ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эль Борак – 1

OCR Денис
«Роберт Говард. Кровь богов»: Северо-Запад; Минск; 1998
ISBN 5-7906-0062-X
Оригинал: Robert Howard, “Blood of the Gods”
Перевод: И. Хохлова
Аннотация
Эль Борак узнает о том, что его друга собираются убить из-за рубинов, которые раньше принадлежали ему и которые называют Кровью Богов. Несмотря на все задержки, американец спешит на помощь своему другу, но находит его в очень странном состоянии.
Роберт Говард
Кровь богов
1
Тонкие губы Хокстона кривились в злобной усмешке. Опасные огоньки, мелькавшие в глазах англичанина, вызвали у Дирдара страшное подозрение, превратившееся в уверенность, когда он перевел взгляд на лица трех других европейцев. Ненасытная алчность искажала черты белых мужчин.
Араб беспокойно оглядел грязные стены, кляня себя за то, что согласился прийти в этот заброшенный дом на окраине Эльзема. Стакан с бренди выпал у него из руки, смуглое лицо посерело.
– Лах! – вскричал он в отчаянии. – Вы обманули меня. Вы не друзья... вы привели меня сюда, чтобы убить...
Он попытался встать, но Хокстон, крепко схватив его за рубаху на груди, заставил снова сесть на стул. Араб отшатнулся, когда белый, резко наклонившись, приблизил к нему свое хищное лицо.
– Мы не причиним тебе вреда, Дирдар, – сказал англичанин, – если ты поделишься интересующими нас сведениями. Ты слышал мой вопрос. Где Аль Вазир?
Араб взглянул на Хокстона снизу вверх маленькими блестящими глазками и вдруг с силой рванулся всем своим жилистым телом. Уперев ноги в пол, он откинулся назад, опрокинул стул и упал вместе с ним. Оставив лоскут, оторванный от рубахи в руке у Хокстона, Дирдар вскочил на ноги и бросился в открытую дверь. Он нырнул под руку огромного датчанина Ван Брока, но, споткнувшись о подножку, подставленную Ортелли, растянулся, затем перекатился на спину, выхватил из-за пояса кривой нож, и ударил итальянца. Ортелли взвыл и отпрыгнул назад; кровь хлестала из раненой ноги. Но когда Дирдар снова вскочил, русский, Кракович, подбежал сзади и рукоятью револьвера сильно ударил беглеца по голове.
Оглушенный араб свалился на пол, а Хокстон вышиб нож из судорожно сжатой руки и схватил Дирдара за ворот шерстяной абы.
– Помоги мне поднять его, Ван Брок, – бросил он.
Дородный датчанин выполнил просьбу, и бесчувственного араба вновь водворили на стул. Его не стали связывать, но Кракович встал позади, приставив к затылку Дирдара дуло револьвера, а свободной рукой сжал плечо араба.
Хокстон наполнил стакан и поднес его к губам пленника. Дирдар машинально глотнул, взгляд его прояснился.
– Он пришел в себя, – сказал Хокстон. – Держи его хорошенько, Кракович. Заткнись, Ортелли! Завяжи ногу тряпкой и перестань ныть! Ну, Дирдар, ты в состоянии говорить?
Араб озирался, словно затравленное животное. Его худая грудь под разорванной рубахой тяжело вздымалась. По свирепому выражению лиц окружающих он понял, что пощады не будет.
– Давайте поджарим наглую тварь, – предложил Ортелли, накладывая себе повязку. Он зло взглянул на араба. – Дайте мне приложить раскаленный шомпол к его свинячьей...
Дирдар вздрогнул и впился взглядом в лицо англичанина. Он знал, что Хокстон превосходит всех этих бесчестных людей не только умом, но и сокрушительной тяжестью кулаков.
Араб облизнул пересохшие губы.
– Видит Аллах, я не знаю, где Аль Вазир!
– Лжешь, – проворчал англичанин. – Ведь ты был в отряде, сопровождавшем Аль Вазира в пустыню, откуда для него нет возврата. Нам известно, что тебе ведомо место, где его оставили. Ну, ты собираешься говорить?
– Эль Борак убьет меня, – пробормотал Дирдар.
– Кто это? – громко спросил Ван Брок.
– Американец, – раздраженно ответил Хокстон. – Авантюрист. Он вел караван, с которым Аль Вазир отправился в пустыню. Дирдар, тебе не нужно бояться Эль Борака. Мы защитим тебя.
В уклончивом взгляде араба мелькнуло новое выражение. К страху теперь примешивалась жадность.
