ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Busya
«Амос Тутуола «Перистая Женщина, или Колдунная Владычица джунглей»»: Амфора; СПб.; 2005
ISBN 5-94278-787-5
Аннотация
Уходящее корнями в самобытный йорубский эпос творчество Тутуолы с трудом укладывается в строгие жанровые рамки. И тем не менее рискнем сказать: опять сказка, и опять многое поначалу похоже на абракадабру, хотя совсем таковой не является.
На протяжении десяти вечеров народ Абеокуты поет, танцует, пьет пальмовое вино и слушает рассказ своего вождя о приключениях его молодости. Временами комичный, временами гротесковый – а в целом до удивления причудливый, этот рассказ по насыщенности действием и перемещениями героя в пространстве чрезвычайно близок плутовскому роману. Рассказчик совершает шесть путешествий и возвращается с сокровищами. Но материальное обогащение на самом деле лишь верхушка айсберга.
Амос Тутуола
Перистая Женщина, или Колдунная Владычица джунглей
Мой отчий город. Краткая история
Заселение Абеокуты (Нигерия) приходится на XVIII век. Один знаменитый охотник обосновался тогда с несколькими семействами в местечке Абеокута, что значит «под скалой», для защиты от диких зверей и по многим другим, самым разным причинам. Первожители Абеокуты сделались родоначальниками нынешнего племени эгба, а их предводитель и вождь Одудува – так его величали – стал достославным праотцом народа йоруба. Люди из племени эгба жили тогда, конечно, не все в одном месте, как сейчас, а на широких пространствах; но было их совсем немного.
Типы строений в те стародавние времена
Глинобитные дома под крышей из травы или широких листьев, что практикуется в деревнях у народа йоруба и доныне.
Площадки вокруг домов квадратные, обнесенные изгородью, со святилищами для многих богов, чтобы приносить им жертвы.
Дневные занятия в те времена
На рассвете, приступая к дневным занятиям, прядильщики начинали трудиться у своих прялок, ткачи склонялись над челноками своих ткацких станков, крестьяне разбирали мотыги и кинжалы для рубки всяческого тростника, воины брались за оружие, барабанщики брали барабаны, а охотники – луки и стрелы.
Племенные знаки отличия
Самые разные, по выбору каждого рода.
Женские одеяния
Для всех девушек и женщин – передники, для престарелых женщин – шапки, для молодых – головные платки, а для юных девушек – особые косынки, чтобы скрывать лицо.
На шеях, талиях и запястьях у всех – драгоценные бусы, а тело, лицо и веки зачернены порошком из растолченной кэмовой древесины.
Средства связи между соседями и с друзьями, которые далеко
Давным-давно, когда народ йоруба еще и слыхом не слыхивал про белых людей, до освоения книжной грамоты, у племени эгба были средства связи с помощью знаков, которые использовались вроде нынешних писем, то есть, например, так: если две ракушки-каури связывали друг с дружкой выпуклой стороной, это означало «я хочу тебя повидать»; если в ответ к ним прикрепляли птичье перо, то получалось «жди меня, я скоро приду»; если же ракушки связывали друг с дружкой вогнутой стороной, это значило «я не желаю тебя знать»; а если к ним прикрепляли в ответ еще одну ракушку, то выходило «да и я тебя тоже»; но если отправителю присылался в ответ уголек, то его следовало понимать как встречный вопрос «а почему, собственно, ты не желаешь меня знать?» – и проч., и проч., и проч. в том же духе.
Верования
Многие дикие лесные чащи сохранялись в первозданном, или нетронутом, виде для бестревожной жизни духов, которые их населяли; а к особенно могучим деревьям, даже поблизости от города, никогда не прикасались, почитая их жилищами колдуний и духов.
Все это существует и сейчас, но постепенно отмирает.
Вечерние развлечения
Когда мне было семьдесят шесть лет от роду, умер старейшина, или вождь, нашей деревни. А поскольку я оказался старейшим человеком у нас в деревне, то остальные жители деревни выбрали своим вождем меня.
И вот прошло шесть месяцев после моего избрания вождем, а у жителей деревни никак не ослабевал интерес к моим путешествиям, которые обогатили меня.
