. Нет! Дудки! Он всего лишь донор. Замороженная жидкость в пробирке.
– Насколько я понимаю, вы с вашей женой… – продолжала Дайана.
– Бывшей женой. Она умерла, – перебил ее Чейз.
– Нам очень жаль, мистер Мэдисон, – почти одновременно проговорили обе женщины.
Но Чейз не ответил. Он неотрывно смотрел на Тессу. Его взгляд буквально обжигал ей кожу, и когда она, не выдержав, подняла глаза, чуть заметная усмешка – а может, ей и померещилось! – скривила его губы. Вот бы узнать, какие мысли роятся в его голове, подумала Тесса.
– Вы собирались использовать суррогат-мать, – закончила Дайана. Тиг кивнул. – После аннулирования брака мистера Мэдисона его сперму следовало изъять, но вместо этого ее использовали, а мою клиентку записали в качестве суррогат-матери.
– Это совершенно исключено, – Тесса взглянула на сестру.
– В каком смысле? – быстро спросил Чейз.
– Я бы никогда не стала рожать ребенка для того, чтобы потом отдать его. – Она повернулась к Чейзу. – И доктору Фарадей это прекрасно известно. – Я никогда не отдам вам моего ребенка.
– Нашего ребенка, – поправил ее Чейз.
– Нет. Моего! Мужчина-донор официально отказывается от отцовства. Только поэтому я и решилась на такой шаг.
– Вы не любите общество мужчин, да? Тесса явно смутилась.
– Это не имеет никакого отношения к делу, – вмешались Дайана, многозначительно взглянув на своего коллегу, давая тому понять, что им давно пора все обсудить самим и не впутывать в разговор клиентов, а когда Чейз и Тесса почти одновременно откинулись на спинки стульев, бросая друг на друга сердитые взгляды, добавила: – Итак, вы оба имеете права на ребенка. Предъявленный служащим клиники иск ничего не изменит.
– Я не собираюсь предъявлять иск, – отозвался Чейз.
– В таком случае после родов вам придется вновь встретиться и договориться о графике посещения младенца.
– Нет. Ни о каком графике и речи быть не может. Я законный отец ребенка и хочу его воспитывать.
Охваченная паникой Тесса наклонилась вперед и обеими руками ухватилась за край стола.
– В моей жизни вам нет места, мистер Мэдисон. И мне наплевать, кто вы такой!
Дайана вскочила и, усадив Тессу в кресло, укоризненно взглянула на Чейза.
– Не стоит беспокоить ее сейчас, неужели вы не понимаете?
– Ох, Дайана, успокойся, – тихо пробормотала Тесса. – Я беременная, а не инвалид.
– По-моему, дело следует передать в суд, – со вздохом предложил Тиг.
– Нет! – хором выкрикнули оба родителя, чуть не выпрыгнув из кресел.
Адвокаты переглянулись и, наклонившись друг к другу, стали о чем-то тихо переговариваться. А Чейз продолжал бесцеремонно разглядывать Тессу. Та кипела от возмущения, но его это лишь забавляло. Как, впрочем, и то, что она явно собиралась бороться с ним всеми доступными ей способами. Она защищала своего ребенка. Их ребенка. Но он также отступать не намерен! Чейз опустил глаза на ее пальцы, лежавшие на круглом животе. Он вдруг представил, что они касаются его кожи… Черт!.. Откуда взялась эта дурацкая мысль?
– Можно вас пригласить сегодня на ленч, мисс Лайтфут? – вдруг услышал он свой голос и сам удивился собственной наглости.
Ее зеленые глаза сощурились.
– С какой стати?
Он снова улыбнулся во весь рот.
– Вы не считаете, что будет лучше для нас троих, – он кивнул на ее живот, – если мы заключим перемирие?
Тесса в нерешительности оглядела своего собеседника. Резкие черты лица, темно-каштановые, коротко постриженные волосы. Синие, проницательные глаза с тонкими морщинками вокруг. Выходит, этот мрачный и сердитый мужчина умеет улыбаться.
