ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Из остановившегося на набережной «уазика» вышли капитан Ларин, старший лейтенант Дукалис и эксперт-криминалист Александр Калинин. Оперативники подошли к курившему на берегу Чевилихину.
– Здравствуйте, – сказал Ларин.
– Здравствуйте.
– Вы звонили нам?
– Да. Меня зовут Антон Чевилихин.
– Капитан Андрей Ларин.
– Старший лейтенант Анатолий Дукалис.
– Эксперт Александр Калинин.
– Пойдемте, покажу вам, – сказал экскаваторщик.
Он подвел оперативников к опущенному на землю ковшу припаркованного к берегу понтона, где лежал труп. Работники органов приступили к осмотру страшной находки. Убитым оказался мужчина средних лет, в темных брюках и цветной рубашке. Тело покойного было покрыто водорослями. Милиционеры перевернули на спину труп и увидели стрелу, торчавшую из груди покойного. Ларин и Дукалис переглянулись.
– Похоже, наш клиент, – сказал капитан.
– Он самый.
Осмотрев убитого, Калинин извлек из нагрудного кармана рубашки стопку визитных карточек. Криминалист протянул ее Ларину.
– Сергей Максимович Лопушанский, – прочитал оперативник. – Фирма «Юста», юридические услуги. Варшавская улица, дом шестьдесят один, офис пятнадцать.
– Телефон есть? – спросил Дукалис.
– Только рабочий.
– Это уже кое-что.
Ларин достал сигареты.
– Вот что, Толян, – сказал он, закуривая, – ты оставайся здесь, а я позвоню и съезжу в эту «Юсту». Встретимся вечером в «конторе».
– Хорошо, Андрей.
Калинин снял золотую цепь с шеи покойного и показал оперативникам.
– Из-за нее он стрелу в грудь получил, – произнес Ларин.
– Лучше бы отдал бандитам, – заметил Дукалис.
8
В шестнадцать часов тридцать минут в кабинете Петренко собрались Соловец, Ларин, Дукалис, Волков и Калинин,
– Давайте по порядку, – сказал Myxoмop. – Что у нас с делом о разбое на Фонтанке?
Слово взял Соловец.
– Последнее время, – сказал майор, – произошло несколько нападений на прогулочные катера в черте города.
– Сколько в общей сложности?
– Четыре.
– Кто их расследовал?
– Наши коллеги из Двадцать четвертого и Сорокового отделений. Положительных результатов, к сожалению, им добиться не удалось. Но в эпизодах, с которыми они имели дело, не было убийства. Сопоставив показания свидетелей, я пришел к выводу, что преступники не собирались никого убивать. Их целью было изъятие денег и ценностей. Однако при оказании потерпевшим сопротивления один из грабителей застрелил его из арбалета.
– Что говорят свидетели?
– Во время ограбления на катере, кроме убитого, были трое, – сказал Соловец. – Это продавщицы салона «Наследие» Валентина Скоробогатова и Екатерина Самойлова, а также катерщик Андрей Боренко. С девушками пострадавший познакомился в клубе незадолго до прогулки по Фонтанке.
– Как они описывают грабителей?
– На преступниках были маски пиратов.
– Маскарад устроили?
– Выходит, так. Свидетели утверждают, что одним из преступников была женщина, возможно, даже девушка. Таким образом, приблизительно понятен состав банды.
Петренко покачал головой:
– Какие еще проведены оперативные мероприятия?
– Я поговорил со Скоробогатовой, Самойловой и Боренко, – сказал Соловец. – Выяснилось, что вокруг этих причалов и катеров полным-полно подозрительных личностей.
– Мне удалось встретиться с двумя постоянными обитателями яхт-клуба, – доложил Волков. – Ничего о пиратах они не слышали.
– Пираты, значит, – произнес подполковник.
– Убийцы, Юрий Саныч, – сказал Соловец.
– Выяснили личность погибшего?
– Сегодня утром в Мойке был обнаружен труп со стрелой в груди. При нем были эти визитки, – сказал Ларин, кладя на стол карточки. – Лопушанский Сергей Максимович. Работал юристом в фирме «Юста». Я поговорил с его сослуживцами, по их словам, Лопушанский вел широкий образ жизни, посещал дорогие рестораны и казино.
– Что показала экспертиза? – Петренко посмотрел на Калинина.
– Смерть наступила в результате попадания арбалетной стрелы в сердце, . – ответил криминалист.
– Что вы намерены предпринять?
– Считаю, надо продолжить поиск свидетелей, – сказал Волков.