Поэтому я пригласил их всех к себе. И все приглашенные расселись полукругом на площадке перед моим домом. Женщины сели по левую сторону, мужчины сели по правую сторону, а я устроился в своем любимом старом кресле как раз посередине – лицом к будущим слушателям, или прямо перед ними. И я снабдил каждого из них бочонком пальмового вина, а перед собой поставил самый большой.
Был сухой сезон, и люди прекрасно видели меня, а я прекрасно видел их – из-за ясного сияния полной луны, которая ярко высвечивала безоблачную ночь. Но поскольку людям не терпелось услышать как можно скорей мой рассказ, они даже еще не успели утолить по-настоящему свою жажду пальмовым вином, а один из них уже встал и громко проговорил:
– Да-да, мы готовы услышать повесть о твоих приключениях!
Они думали, что эту повесть можно рассказать за один вечер, и ужасно удивились, обнаружив через много вечеров, или когда я поведал им ее до конца, сколь долго она тянулась. Но так или эдак, а первый вечер наших развлечений настал, и вот что поведал я в этот вечер своим слушателям.
Колдунная владычица джунглей
Развлечения первого вечера (мое первое путешествие)
– Итак, друзья, мне воистину очень радостно, что вы хотите услышать о моих приключениях, и сегодня вечером я начинаю свой рассказ. Но слушайте меня внимательно – таков мой настоятельный совет каждому из вас, – дабы извлечь из рассказа полезные сведения, которые, как я надеюсь, будут содержаться в нем и пойдут вам на пользу в дальнейшей жизни.
К пятнадцати годам от рождения я был уже достаточно смышленый и проницательный, чтобы отличать худо от добра и хорошие поступки от дурных. Но хотя мне уже приходилось испытывать трудности, лишения и невзгоды жизни, я еще не успел испытать трудностей, лишений, невзгод, опасностей и проч. в рискованных путешествиях.
Мне уже стало ясно к тому времени, что мой отец очень бедный человек. Он был такой бедный, что все жители из нашей деревни считали его пожизненно обреченным на бедность. Он трудился как крестьянин, и трудился гораздо прилежней всех других крестьян нашей деревни. Но ему было очень худо, потому что чем прилежней он трудился, тем глубже погружался в безысходную бедность.
У него было двое сыновей, и моего брата, младшего из нас двоих, звали Алаби, а наша сестра Ашаби родилась у матери как третий ребенок, или позже нас обоих. Но, поскольку дети прилежных работников вырастают обычно лентяями, лодырями, негодниками и проч., мы с братом были настолько ленивые, что никогда не помогали отцу в крестьянской работе на его земле. Да меня-то, правда, никогда не привлекала крестьянская работа. А наш отец вскоре окончательно одряхлел от старости и принялся покупать нам еду и одежду в кредит. Но однажды, когда отец не сумел расплатиться за некоторые из кредитных долгов, его кредитор обошелся с ним как со срамным и постыдным бедняком. Увидевши такое обхождение, я ужасно раздосадовался и сейчас же отозвал своего младшего брата Алаби в один из укромных уголков нашего дома. И я сказал ему так:
– О младший брат мой, мы уже достаточно взрослые, чтобы отправиться в поисках работы на чужбину. А когда через несколько лет нам удастся заработать прилежным трудом достаточную сумму денег, мы вернемся домой и отдадим деньги родителям, чтобы освободить их таким образом от бедности и долгов.
Младший брат согласился со мной без всяких возражений и в тот же миг. На другое утро я позвал в гостевую залу наших родителей и младшую сестру. Когда они собрались, я открыл им, что мы с братом отправляемся на чужбину в поисках работы. Отец сказал мне, что он и мать будут нам очень благодарны. Тогда я спросил его, чем он снабдит нас в долгий путь. Но он ответил, что, как нам уже известно, у него нет ничего, кроме рабочих рубах, фартуков, мотыг да кинжалов для рубки тростника. И вот без долгих раздумий надел я одну из его рабочих рубах, подвязал, как полагалось, фартук, положил в сумку две мотыги и два кинжала, а сумку дал нести младшему брату, который тоже надел одну из отцовых рубах и подвязал, как полагалось, рабочий фартук. После этого мы сказали родителям «до свидания», а они в ответ помолились об нашем благополучном возвращении домой. Так мы расстались в то утро с родителями, чтобы отправиться на чужбину, или в неведомые места.
