ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Федоров Алексей Григорьевич
В небе - пикировщики !
Федоров Алексей Григорьевич
В небе - пикировщики!
1Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.
Аннотация издательства: Автор, бывший военный летчик, командир 241-й авиационной дивизии пикирующих бомбардировщиков рассказывает о героизме авиаторов в боях под Москвой, за освобождение Донбасса и Белоруссии, Висло-Одерской наступательной операции, битве за Берлин.
Содержание
Предисловие. Г. Байдуков
В первые дни войны
Под покровом ночи
В крутом переплете
Особое задание
Герои девятого полка
Огню навстречу
Новое пополнение
"Пешки" проходят в ферзи
На Юго-Западный фронт
В тридцать девятом полку
Трагедия в Гартмашевке
В небе - "Петляковы"
"Любой ценой..."
Песня, рожденная в боях
Аэродром в огне
Дивизия пикировщиков
Побратим Маресьева
В небе Белоруссии
И снова Березина
Из племени отважных
В завершающих боях
Последний вылет
Примечания
Предисловие
Автор книги "В небе - пикировщики" Алексей Григорьевич Федоров пришел в авиацию из простой рабочей семьи. Он быстро вырос в искусного летчика, и в огне боев с японскими самураями на реке Халхин-Гол, с белофиннами на Карельском перешейке и войны с гитлеровскими захватчиками в 1941 -1945 гг. проявил себя как смелый воздушный воин, волевой и умелый командир. Его боевой путь увенчан высокими правительственными наградами: одиннадцатью орденами и семнадцатью медалями. Трудолюбивый, чуждый самоуспокоенности А. Г. Федоров продолжал расти и после войны: он профессор, доктор исторических наук, работает по подготовке инженерно-технических кадров и одновременно продолжает разрабатывать историческую тему, отражающую героическое участие советской авиации в Великой Отечественной войне.
Книга "В небе - пикировщики" - правдивый рассказ о необычайно острой и сложной борьбе советских авиаторов против немецко-фашистских захватчиков. Вся сложность этой борьбы раскрыта на достоверных примерах боевой работы экипажей, действовавших на довольно строгих в технике пилотирования самолетах пикирующих бомбардировщиках "Петляков-2" (Пе-2) на различных участках советско-германского фронта. Думается, что автор пошел по верному пути, рассказывая читателям о том, чему был свидетелем и что пережил лично сам, непосредственно участвуя в боевых вылетах. Это придает книге документальную достоверность и убедительность.
Верный исторической правде, автор повествует как о тяжелых, так и о радостных событиях минувшей войны. Перед читателем развертывается ясная правдивая картина пути, по которому прошли советский народ и его Вооруженные Силы.
Описание самого полета, воздушного боя и атаки пикирующих бомбардировщиков "Пе-2" - сильная сторона книги. Глубина ее содержания - в показе сложного механизма взаимоотношений авиаторов в экипажах, звеньях, эскадрильях и полках дивизии, обрисованных в органической связи с действиями штабов, службами обеспечения, а также с взаимодействующими наземными войсками, частями истребительной и штурмовой авиации.
В книге убедительно раскрыт коллективизм советских авиаторов, их высокие морально-боевые качества и взаимная выручка в бою. Все это - результат огромной организаторской и политико-воспитательной деятельности ленинской Коммунистической партии Советского Союза, осуществляющейся в войсках через коммунистов - военачальников, политработников, через политорганы, партийные и комсомольские организации.
С первых дней войны до ее победного конца, от битвы под Москвой до сражений в небе Берлина автор лично участвует в боевых вылетах, командуя с первого дня войны до 1943 года бомбардировочным авиационным полком, а затем до конца войны - 241-й бомбардировочной авиационной Речицкой ордена Кутузова дивизией.
А. Г. Федорову есть о чем рассказать читателю. Но он пишет не столько о себе, сколько о своих боевых товарищах и соратниках по совместной боевой деятельности. И повествование получилось интересным и поучительным потому, что жизнь подарила автору книги радость встреч с замечательными советскими людьми. Достаточно сказать, что только в 241-й дивизии пикирующих бомбардировщиков, которой он командовал, было воспитано 27 Героев Советского Союза.