– Хорошо, – царственно кивнула она. – Зароем на время топор войны. Во всяком случае, обещаю не бросаться в вас тарелками.
У Чейза чуть дрогнули уголки губ.
– Как вы относитесь к тому, чтобы встретиться в полдень у «Золотого дракона», – задумчиво произнесла Тэсса.
– Договорились.
– И не опаздывайте, я как-никак беременная, – добавила она, после чего встала, поцеловала сестру в щеку, кивнула Тигу и вышла из комнаты. Чейз перевел взгляд с торжествующей Дайны на ухмыляющегося Тига, потом на пустой стул и в свою очередь направился к двери. Когда он ушел, оба адвоката тяжело опустились на стулья.
– У меня такое чувство, будто я обманываю своего клиента, – признался Тип.
– У меня тоже.
– Мы ничего не сделали.
– Кто знает, как обернется дело. Поживем – увидим.
Чейз догнал Тессу у лифта, нажал кнопку и – уже в третий раз! – улыбнулся.
– Мы же договорились в полдень.
– А куда вы сейчас?
– На работу, если это вас так интересует.
– На работу?
– Да. Неужели вы думали, что я богата и независима? А ребенок – так, очередная блажь.
Он покачал головой и нервно засунул руки в карманы брюк.
– Да ничего я такого и не думал.
– Ну, слава Богу!
– Почему вдруг такая воинственность? – процедил Чейз сквозь стиснутые зубы. – Мы же вроде бы подписали пакт о ненападении.
– Послушайте, мистер Мэдисон… – вздохнула Тесса.
– Чейз.
– Мистер Мэдисон, – подчеркнуто вежливо повторила она, – вы абсолютно случайно стали отцом моего ребенка. Мы с вами посторонние люди, и нам нечего сказать друг другу. Давайте оставим, все как есть. Наш сегодняшний совместный ленч – это единственно возможный компромисс.
– Кинули мне кость, чтобы я замолчал, так? – Господи, как равнодушно и язвительно получилось, но она сама виновата, нечего было его подкалывать. – Я для вас пустое место, это понятно, но неужели вы настолько жестоки, что заставите меня бороться за свои права все ближайшие годы?
Дверь лифта раскрылась. Тэсса шагнула в него, посмотрела, обернувшись, Чейзу в лицо и нажала кнопку нижнего этажа. Мужчина остался стоять на площадке. Обиделся, ну и бог с тобой, решила Тэсса. Она тут ни при чем. Ей нужно продолжать гнуть свою линию. Другой дал бы деньги и исчез навсегда, а этому, видите ли, ребенка отдавай. Шиш тебе! И жизнь ты мне не испортишь.
– Забудьте обо мне, мистер Мэдисон. Разойдемся по-хорошему. Меньше всего на свете мне хотелось бы постоянно видеть вас рядом…
Дверь закрылась. Чейз дернул в сторону вдруг ставший тесным галстук и провел пальцами по волосам. Рядом с кем? – подумал он. С ней? Или с их ребенком?
Тесса некоторое время издали наблюдала за нарушителем своего спокойствия, собираясь с духом. Он переоделся. Видимо, не любит ходить в костюме. Недаром утром то и дело поправлял галстук, будто тот ему мешал. Кафе на тротуаре – хорошее место для встречи. Открытое, вокруг полно людей. До бурных сцен дело не дойдет. Он сидел, положив руку на спинку соседнего стула. Некоторые из проходивших мимо женщин явно старались привлечь его внимание. Но он даже не удостаивал их взглядом и смотрел куда-то вдаль. В принципе он ничего: симпатичный, сексуальный. Дайана за столь короткое время немного сумела узнать о нем: разведен, жена умерла, живет один. Владеет строительной компанией. И вид у бедняги какой-то одинокий, потерянный. Не распускай нюни, нашла кого жалеть! – вмешался внутренний голос. Он хочет отнять твоего ребенка! Ну это мы еще посмотрим, успокоила себя Тесса. Как все было хорошо до того дня на прошлой неделе, когда вдруг позвонил адвокат мистера Мэдисона и рассказал об обнаруженной ошибке в компьютерной базе данных проклятой клиники. Мол, у ребенка есть отец!