Одолевши сколько-то миль, мы дошли к шести часам вечера до конца тропы, по которой ушли утром из нашей деревни. И когда наступила темнота, завершили свой дневной путь. Нам светила, конечно, с неба луна, но она была молодая и поэтому не очень яркая. А поскольку у нас не было еды, голод мешал нам как следует уснуть, и так продолжалось до утреннего рассвета Мы поднялись на самой ранней заре и отправились в путь по бесконечным джунглям на пустой желудок. Но мили через две, не встретивши никого в пути, увидели зато у подножия большого дерева множество спелых плодов манго и других съедобных фруктов.
Их, как нам подумалось, принесли туда с какой-нибудь дальней фермы обезьяны или похожие на обезьян по древолазанью существа. Мы, конечно, сразу остановились и с великой жадностью набросились в застарелом голоде на фрукты, но лучшие из них не съели, а положили в сумку, чтобы подкрепиться ими, когда нас опять постигнет голод.
Часа через два мы снова пустились в путь и шли уж до самого вечера, а потом остановились, чтобы поесть и сразу лечь спать. Поевши, мы улеглись на большое поваленное дерево и проспали до утра. Но нам пришлось пробираться по этим бесконечным джунглям девять дней, прежде чем мы оказались в их центральной лесной чащобе. А поскольку оба из нас устали и занемогли идти дальше, мы сделали приват под прохладной тенью огромного дерева.
Привалившись к его стволу, мы обсуждали, чего бы нам поесть, когда вдруг заметили невдалеке больше двух сотен самых разных по величине птиц, которые летали с оглушительным и устрашающим щебетом вокруг старой женщины, полускрытой страусом. Потому что перед ней к тому же шел еще и страус. Такой громадный и высокий, что мы никак не могли ее рассмотреть. А страус вышагивал то туда, то сюда, будто он вел эту старую женщину, или указывал ей путь. Когда сворачивала направо или налево старая женщина, в тот же миг и в ту же сторону сворачивал страус. И он распластывал над ней крылья, а птицы ужасающе щебетали и тоже сворачивали, куда бы она ни пошла, вместе с ней.
В первое мгновение нам захотелось броситься что было духу наутек, но мы не знали, в какую сторону броситься среди этих бесконечных джунглей, а поэтому недвижимо стояли на месте и во все свои глаза рассматривали старую женщину, которая подходила к нам вперевалку все ближе. Когда она подошла совсем близко, мы ее наконец рассмотрели. Ноги у нее покрывал пух, от колен до талии она обернула себя тигровой шкурой, а выше талии поросла мягкими перьями. Грудей у нее под перьями было почти не видно. Но на лице перья не росли, а с головы свешивались жесткие белые волосы. Красные глаза от старого возраста глубоко ввалились, зато почти все зубы, наоборот, вывалились, и рот беспрестанно шевелился, как если бы она жевала им пищу.
Вот, значит, подступила женщина к нам совсем близко и подняла голову. И едва она нас заметила, мгновенно шагнула прямо к нам. А страус, увидевши, как мы их всех с ужасом разглядываем, свирепо бросился вперед, чтобы разодрать нас в клочья, но мы только поспешно вскочили и плоско прижались к огромному дереву, под которым сидели. Да и птицы – что большие, что маленькие – разом и сообща рванулись на крыльях вперед. Они защебетали ужасней прежнего, и они когтили нас всеми своими лапами, пока к нам не подошла сама Перистая Женщина. А когда она подошла, разлетелись на две стороны, чтоб ей было лучше видно. Страус тоже отступил в сторону и пристроился возле нее по левую руку. Убедившись, что мы рассматриваем ее с превеликим ужасом да еще и содрогаемся от ужасного страха с головы до ног, она устрашающе, но негромко спросила:
– Чем это вы тут оба занимаетесь на моей земле? Или вам, быть может, неведомо, что эти джунгли принадлежат мне одной?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
 Платон - Гиппий Меньший 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Пришвин Михаил Михайлович - Матрешка в картошке - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Калинин Анатолий Вениаминович - Братья - читать книгу онлайн