– Я знаю, зачем вам понадобился Аль Вазир, – сказал он, хитро прищурившись. – Вы рассчитываете узнать о сокровищах, превосходящих ценностью все, что накоплено в Шахразаре. Хорошо, допустим, я проведу вас к Аль Вазиру и вы защитите меня от Эль Борака... Могу я рассчитывать на часть Крови Богов?
Хокстон нахмурился, а Ортелли выругался.
– Ничего не обещай этой собаке! Поджарь лучше ему пятки!
– Отстань, – огрызнулся Хокстон. – Эй, кто-нибудь выгляните на улицу. Посмотрите, нет ли там чего подозрительного. Я видел, как старый дьявол Салим, еще до заката, шатался по переулкам.
Никто из европейцев не пошевелился. Они не поверили своему главарю, а тот не повторил приказа. Хокстон повернулся к Дирдару. Глаза араба поблескивали жадностью.
– Как я узнаю, что ты правильно ведешь нас? Ведь каждый, кто был в караване, поклялся, что никогда никому не расскажет, где скрывается Аль Вазир.
– Клятвы даются для того, чтобы их нарушать, – цинично ответил Дирдар. – Ради Крови Богов я отрекусь даже от Магомета. Предположим, вы найдете Аль Вазира. Что дальше? Он не скажет, где сокровище.
– Известно немало способов, заставляющих человека говорить, – мрачно заверил его Хокстон. – Может быть, хочешь испробовать один из них на себе или все же скажешь, где Аль Вазир? – Он раздраженно посмотрел на араба. – Ты получишь часть сокровища. – Хокстон, разумеется, не собирался держать свое слово.
– Машалла! – воскликнул араб. – Аль Вазир живет один, но путь к нему далек и сложен. Когда я назову место, вы, эфенди Хокстон, конечно же, сразу поймете, где это. Я же могу провести вас более короткой дорогой, короче на целых два дня. А день, выигранный в пустыне, часто спасает от смерти.
– Аль Вазир живет в пещерах Эль Хоур... А-а-ах! – Голос араба сорвался на визг. Оскалив зубы, он поднял руки в смертельном ужасе. Тотчас раздался выстрел, громкий звук которого разнесся по хижине, и Дирдар, схватившись за грудь, упал со стула. Хокстон, резко обернувшись, заметил в окне черный дымящийся ствол пистолета и мрачное бородатое лицо. Выстрелив в незнакомца, англичанин левой рукой сбил со стола подсвечник, и хижина погрузилась во мрак.
В то время как его компаньоны кричали и ругались, в поднявшейся суматохе натыкаясь друг на друга, Хокстон хладнокровно действовал. Он рванулся вперед, отшвырнув в сторону кого-то, попавшегося ему на пути, и распахнул дверь. Мелькнул силуэт мужчины, бегущего через дорогу под тень деревьев на противоположной стороне. Англичанин поднял револьвер и выстрелил. Хокстон увидел, как человек пошатнулся и упал. Черная тень скрыла тело незнакомца.
Хокстон на мгновение притаился у двери, в одной руке держа наготове револьвер, а другой сдерживая рвущихся наружу людей.
– Назад, будьте вы прокляты! Это старик Салим. Может быть, там, за деревьями, есть еще кто-нибудь.
Но ничего подозрительного не было видно; раздавались только стоны человека, бьющегося в агонии и катающегося по земле. Скоро и эти звуки смолкли, только шелест пальмовых листьев нарушал тишину. Хокстон осторожно вышел под свет звезд. Выстрелов не последовало. Он сразу же начал действовать и, вернувшись к товарищам, рявкнул:
– Ван Брок, Ортелли, ступайте и отыщите Салима. Я знаю, он ранен. Скорее всего, вы найдете его мертвым под пальмами. Если он еще жив, прикончите его. Он был слугой Аль Вазира. Я не хочу, чтобы старик донес о наших планах Гордону.
Англичанин в сопровождении Краковича ощупью пробрался в темную хижину, высек огонь и поднес свечу к телу, распростертому на полу: Хокстон увидел серое лицо араба, остекленевшие глаза и голую грудь, с зияющей круглой глубокой раной, из которой уже не сочилась кровь.
– Точно в сердце, – пробормотал Хокстон, сжав руку в кулак. – Салим, вероятно, видел араба с нами и следил за ним, догадываясь, что мы рано или поздно прижмем Дирдара к стенке. Старый дьявол убил его, опасаясь предательства, – но это уже неважно. Мне не нужен проводник, чтобы добраться до пещер Эль Хоур.