Читатель с большим интересом узнает о беспримерном подвиге командира полка подполковника М. Кривцова который в критический момент боевой обстановки повторил подвиг капитана Н. Гастелло, направив горящий самолет в скопление эшелонов на железнодорожном узле Калинковичи. Другой летчик - Герой Советского Союза старший лейтенант И. Маликов, подобно Алексею Маресьеву, почти всю войну летал на боевые задания с протезом ноги.
Много и других ярких судеб и боевых эпизодов раскрывается перед читателем на страницах книги. Автор добросовестно сверил фактический материал с архивными документами, использовал свои фронтовые записи, свидетельства и письма многих своих героев, учел советы и рекомендации видных советских авиационных военачальников.
Строки писем участников войны, дневников и архивных документов крайне скупы. Они писались во время кратких оперативных пауз между боевыми вылетами. Но сила их воздействия на сердца людей огромна. И книга Алексея Григорьевича Федорова напоминает, особенно молодым читателям, за что бесстрашно шли в бой их отцы и деды, какой высокой ценой досталась им победа над германским фашизмом. Углубившемуся в чтение этой книги предстоит как бы занять место в кабине пикирующего бомбардировщика "Петляков-2" четвертым членом экипажа и вместе с ним ринуться к цели - земле и огню навстречу...
Боевой маршрут экипажей-пикировщиков прошел над многими фронтами, в дымном и грохочущем небе Великой Отечественной войны. Это был многотрудный маршрут через горечь немалых потерь и поражений к торжеству победы над сильным и коварным врагом. Выдержать такое могли лишь люди, воспитанные на идеях великого Ленина, родной Коммунистической партии, ставшей в годы войны воюющей партией.
Книга эта, несомненно, поможет нынешнему поколению советской молодежи морально и психологически подготовить себя к возможным испытаниям в борьбе за торжество коммунизма.
Г. БАЙДУКОВ,
Герой Советского Союза,
генерал-полковник авиации
В первые дни войны
Наступил месяц долгожданного отдыха. Первый же день отпуска принес облегчение. Он незаметно отодвинул на задний план экзаменационную суету и тревожные газетные сообщения.
21 июня вдвоем с общевойсковым полковником, разделявшим со мной санаторную комнату, мы посмотрели "Любовь Яровую" в театре им А. В. Луначарского, а после спектакля отправились побродить по Севастополю.
Идем молча. На улицах многолюдно. Накануне выходного дня город и не помышлял о сне. То там, то здесь раздаются смех, шутки. На Приморском бульваре играет духовой оркестр. Звуки музыки и песен льются и из широко распахнутых окон. Душно. Только на набережной мы почувствовали освежающее веяние мягкого бриза...
В санатории оказались далеко за полночь. Не сговариваясь, не стали зажигать свет. Сняли гимнастерки. И только доставая что-то из чемодана, Арсений Петрович нарушил молчание:
- Сильная вещь-"Любовь Яровая"... Немало, видать, придется нам еще прожить так, подчиняя чувства долгу...
Он поставил на стол бутылку минеральной воды и два бокала.
- Боржоми,- пояснил и спросил: - А ты после чего отдыхаешь?
- После учебы в Академии командно-штурманского состава.
- Здесь учился? - видимо, не поняв меня, спрашивает полковник.- Город хорошо знаешь.
- Сейчас из Подмосковья. А тут семь лет назад в бухте Голландия начинал младшим военлетом.
- Воевал?
- Довелось с белофиннами на Карельском перешейке.
...И в это мгновенье комнату сильно тряхнуло. Звякнули стекла. Ворвавшийся в окно багровый отсвет окрасил в розовый цвет рубашку моего собеседника. Арсений Петрович вопросительно посмотрел не то на меня, не то мимо меня - в окно.
Тряхнуло еще раз, но теперь несколькими равномерными толчками. В городе возникли пожары, над крышами росла туча тяжелого дыма. Вскоре мы услышали зловещее гудение многих моторов, в ночном небе появились силуэты самолетов...
