ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Погодите. Вы — сандвич; я напишу на вас это объявление и спереди.— Справедливо. Но сколько же вы заплатите за мой труд?— Я не богат… Могу дать вам старые брюки, кусок хлеба и томатов…— Вы не из щедрых… Почем продаете свою ваксу?— По шиллингу за коробку.— Продавайте по два доллара, и разделим прибыль пополам.— Два доллара!.. С ума спятили!— Это вы осел.— Молчать!.. Я ваш хозяин…— Довольно! — резко остановил его джентльмен. — Или я вас брошу в ручей.Негр стушевался и принял условие Бессребреника, хотя и не понял идеи.Бессребреник степенно вошел в ручей, а из окон и с улицы на него смотрели зрители, кричавшие от восторга.Вакса выдерживала воду. Бессребреник добросовестно перебирал ногами, чтобы показать ее прочность.— Фи, господин Бессребреник! — раздался вдруг ироничный голос. — За какое ремесло вы взялись!Джентльмен в это время отсчитывал:— Сто двадцать шесть! Сто двадцать семь!..Он обернулся и увидал миссис Остин, смотревшую на него с презрением. Молча поклонился и продолжал считать шаги.Сбежались репортеры и с криком «ура!» писали что-то в своих блокнотах. Рисовальщики набрасывали эскизы и опрометью мчались в редакции. Фотографы наводили моментальные аппараты и знай пощелкивали ими. Конки звонили, локомотивы били в колокола в честь Бессребреника. Деревянный ящик с коробками ваксы подвергся штурму. Снеговик продавал ее по три, по четыре, даже по шести долларов за коробку. Менее чем в десять минут все было расхватано. Сбор равнялся ста долларам. Негр волосы рвал на себе с досады, что у него оказалось так мало ваксы.Бессребреник возвратился к своему патрону. Снеговик хотел в восторге броситься к нему на шею, но джентльмен отстранил его.Негр добросовестно разделил прибыль и сказал:— Послушайте, давайте заключим союз… Мы наживем с вами миллион…— Вы знаете латынь? — спросил его Бессребреник.— Это еще что такое?.. Нет, не знаю.— Жаль. А то бы я сказал вам: non bis in idem.— Что это значит?— Это значит… что в один день нельзя продать два раза на сто долларов ваксы.— Да отчего же?..— Прощайте. Мы квиты.— Неужели не увидимся завтра? — захныкал негр.— Возможно, увидимся. Мудреного в этом ничего нет… Ну да, конечно, я приду сюда завтра.Почти напротив находился магазин готового платья. Бессребреник вошел в него и купил себе полную пару из синего шевиота за пятнадцать долларов и тут же, в задней комнате магазина, переоделся. Теперь он стал больше походить на порядочного человека, хотя у него еще не было ни белья, ни обуви.Захватив под мышку газеты, прикрывавшие его наготу, он отнес их в гостиницу и возвратил коридорному, дав в придачу два доллара на чай. Снеговик сейчас же прибежал и купил все эти газеты за 10 долларов, считая их талисманом.На оставшиеся деньги Бессребреник приобрел себе белье, шляпу, серую блузу, лорнет с дымчатыми стеклами, записную книжку с карандашом, шагомер и, наконец, револьвер Кольта. После всех покупок у него осталось шесть долларов; с этими деньгами он вернулся в гостиницу. У подъезда достал книжку и на первой странице написал — 40 000 000 метров, а на другой, напротив этой цифры — 857 метров, то есть расстояние, какое он уже прошел.Клерк гостиницы мистер Филипп встретил его, как старого знакомого, и записал в список постояльцев. За комнату взяли два доллара, за обед— доллар. У Бессребреника осталось, таким образом, три доллара. На них он купил дюжину сигар с принадлежностями для закуривания и остался с шестью шиллингами и семью пенсами. Отворив окно, он выбросил деньги на мостовую и, вздохнув с облегчением, сел в кресло-качалку, покуривая сигару и бормоча:— Ну вот! Я теперь опять свободен, опять бессребреник и могу отдохнуть.Только он подумал об отдыхе, как у двери зазвенел электрический звонок. Досадуя, джентльмен вскочил с кресла и пошел отворять. Вошли две какие-то темные личности, похожие на сыщиков.— Что вам угодно? — нахмурился Бессребреник.Один из незнакомцев притронулся к засаленному борту поношенной шляпы и отвечал:— Я — мистер Пиф, а это мой товарищ — мистер Паф. ГЛАВА 3 Будущие спутники. — По телефону. — Приглашение на «цветной» обед. — Совещание. — Лакей Бессребреника. — 15000 франков сбора. — Спички в две с половиной тысячи франков.
