ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Стивен Браст
Атира


Влад Талтош Ц 7



Стивен Браст
Атира

ПРОЛОГ

Женщина, девушка, мужчина и мальчик сидели, как и положено добрым путникам, у костра в лесу.
– Теперь, когда вы здесь, – сказал мужчина, – объяснения могут немного подождать – сначала мы поедим.
– Очень хорошо, – отозвалась женщина. – Пахнет соблазнительно.
– Спасибо. – Мужчина слегка поклонился. Мальчик молчал.
Девочка пренебрежительно фыркнула, остальные не обратили на нее внимания.
– Что это такое? – поинтересовалась женщина. – Я не узнаю…
– Птица. Скоро будет готова.
– Он ее убил, – обвиняющим тоном заявила девочка.
– Да? – сказала женщина. – А разве ему не следовало этого делать?
– Он умеет только убивать.
Мужчина не ответил, лишь повернул птицу на вертеле. Мальчик молчал.
– Неужели ты ничего не можешь сделать? – спросила девочка.
– Ты имеешь в виду – научить его какому-нибудь ремеслу? – сказала женщина.
Никто не рассмеялся.
– Мы шли через лес, – не унималась девочка. – И не то чтобы я хотела здесь оказаться…
– Ты не хотела? – осведомилась женщина, бросив быстрый взгляд на мужчину. Тот не обращал на них внимания. – Он заставил тебя пойти с ним?
– Ну, он не заставлял, но мне пришлось.
– Хм-м.
– Вдруг мне стало страшно и…
– Чего ты испугалась?
– Ну… этого места. Я хотела пойти по другой дороге. Но он отказался.
Женщина посмотрела на жарящуюся птицу и кивнула.
– Да, они часто так поступают, – со вздохом сказала она. – Именно таким образом они находят жертву и отпугивают хищников. Такие специальные псионические способности…
– Мне все равно, – перебила ее девочка.
– Еда готова, – заявил мужчина.
– Я стала с ним спорить, однако он меня даже не слушал. Вытащил свой нож и швырнул в кусты…
– Да, – кивнул мужчина. – И вот вам, пожалуйста.
– Ты мог, – заявила женщина, неожиданно посмотрев мужчине в глаза, – просто обойти его. Они не нападают на людей.
– Поешьте, – ответил мужчина. – А потом вернетесь к оскорблениям.
Мальчик молчал. Женщина сказала:
– Как хочешь. Но мне любопытно…
Мужчина пожал плечами.
– Я не люблю тех, кто пытается влезть в мое сознание, – заявил он. – Кроме того, они довольно вкусные.
Мальчик, которого звали Савн, продолжать молчать.
Впрочем, при данных обстоятельствах ничего другого ожидать и не следовало.

ГЛАВА 1


Я не выйду за крестьянина,
Что копается в навозе.
Я не выйду за крестьянина,
Что копается в навозе.
Эй-хо-ха, эй-хо-ха!
Шаг вперед, шажок назад,
Под ногами не болтайся.
Шаг вперед, шажок назад,
Под ногами не болтайся.
За кого тогда ты выйдешь?
Эй-хо-ха, эй-хо-ха!