В вышине заметались прожекторные лучи. Вот один из них остановился, словно нащупал что-то в темноте, и тут же стали видны очертания удлиненных крыльев самолета. Другие лучи высветили целую цепочку разбросанных под самым куполом ночного неба бомбардировщиков.
Сильные взрывы еще раз до основания потрясли наш корпус. Морской воздух наполнился пылью и приторной пороховой гарью. Еще один мощный взрыв. Огонь взметнулся совсем близко. Казалось, каждая бомба нацелена прямо в тебя.
Через минуту мы уже бежали в город, к штабу Черноморского флота. Пришлось петлять, огибать нежданно возникающие на пути дымящиеся развалины, миновать проходные дворы. Пыль, дым, гарь неотступно сопровождали нас. Небо над городом уже высвечено огнем зенитных батарей.
- Флот-то жив! - бросаю я на бегу.
- А город ранен,- отвечает Арсений Петрович.- По почерку узнаю работу фашистов. У них расчет не на сокрушение боевой силы, а на поражение страхом...
Вот в груде дымящегося щебня лежит Институт имени профессора Сеченова. В руины повержен и театр, из которого мы вышли несколько часов назад. Много раненых. Немало среди них женщин и детей. К госпиталям спешат машины. Отовсюду доносятся стоны.
* * *
Вечером 22 июня город жил уже по законам военного времени. На улицах патрули, отряды военных... У дома - дежурные МПВО. Ни одной световой щелочки на фасадах домов. Мелькают едва заметные блики от затемненных автомобильных фар. Мы спешим к платформе Севастополь-Товарная... У московского поезда простились - полковник вернулся в город.
Через несколько дней поезд потихоньку вползает на московскую окраину и замирает на платформе Курского вокзала. Что-то непривычное в вокзальной суете. Почти нет мужчин в штатском. Идут люди в военной одежде, одни - в ладно пригнанной и изрядно выцветшей, другие - в новой, но мешковатой, сшитой как бы на вырост. Нет встречающих. Есть лишь отъезжающие и провожающие.
Солнце над столицей яркое, небо безоблачное. Бросаются -в глаза аэростаты заграждения. Они охватили город широкими кольцами, смыкающимися где-то в невидимой дали. Слышен привычный слуху сердитый рев авиационных моторов. Вот они, "ишачки", "чайки", звеньями расходятся в разные стороны над городом. Утихший рев авиационных моторов сменяется четкой речью диктора, сообщающего очередную сводку Совинформбюро...
Наконец первый час необычных московских впечатлений позади. Сдаю чемодан в комендатуру и получаю пропуск в штаб Военно-Воздушных Сил Московского военного округа, захожу в кабинет командующего полковника Н. А. Сбытова. Он углубился в изучение моего личного дела. Потом поднял опаленные бессоницей глаза. - Так вот, товарищ майор, как и записано в предписании академии, назначим вас инспектором.
- Но, товарищ командующий, война ведь...
Полковник укоризненно покачал головой и продолжал:
- Теперь это еще более важное и сложное дело. Осваивать технику, обучать и инспектировать придется, быть может, прямо под огнем. Майор Карпенко формирует группу летчиков-ночников для обороны Москвы. Будете работать с ним...
Рано утром на одном из аэродромов между Медынью и Малоярославцем Карпенко встретил меня прямо на поле. Он был в шлемофоне, перчатки заткнуты за пояс, в левой руке распахнутый планшет. Крепко пожал руку. С минуту задумался и быстро заговорил:
- Ты вот что, товарищ майор, найди техника Фролова. Он покажет тебе "семерку". Это "Петляков-два". Ты уже летал на них?
- Всего несколько часов.
- Ничего, теперь часы быстро набирать будем...
И действительно, в тот же день мне пришлось сразу удвоить налет на этой машине.
Под крылом видны привычные штрихи московской планировки и подмосковного ландшафта. Лишь при снижениях, на виражах становилось заметно, как маскировочная раскраска исподволь начала затушевывать окраинные заводы, склады, кое-где железнодорожные станции и мосты, а в стокилометровой зоне поперек полей и садов, рассекая поселки и приусадебные участки, пролегли глубокие борозды свежевырытых окопов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...