– Мне удалось узнать в «Юсте» номер мобильного телефона Лопушанского, – произнес Ларин. – Во время налета среди прочих вещей преступники забрали у убитого трубку.
– Что это нам дает? – спросил Петренко.
– Если преступники пользуются трубкой Лопушанского, мы через телефонную компанию сможем выяснить набранные ими номера.
– Дельная мысль, – согласился подполковник. – Какие еще будут соображения?
– Пока никаких, – ответил Соловец. – Будем работать.
– Хорошо, работайте. Встретимся после выходных.
9
Вечером оперативники засиделись в кафе «Три медведя» на углу Семнадцатой линии и Большого проспекта. Это было демократичное заведение со щадящими ценами и нехитрым ассортиментом. Одну из стен украшала выполненная маслом иллюстрация к сказке «Маша и три медведя». Мохнатый мишка входил в избу, где на кровати спала девочка в красном платке и платье в горошек.
– Наше здоровье, – сказал Дукалис, когда другие тосты иссякли.
Подняв рюмки, милиционеры чокнулись.
– Мужики, – обратился к коллегам Волков, – может, этим летом дружно махнем куда-нибудь в отпуск?
– Куда? – спросил Ларин.
– Ну, скажем, в Крым.
– Почему в Крым?
– У меня там знакомые опера в Ялте. В прошлом году познакомился.
– Да, неплохо бы в Ялту махнуть, – согласился Ларин. – На солнышке погреться.
– Сначала с делами покончить надо, – возразил Соловец.
Дукалис с грустью посмотрел на опустевший графин.
– Может, пивком отполируем? – предложил старший лейтенант.
Оперативники переглянулись.
– Почему бы нет, – сказал Волков.
– Думаю, стоит, – кивнул Ларин.
– Вы пейте, а я воздержусь, – произнес Соловец.
– Почему, Георгич? – спросил Дукалис.
– Мне сегодня еще на дачу ехать. Юля ждет.
– Ну и поедешь на свою дачу.
Соловец с сомнением посмотрел на коллег.
– Ладно, давай по одной кружке, и все.
Дукалис жестом подозвал к столу официантку, девушку лет двадцати пяти, в брюках и обтягивавшей талию блузке. Подойдя к оперативникам, работница кафе открыла блокнот.
– Что-нибудь принести?
– Да, – ответил Дукалис. – Принесите, пожалуйста, четыре кружки пива.
– Темного или светлого?
– Светлого.
– И орешки, – сказал Ларин.
Несколько минут спустя перед оперативниками появились пиво и орешки.
– За твое дачное хозяйство, – произнес Ларин, глядя на Соловца.
– Спасибо. .
Милиционеры чокнулись кружками.
– Эх, хорошо, – отхлебнув пива, выдохнул Дукалис.
– Завидую тебе, Георгич, – сказал Волков.
– Чему ты завидуешь?
– Твоему подсобному хозяйству.
Соловец усмехнулся:
– Зря завидуешь, Слава.
– Приедешь сегодня на дачу, вдохнешь свежий воздух, расслабишься.
– С моей женой не очень-то расслабишься. Завтра с утра начнутся сельхозработы.
Соловец сделал большой глоток.
– Ничего, Георгич, – сказал товарищу Ларин. – На свежем воздухе полезно потрудиться.
– Мужики, – вдруг оживился майор. – Поехали со мной.
– Куда? – спросил Дукалис.
– Как куда? На дачу ко мне.
– Прямо сейчас?
– Ну а когда же еще!
Предложение было неожиданным.
– Я не могу, – сказал Волков, – У меня завтра свидание.
– Успеешь на свое свидание.
– Нет, мужики, в следующий раз.
– У твоей девушки телефон есть?
– Есть.
– Позвони, скажи, что задержишься.
Соловцу не хотелось ехать одному, майор понимал, что жена будет его пилить за то, что он явится на дачу подшофе. Оперативник рассчитывал спрятаться за спины товарищей.
– Поехали, мужики, я вас домашними грибочками угощу. С прошлого года остались.
– Ну если грибочками… – произнес Дукалис.
– Воздухом бы я подышал, – вздохнул Ларин.
Оставалось уговорить Волкова.
– Соглашайся, Слава, – сказал Соловец, – не разрушай компанию.
Волков посмотрел на товарищей:
– Если только до завтра.
– Нет проблем, завтра вечером уедешь, – улыбнулся майор.
Перспектива загородной прогулки вдохнула в компанию новые силы.
– Надо бы затариться, Георгич, – сказал Дукалис.