В это время вошли итальянец и датчанин.
– Мы не нашли старого пса, – сказал Ван Брок. – На траве видны пятна крови. Он, наверное, тяжело ранен.
– Пусть уходит, – буркнул Хокстон. – Он уполз, чтобы где-нибудь сдохнуть. До ближайшего жилья около мили. Ему туда не дойти – старик не проживет так долго. Пошли! Люди и верблюды готовы. Они за пальмами к югу от дома. Все готово для похода, как я и планировал.
Вскоре поскрипывание седел на верблюжьих горбах да звон колокольчиков послышались в ночи. Строй молчаливых всадников, подобно темным призракам, двинулся на запад и растворился в пустыне. Оставив спать в звездном свете плоские крыши Эль-Азема, затененные пальмовыми листьями, колеблемые легким бризом, дующим с Персидского залива.
2
Покачиваясь в седле и придерживая рукой висевший на поясе тяжелый револьвер, Гордон неторопливо ехал по пустынной дороге. Темное небо искрилось мириадами звезд, слабый свет которых едва освещал путь. Взгляд путника скользил по рядам пальм, тянувшихся по обеим сторонам дороги и томно колыхавших широкими перистыми листьями под дуновением легкого ветерка. Он знал, что ему не грозит нападение из засады: ни с кем из Эль-Азема у американца не было кровной вражды. А там впереди, совсем недалеко, виднеется дом его друга Ахмета ибн Миткаля, где Гордон жил как почетный гость. Но привычки очень живучи. В течение многих лет он имел обыкновение поступать так, как считал нужным, и если сотни людей в Аравии гордились дружбой Эль Борака, то было и множество других, которые при одном упоминании этого имени скрежетали зубами.
Подъехав к воротам, Гордон позвал привратника. Когда створки ворот распахнулись, американец увидел крупную фигуру хозяина, спешившего навстречу.
– Аллах с вами, Эль Борак! Я уже стал опасаться, что на вас напали. Всего в трех днях пути отсюда люди, жаждущие свести с вами счеты, а вы едете ночью один.
Гордон спрыгнул на землю и передал поводья конюху, вышедшему вслед за хозяином из большого, обнесенного стеной двора. Американец был невысок, но широкоплеч и жилист. Мощный торс угадывался под свободными складками восточной одежды, а хладнокровное выражение лица не оставляло сомнений: человек этот обладает стальными нервами, закаленными в борьбе за выживание на диких окраинах мира. Черные глаза его сверкали таким же холодным блеском, как и у любого из неукротимых сынов пустыни.
– Думаю, мои враги решили дать мне умереть в старости и покое, – ответил он.
– Что это? – Ахмет ибн Миткаль замер, чутко прислушиваясь. У него не было недостатка и в собственных врагах. Через мгновение из-за угла послышались странные звуки. Они-то и заставили араба насторожиться.
Гордон, тоже услышавший эти звуки, обернулся с кошачьей стремительностью; револьвер, как по волшебству, мгновенно оказался в его руке. Он шагнул к стене... Из-за угла показался какой-то человек в разорванной, лохмотьями повисшей одежде. Надсадно дыша, он медленно полз, и при каждом движении из его груди вырывались хриплые стоны. Он упал к ногам американца, повернув залитое кровью лицо к звездному небу.
– Салим! – тихо воскликнул Гордон.
Одним прыжком он оказался за углом и, держа револьвер наготове, огляделся, но не заметил ничего подозрительного. Только голая пустынная земля, на которой шевелились тени от покачивающихся пальмовых листьев, простиралась вокруг.
Он вернулся к лежащему на песке человеку, над которым склонился Ахмет.
– Эфенди! – простонал старик. – Эль Борак!
Гордон опустился рядом с ним на колени. Салим в отчаянии сжал его руку костлявыми пальцами.
– Халима, быстро! – крикнул Гордон.
– Нет, – выдохнул Салим, – я умираю...
– Кто в тебя стрелял, Салим? – спросил Гордон. Он уже понял, что смертельная рана старика, пропитавшая кровью всю его абу, была пулевой.
– Англичанин Хокстон, – с трудом произнес Салим. – Я видел, как он... и трое негодяев с ним... обманом завлекли этого дурака Дирдара в заброшенный дом возле Мекметского источника. Я пошел за ними, потому что знал... они задумали недоброе. Дирдар собака. Он пил спиртное, как неверный. Эль Борак! Дирдар предал Аль Вазира! Он нарушил клятву.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...