Худой, как гвоздь, длиннолицый, крючконосый, с большим и тонким, точно саблей прорезанным, ртом, лопоухий, в длиннополом поношенном сюртуке, мистер Пиф напоминал Дон-Кихота, переряженного в пастора, лишенного сана. Глаза у него были холодные и проницательные.Мистер Паф представлял резкую противоположность своему товарищу. Круглый, коротконогий, с огромным животом, с апоплексической шеей, грушеобразным красным носом, двойным подбородком, с перстнями на жирных руках, он имел вид обжоры и пьяницы; однако взгляд у него был замечательно быстр и энергичен.Бессребреник смотрел на них, как человек, желающий поскорее сплавить докучливых посетителей.Мистер Пиф продолжал своим густым басом:— Мистер Паф — бывший сыщик… Я тоже… Мы вновь обратились к нашей специальности благодаря мистеру Джиму Сильверу.— Да мне-то какое до этого дело?— Очень большое. Мистер Сильвер поручил нам повсюду сопровождать вас.— Как?.. Что?..— Дабы следить за точным исполнением условий заклада.— Действительно ли у меня не будет даже гроша в кармане — это нужно проверить?— Именно. За довольно кругленький гонорар мы обязались дать серебряному королю подробный отчет о вашем оригинальном путешествии.Мистер Паф перебил коллегу пронзительным голосом:— При этом запрещено помогать вам в чем бы то ни было.— Я ни за чем к вам и не обращусь! — воскликнул Бессребреник. — Но скажите, пожалуйста: для чего, собственно, сей визит?— Все очень просто, — вежливо, совсем не в американском духе отвечал мистер Пиф. — Вы — джентльмен выдающийся, и, чувствуя к вам большую симпатию, мы сочли долгом представиться. Ведь видеться придется ежедневно!— Сказать по правде, я не предвидел такого надзора за собой, но он мне нисколько не помешает, и потому охотно готов пожать вам руки, прежде чем сказать «до свидания».Пиф и Паф остались очень довольны приемом и, попрощавшись, немедленно отправились занять номер в гостинице.Только Бессребреник снова закурил сигару и уселся в легкое кресло-качалку, как зазвонил телефон.«Опять!» — полусмеясь-полусердясь подумал он.— Господин Бессребреник!— Что угодно?— Хотите писать корреспонденции в «Нью-Йорк Геральд», пока будете путешествовать?— Отчего же нет?— Редакция заплатит вам сколько пожелаете.— Я согласен на обыкновенный ваш гонорар.— Два шиллинга за строчку.— Отлично!Бессребреник подумал про себя: «Это будет мне хорошей поддержкой».Он снова бросился в качалку и закурил сигару. Но опять зазвонил телефон.Бессребреник начал уже сердиться.— Господин Бессребреник!?— Я.— Не возьмете ли вы фотографический аппарат фирмы…— Нет!Другой собеседник предложил:— Не хотите ли принять макинтош от фирмы…— Нет!— Мистер Бессребреник!.. Мистер Бессребреник!.. Важное дело!..— Что такое?— Не прочтете ли вы сегодня лекцию в Политехническом зале?Новый вопрос:— Мистер Бессребреник, не примете ли вы от ваших поклонников приглашение на послезавтра на «цветной» обед в Чикаго?— С удовольствием!— Итак… мы на вас рассчитываем.Телефон продолжал звонить. В сердцах Бессребреник вырвал из аппарата блестящий черный шнур, ударив им об пол, будто плеткой.— Довольно!.. Голова трещит! Сегодня — лекция, завтра поездка в Чикаго на «цветной» обед… Довольно, довольно!Избавившись от телефона, джентльмен спокойно докурил сигару, покачался в кресле и заснул. Проснувшись к обеду, он с большим аппетитом поел, потом привязал к ноге шагомер и пешком отправился в Политехнический зал читать лекцию.У дверей гостиницы он увидал негра Снеговика и в свою очередь расхохотался: Снеговик оделся в газеты, которые прежде прикрывали Бессребреника, и старался продавать ваксу. Но торговля шла плохо: он назначил сумасшедшую цену, и над ним только смеялись.Истратив все деньги, он вынужден был теперь кусать локти. Увидав Бессребреника, негр смиренно приблизился к нему и жалобно проговорил:— Бедный Снеговик несчастен. Он разорился. Торговля его пропала. Не нужен ли вам слуга?Джентльмену стало жаль его. Совсем не подумав о том, что придется кормить и таскать за собой лишнего человека, он сказал:— Ступай за мной.