Савн заметил его первым, и если уж на то пошло, именно он первым увидел Предвестников. Предвестники вели себя так, как и положено Предвестникам: сначала их никто не узнал. Савн сказал своей сестре Полинис:
– Лето уже почти закончилось, джареги начали спариваться.
– Какие джареги, Савн? – спросила сестра.
– Вон там, на крыше дома Тэма.
– О, я их вижу. Может быть, они соединились навсегда. У джарегов так бывает.
– Да, и у людей с Востока, – заявил Савн, исключительно для того, чтобы продемонстрировать свою осведомленность.
Поли уже исполнилось восемьдесят, и она начала понимать, что ее брат знает далеко не все, а он никак не мог привыкнуть к этой мысли.
Поли ничего не ответила, и Савн бросил последний взгляд на джарегов. Самка была крупнее, и ее окраска, по мере того как лето уступало место осени, становилась темно-коричневой. Савн догадывался, что весной самец будет зеленым или серым, а самка посветлеет. Он еще немного понаблюдал за тем, как они ждут, пока кто-нибудь умрет. Затем джареги взлетели, сделали круг над домом Тэма и умчались на юго-восток.
Савн и Поли, не подозревая, что Судьба послала им Предзнаменование, промчавшееся у них над головами, направились в дом Тэма, где их накормили салатом со знаменитой приправой Тэма, благодаря которой даже масло из льняного семени казалось вкусным. Салат вместе с жидким соленым супом – вот практически и все, что подавал на стол Тэм после сбора льна, и они успели привыкнуть к такой пище. В любом случае вкус у салата оказался приятнее, чем запах сохнущего льна. На столе стоял еще и сыр, но Тэм так и не овладел искусством его производства, до старого Башмака ему ой как далеко. Тэм еще слишком молод для Хозяина, ему едва исполнилось пять сотен лет.
Поли нашла место, откуда удобно наблюдать за всем помещением, и взяла стакан вина, смешанного с водой, а Савн выбрал эль. Поли еще не полагалось пить вино, но Тэм никогда на нее не доносил, а Савн тем более. Она оглядела зал, и Савн заметил, что ее взгляд постоянно возвращается к одному и тому же месту, поэтому заметил:
– Он еще слишком молод для тебя.
Поли даже не покраснела. Очередное доказательство того, что сестричка повзрослела.
– А кто тебя спрашивает?
Савн пожал плечами и промолчал. Создавалось впечатление, что в Ори влюблены все девушки городка, что опровергало утверждение о том, будто девушки любят сильных парней. Светловолосый Ори красив, как девушка, но особенно привлекательным его делало то, что он не замечал знаков внимания, которые ему оказывали, заставляя Савна вспоминать историю мастера Вага о норске и волке.
Савн поискал глазами, не видно ли в зале Фири, и испытал одновременно разочарование и облегчение, обнаружив, что ее нет. Он огорчился, так как она, безусловно, была самой красивой девушкой в городке, но Савну становилось не по себе от одной только мысли, что он когда-нибудь осмелится заговорить с ней.
Савну разрешали покупать себе обед только во время сбора урожая, потому что тогда ему приходилось работать с раннего утра до того момента, когда наступало время отправляться к мастеру Вагу, – его родители считали, что в такой ситуации ему необходимо подкрепить силы. Поскольку не существовало способа позволить Савну обедать у Тэма и запретить это его сестре, которая трудилась на сборе урожая целый день, они согласились, что Поли будет сопровождать Савна к Тэму, после чего немедленно вернется домой. Поев, Поли поспешила к отцу с матерью, а Савн зашагал к мастеру Вагу. Он бросил последний взгляд на крышу дома, но джареги не вернулись.
День у мастера Вага прошел быстро. Савн был все время чем-то занят: смешивал растения, запоминал указания мастера, наводил порядок. Мастер – лысеющий, с покатыми плечами и глазами хищной птицы, рассказал Савну, наверное в четвертый раз, историю о Барсуке в Трясине, сумевшем поменяться местами с Умным Криотой. Савн считал, что отлично знает историю, но промолчал, поскольку мог ошибаться, а мастер так ловко насмехался над парнем, ругая его за самоуверенность, что тот заливался краской.
Поэтому Савн внимательно слушал, стараясь все запомнить, выстирал одежду мастера в воде, набранной из колодца, вычистил пустые керамические горшки и помог наполнить их землей или растениями, а потом изучал изображения легких и сердца и старался не путаться под ногами, когда к мастеру пришел посетитель.
В плохие дни Савн проверял время каждые полчаса. В хорошие всегда удивлялся, когда мастер говорил: “На сегодня хватит. Иди домой”. Сегодня был один из хороших дней. Когда Савн отправился домой, оранжево-красное небо оставалось еще достаточно ярким.