Ложь! Ложь! Все это гнусная ложь! Он всего лишь донор. Передал свои гены и пусть на этом успокоится.
Тесса потерла виски, борясь с внезапным приступом головной боли. Потом решительно расправила плечи, подошла к кафе и, бросив пару слов официанту, последовала за ним к столику Чейза. Тот, будто почувствовав ее появление, быстро повернулся, вскочил и подвинул ей стул. Она с благодарностью плюхнулась на сиденье и почти тут же незаметно скинула туфли. Беременность плохо сказывалась на ее ногах.
Когда официант, приняв заказ, ушел, Чейз принялся рассматривать сидевшую напротив него женщину. Ему понравилось, что она осталась в том же платье, что и утром. Романтичный стиль шел ей. Впрочем, его это не касается. Главное – дело! Надо вести себя с этой женщиной поосторожнее. Он специально поставил ее стул на почтительном расстоянии от своего, понимая, что она не захочет сидеть слишком близко. Пугать ее ни в коем случае нельзя. Слишком высока ставка. Возьмет да исчезнет с его ребенком. А он останется один. Опять.
– Вы еще долго собираетесь молча разглядывать меня?
– Где вы работаете, Тесса? – спросил он, улыбнувшись.
Она решила было не отвечать. Но, имея такого адвоката, как Тиг Макбейн, Чейз наверняка знает о ней все, вплоть до цвета кафеля в ее ванной комнате.
– У меня, мистер Мэдисон, магазин в четырех кварталах отсюда, – Тесса подчеркнула слово «мистер», надеясь, что ее собеседник поймет – она против фамильярности. Но тот не обратил никакого внимания на ее психологические тонкости.
– Позвольте мне догадаться самому. Одежда?
– Не только. Еще и всевозможные аксессуары. Я занимаюсь дизайном тканей и одежды. Как для торжественных случаев, так и для повседневной жизни.
А не скажешь, что ей приходится много работать руками, подумал он, бросив взгляд на ее изящные длинные со свежим маникюром пальцы. Но шить действительно умеет, платье что надо! Воздушные кружева изысканно сочетались с бусинками и крохотными ленточками. Чейзу вдруг припомнилось удивительно сексуальное женское белье, порой доводящее мужчин до безумия, и ему захотелось представить, какой была Тесса до беременности. Или какой она будет после. Короче говоря – без огромного живота. И обнаженная…
Тесса заметила, как внезапно потемнели его глаза, и почувствовала ответную жаркую волну желания, пробежавшую по ее телу. Господи, что это с ней! К ним подошел официант и поставил на столик заказанную еду, но Чейз, похоже, даже не обратил на него внимания и продолжал неотрывно смотреть на Тэссу. Та от смущения едва не опрокинула стакан с минеральной водой.
– Кто вас обидел? – Голос его звучал удивительно ласково.
– Прошу прощения?
– Кто так сильно вас обидел, что вы боитесь мужчин и не хотите с ними встречаться?
Тессе солгать бы, но она не могла.
– Не то чтобы я не хотела. Скорее нахожу их присутствие… необязательным.
– А изменить свой образ жизни не желаете? С вашей-то внешностью.
– А зачем? – натянуто проговорила она. – Я не собираюсь рисковать. Мне всякие дурные болезни ни к чему. У меня, конечно, был период влюбленности…
Он улыбнулся при этих словах.
– Впрочем, все это уже давно прошло. Во всяком случае, я не стала бы сохранять от него ребенка.
– А от меня вы сохранили!
Тесса положила вилку в тарелку и потерла виски.
– Но это совсем другое дело. Я специально пошла в клинику, где мне гарантировали полную анонимность.
– Что вы скажете ребенку, когда тот спросит об отце?
Она вздрогнула.
– Время придет, я решу, что делать. И если он будет достаточно большой, чтобы понять, я скажу правду.
Мужчина резко наклонился вперед и задумчиво что-то промычал. Он сидел так близко, что она видела темные крапинки в его зрачках.
– Правду?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...