– Надо, – согласился майор.
– Можно возле вокзала в магазин зайти, – заметил Волков.
– Верно. Там на площади круглосуточный имеется, – кивнул Ларин.
– Так и сделаем, – подытожил Соловец.
Милиционеры допили пиво.
– Может, еще по пятьдесят граммов, – предложил Дукалис, – на ход ноги.
Соловец посмотрел на часы:
– На последнюю электричку опоздаем.
– Где у тебя расписание?
– Я его наизусть помню. С прошлого года. Последняя электричка в двадцать три ноль пять.
Офицеры сверили часы. До отъезда оставалось пятьдесят минут. Дукалис кивнул официантке, находившейся в углу зала.
– Еще пива? – спросила девушка, подойдя к столу.
– Нет, принесите счет, пожалуйста.
Расплатившись, оперативники вышли на улицу и
направились в сторону станции метро. Через полчаса компания оказалась на площади возле Финляндского вокзала.
– Где твой магазин? – спросил Дукалис Ларина.
– Там.
– Пошли, – сказал Соловец,
Милиционеры пересекли площадь и вошли в продолговатое зеленое здание постройки пятидесятых годов прошлого века.
– Мужики, у нас мало времени, – предупредил майор.
– Не волнуйся, Георгич, – успокоил коллегу Дукалис.
– Сколько будем брать? – поинтересовался Волков.
– Давайте с расчетом, что одну раскатаем в электричке, – предложил Ларин.
– Согласен, – сказал Дукалис.
Купив спиртное и закуску, милиционеры направились на вокзал.
– Пошли сразу на платформу, – дал указание Соловец.
Оперативники вышли на платформу, однако обещанного состава на Рощино не обнаружили.
– Ну и где твоя электричка? – спросил Ларин.
– Странно, – произнес Соловец. – Посмотрим расписание в зале.
Офицеры вошли в помещение вокзала.
– Здесь, – сказал майор, показывая на табло расписанием, висевшее на стене.
– Рощино, – прочитал Дукалис. – Десять пятьдесят. – Оперативник посмотрел на часы. – Георгич, последняя ушла десять минут назад.
– Вижу.
– Надо было не рассиживаться в кабаке и в магазине не ковыряться, – сделал вывод Волков.
– Кто знал, что они расписание поменяли? – возразил Соловец.
Оперативники беспомощно оглянулись по сторонам.
– Ну и куда мы теперь? – спросил Дукалис.
– По домам, куда же еще, – ответил Ларин.
– А с этим что делать? – Волков кивнул на зажатую в руке сетку, в которой время от времени позвякивали бутылки.
– Не знаю, – вздохнул Соловец.
– Не выливать же.
– Мужики, пошли в сквер напротив вокзала, там скамейки удобные, – предложил Дукалис.
– Не хватало еще, чтобы нас за распитие на улице привлекли, – возразил Соловец.
– Так мы не все выпьем. Одну раскатаем, остальные на завтра оставим.
– А закусывать чем будем? Не консервы же открывать.
– Я бы и открыл, – сказал Волков.
– Чем?
– У меня перочинный нож.
– Отставить разговоры, – произнес Соловец. – Пошли в буфет, возьмем минералку, чтобы запить, а консервы я завтра на дачу отвезу.
Оперативники отправились в буфет и, взяв двухлитровую бутылку минеральной воды, тронулись в сквер, расположенный напротив вокзала. Устроившись на скамейке, милиционеры пустили по кругу бутылку водки, запивая минеральной водой. Бутылка опустела минут через десять.
– Молодец, Георгич, что нас сюда вытащил, – произнес Дукалис, – а то все кабинет да кабинет.
– Юля ругаться будет, – вздохнул Соловец.
– А может, мы до твоей дачи на попутках доберемся? – неожиданно предложил Волков.
– Ты что, шутишь? – отреагировал майор.
– А что, я в юности часто автостопом путешествовал.
Соловец пожал плечами.
– А ведь Слава прав, – поддержал товарища Ларин. – Сколько до твоей дачи по шоссе?
– Километров пятьдесят…
– Доберемся за сорок минут.
Выпитая водка придала оперативникам уверенности.
– Ладно, поехали, – сказал Соловец. – Если что, пеняйте на себя.
Через полчаса милиционеры добрались до шоссе, ведущего в Рощино.
– Разобьемся по парам? – обратился к товарищам Волков.
– Зачем? – поинтересовался Дукалис.
– Легче ловить будет.
– Погоди-ка, Слава, вон грузовик идет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...