От радости Снеговик подпрыгнул, одним взмахом руки сбросил в ручей все принадлежности своего ремесла и, улыбаясь до ушей, пошел за новым хозяином.Когда Бессребреник вошел в зал, он был набит до отказа. Джентльмена встретили громкими аплодисментами и криками «браво!». В первом ряду сидели мистеры Пиф, Паф и миссис Остин с карандашом и книжкой в руке.Поставив за собой слугу, Бессребреник поклонился публике и начал лекцию. Он не готовился совершенно, говорил по вдохновению и решительно обо всем: о больших путешествиях, о мореплавании, о воздушных шарах, о медицине, о кухне, о политической экономии, о промышленности, рассказывал удивительные истории о невероятных приключениях, трунил над американцами вообще и над своими слушателями в частности, продернул Джима Сильвера, серебряного короля, Пифа и Пафа, а под конец и самого себя. Лектора хотели нести на руках, до такой степени его беседа понравилась публике. Сбор оказался превосходным: около 15 000 франков. Для человека, не имеющего в кармане ни гроша, это было очень и очень много. Бессребреник тут же послал слугу приобрести приличную одежду и купить в конторе зала два билета до Чикаго. Как известно, железнодорожные билеты продаются в Америке везде.Через двадцать минут Снеговик вернулся, одетый ковбоем. Этот костюм — давнишняя его мечта — стоил 500 франков. В гостинице за помещение и стол было заплачено до следующих суток. У джентльмена оставалось, таким образом, еще 2850 долларов. Их следовало куда-нибудь сбыть, чтобы не нарушить условий пари.Золото и серебро он разменял на банковские билеты и достал портсигар, где лежали четыре сигары. Одну он предложил мистеру Пифу, другую мистеру Пафу, третью Снеговику, а четвертую взял себе. Затем свернул фитилем билет в 500 долларов и приказал слуге:— Держи и стой смирно!Точно так же свернул еще три билета, два из них отдал сыщикам, а четвертый оставил у себя.— Зажигай! — велел он негру, указывая на газовый рожок для курильщиков.Негр скорчил рожу и хотел что-то сказать, но Бессребреник перебил:— Слушайся или ищи другого хозяина!Негр с отчаянием исполнил приказание.— Хорошо. Подай теперь огня этим господам.Негр подал Пифу и Пафу горящую бумагу, от которой те зажгли свои билеты. Как настоящие американцы, они поняли и оценили поступок Бессребреника. И, сделав несколько затяжек, протянули ему руки:— Вы — большой человек. И, надо полагать, далеко нас заведете.— Я уверен в этом… Эй, Снеговик! В нашей кассе осталось еще 850 долларов. Возьми их себе. До завтрашнего дня можешь их пропить, проиграть, проесть, потерять… Но помни, что ты не имеешь права держать при себе хотя бы грош, покуда мы вместе. Не забудь также, что завтра в восемь часов утра едем в Чикаго. ГЛАВА 4 Нечего есть. — Опять миссис Клавдия. — Черный обед в воспоминание о первом дебюте. — Мнение Бессребреника об оригинальном обеде. — Нефтяная королева. — Проект обогащения. — Телеграмма. — Басня о молочнице и крынке молока. — Компания. — Господин и госпожа Бессребреники.
На станции, откуда отходил поезд в Чикаго, Бессребреник застал, как ожидал, Пифа и Пафа. После вежливого обмена приветствиями все трое сели в один вагон. Снеговик расположился рядом со своим господином. Они устроились и стали ждать свистка.Наконец, тяжелая машина, вздрогнув, тронулась.Оба сыщика уселись по-американски, опустив головы, положив ноги на спинку противоположного кресла. Снеговик, быстро перенимавший хорошие манеры, последовал их примеру, а для большей устойчивости еще и зацепился шпорами за обивку дивана. На диване сидел как раз его господин; но последний нашел эту фамильярность вполне естественной.Поезд, выбрасывая клубы дыма, минуя города, местечки, мосты, мчался через туннели, равнины, к великому изумлению негра, который до тех пор не мог себе вообразить, что свет так велик. Возбуждая костюмом ковбоя всеобщее любопытство, он был счастлив, принимал важные позы, выпячивал грудь, вообще рисовался.
1 2 3 4
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...