Следующее событие – и первое, что нас интересует – произошло, когда Савн возвращался домой. Мастер жил в тени Малого Утеса возле берега реки под названием Верхняя Коричневая Глина. От дома мастера Вага до деревни пол-лиги. Естественно, Савн ходил к мастеру пешком – ведь он всего лишь ученик.
На, полпути между Малым Утесом и деревней есть одно место, где сходятся две тропы – как раз перед Кривым камнем. Отсюда идет ровная дорога к особняку лорда Смолклифа. Именно здесь Савн и увидел незнакомца, который склонился над дорогой и скреб ее каким-то инструментом.
Незнакомец быстро поднял голову – возможно, он услышал шаги Савна, – негромко выругался, посмотрел на небо, нахмурился, а затем перевел взгляд на юношу. Только после того, как незнакомец выпрямился, Савн понял, что перед ним человек с Востока. Сердце отчаянно забилось в груди Савна, они с чужаком молча изучали друг друга. Савну еще никогда не доводилось встречать людей с Востока. При ближайшем рассмотрении оказалось, что он чуть ниже Савна ростом, но в нем ощущалась некая твердость и завершенность, которая приходит с возрастом. Очень странно – Савн не знал, что сказать. Кроме того, он понятия не имел, на каком языке говорит незнакомец.
– Добрый вечер, – наконец сказал человек с Востока. Он говорил как местный житель – впрочем, родившийся много южнее Малых Утесов.
Савн вежливо ответил на приветствие. Он не знал, что делать дальше, поэтому решил просто подождать. Как странно видеть того, кто постареет и умрет еще до того, как закончится твоя юность.
Наверное, он моложе меня, с некоторым удивлением сообразил Савн.
Человек с Востока был в дорожной одежде, сверху он накинул легкий дождевик, на дороге у его ног стояла сумка. В одежде незнакомца преобладал зеленый цвет. На бедре висел хрупкий меч, а в руке мужчина держал инструмент, которым копал, – длинный прямой кинжал. Савн посмотрел на оружие более внимательно и обнаружил, что на одной руке человека с Востока всего четыре пальца. Может быть, так и должно быть?
Тут незнакомец сказал:
– Вот уж не думал, что кто-нибудь пойдет по этой дороге.
– Здесь и в самом деле редко кто появляется, – ответил Савн так, словно говорил с человеческим существом; иными словами, с равным себе. – Мой учитель живет на другом конце тропы, а вон там находится особняк лорда Смолклифа.
Незнакомец кивнул. У него оказались темно-коричневые, почти черные глаза и волосы и такая же растительность над верхней губой. Будь он человеком, про него можно было бы сказать, что он очень невысокого роста, но довольно сильный.
Впрочем, подумал Савн, наверное, все люди с Востока такие. Незнакомец стоял на своих немного кривоватых ногах, чуть наклонив голову вперед, словно ее неправильно посадили на плечи и теперь она норовила упасть на землю. И еще – голос незнакомца звучал как-то странно, но Савн никак не мог понять, в чем дело.
Савн откашлялся и спросил:
– Надеюсь, я вам не помешал?
Незнакомец улыбнулся, но Савн не понял, что означает его улыбка.
– Вы знакомы с колдовством? – спросил незнакомец.
– Не слишком.
– Не имеет значения.
– Я хотел сказать, что знаю… мне известно, обычно оно практикуется… а вы именно им занимались?
Незнакомец продолжал улыбаться.
– Меня зовут Влад, – сказал он.
– А я – Савн.
Незнакомец поклонился Савну как равному. Только позднее Савну пришло в голову, что ему следовало оскорбиться. Затем тот, кого звали Влад, сказал:
– Вы первый житель этого города, которого я встретил. Как он называется?
– Смолклиф.
– Значит, где-то поблизости должны быть горы?
Савн кивнул.
– Вон там, – ответил юноша, показывая в ту сторону, откуда пришел.
– Что ж, тогда у вашего города подходящее название.
– А вы с юга?
– Да. Чувствуется по моей речи?
Савн кивнул и поинтересовался:
– А вы из какого места?
– О, я много где побывал.
– Не покажусь ли я вам невежливым, если спрошу, какое заклинание вы намеревались сотворить? Я ничего не знаю о колдовстве.
Влад доброжелательно улыбнулся.
– Это будет вежливо, – ответил он, – пока вы не начнете настаивать на ответе.
– Ах вот оно что. – Савн не знал, следует ли расценивать его слова как отказ, но потом решил, что будет разумнее промолчать.
Он плохо разбирался в мимике выходцев с Востока – только теперь Савн сообразил, как сильно выражение лица помогает понять, что имеет в виду собеседник.
– Как долго вы собираетесь у нас пробыть? – спросил Савн.
– Не знаю. Тут многое зависит от того, как я себя здесь почувствую. Обычно я нигде не останавливаюсь надолго. Но, раз уж мы об этом заговорили, вы не могли бы порекомендовать мне гостиницу?
Савн заморгал:
– Я не понимаю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...