ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сразу после смерти тело очень мягкое. Потом начинается окоченение - лицо, шея, грудь, руки, живот и, наконец все тело. Потом, через некоторое время, окоченение начинает проходить, в том же порядке, как начиналось: лицо, шея и так далее.
- В данном случае окоченение охватило все тело?
- Совершенно верно.
- И поэтому вы решили, что смерть наступила между полуночью и пятью часами утра. Скорость развития трупного окоченения всегда одинакова?
- Нет, оно протекает по разному, в зависимости от...
- В какой период времени оно обычно происходит?
- От восьми до двенадцати часов.
- Следовательно, если полностью окоченевшее тело найдено в семь тридцать утра, то возможно, что смерть наступила и в десять тридцать утра?
- Да, возможно.
- Правда ли, что наступление трупного окоченения может быть ускорено другими факторами? Что, если человек был убит во время борьбы, окоченение развивается гораздо быстрее?
- Да, это так.
- И на него влияет температура окружающей среды?
- Совершенно верно.
- Встречаются ли случаи, когда "ригор мортис" наступает почти мгновенно?
- Скажем, в течение очень короткого периода.
- Почти мгновенно?
- Это зависит от того, что вы считаете мгновением.
- Минут за десять - пятнадцать.
- Да, это возможно.
- Доктор, вы заявили, что установили время наступления смерти с помощью определенных факторов, известных опытным судебно-медицинским экспертам, и назвали два: трупные пятна и "ригор мортис". Я хочу спросить вас: какие другие факторы вы имели в виду, устанавливая время наступления смерти?
- Никаких других фактор я не учитывал.
- Никаких других медицинских факторов вы не учитывали? - с искренним удивлением переспросил Мейсон.
- Никаких, - подтвердил доктор Джаспер.
- Вам известно, что установление момента смерти по "ригор мортис" может вести к неправильным выводам?
- Я бы сказал, что "ригор мортис" довольно точный показатель.
- А я бы сказал, что это не точный показатель, если окоченение может возникать уже через несколько минут после смерти или задерживаться чуть ли не на двенадцать часов.
- Это крайности.
- Вы можете заявить под присягой, что этот случай не является крайностью?
Доктор Джаспер беспокойно заерзал.
- Отвечайте, - сказал Мейсон. - Откуда вам известно, что этот случай не является крайностью?
- Я этого не знаю, - признал доктор.
- А температура тела? - поинтересовался Мейсон. - Разве это не считается самым надежным способом определения времени смерти?
- Температура тела - это фактор, да.
- Возможно, один из наиболее надежных факторов.
- Один из факторов.
- Он надежен?
- Довольно надежен. Но бывают различные отклонения.
- Но не такие большие, как с "ригор мортис"?
- Смотря по обстоятельствам.
- Доктор, не вы ли опубликовали в прошлогоднем декабрьском выпуске "Журнала Судебной Медицины" статью "Определение времени смерти"? В ней вы утверждаете, что из всех факторов, помогающих установить время наступления смерти, "ригор мортис", возможно, наименее надежный, а самый надежный, с вашей точки зрения, температура тела.
Доктор беспокойно заерзал на свидетельском месте.
- Не уверен, правильно ли вы интерпретируете мои высказывания.
Мейсон открыл свой портфель, достал из него журнал и сказал:
- Может быть, вы хотите, доктор, чтобы я освежил вашу память?
- Нет, не надо. Я вспомнил, что действительно говорил нечто подобное.
- Почему же сейчас вы стараетесь преувеличить значение "ригор мортис" для установления времени наступления смерти и свести до минимума значение фактора температуры тела?
- Я не делаю ничего подобного! - возмущенно запротестовал доктор.
- Вы установили время смерти по двум факторам, которые, как вы утверждаете, являются надежными для судебно-медицинского эксперта: трупные пятна и "ригор мортис". А как насчет температуры, доктор? Вы измеряли температуру?
- Не измерял.
- Не измеряли?
- Когда я увидел покойного, он было полностью одет, а единственный способ измерить температуру тела... Ну, одним словом, тело в этот момент должно быть полностью раздето.
- Когда тело увозили, оно было полностью одето?
- Да.
- А после того как оно было раздето, температура измерялась?
- Очевидно, нет, - признал доктор. - Произошла какая-то путаница. Кто-то решил, что измерил я, а я решил, что это сделал кто-то другой. Во всяком случае температуру не измерили.
- Итак, - продолжал Мейсон, - вы пытаетесь установить время наступления смерти только с помощью двух факторов: трупных пятен и "ригор мортис", трупного окоченения. В своей статье вы утверждаете, однако, что окоченение наименее надежный фактор, поскольку на него оказывают большое влияние внешние условия, а трупные пятна вы там даже не упомянули.
- Да, действительно, не упомянул...
- Кто-то ошибся, не измерил температуру тела, а вы, чтобы ваши показания выглядели убедительно, упомянули трупные пятна, как надежный фактор определения момента смерти? Разве в данных обстоятельствах трупные пятна являются надежным показателем?
- Вношу протест, - вмешался Раскин. - Вопрос некорректен.
- Что же в нем некорректного? - спросил судья Сеймур.
- Он выставляет свидетеля в невыгодном свете.
- Очевидно, вы полагаете, что ответ свидетеля будет утвердительным? заметил судья Сеймур.
- Это же совершенно ясно из хода допроса, - сказал Раскин. - Я уверен, что доктор Джаспер старался быть беспристрастным...
- В данный момент, - вмешался Мейсон, - у помощника прокурора нет никакой необходимости защищать свидетеля. Пусть он займется этим на судебном процессе.
- Я считаю, возражение обвинения следует отклонить, - решил судья Сеймур. - Отвечайте на вопрос, доктор Джаспер.
Доктор переступил с ноги на ногу и произнес:
- Я старался давать показания как можно более добросовестно. Мое мнение таково: смерть наступила между полуночью и пятью утра. Я сообщил, какие факторы принимал во внимание.
- Отрицаете ли вы, что употребляли термин "трупные пятна" только с целью произвести впечатление на присяжных?
- Я употребил этот термин потому, что он был уместен в данном случае.
- Но согласно вашим же собственным показаниям, они только показывали, что смерть наступила более пяти часов назад. Это тоже кое-что, но как могло случиться, что вы даже не упомянули о трупных пятнах в своей статье?
- Возможно, просто не подумал об этом.
- Вы хотите сказать, что писали свою статью не думая?
- Я же не должен был включать в нее все.
- Вы упустили это из виду?
- Я бы этого не сказал.
- Может быть, вы чувствовали, что, если упомянете о трупных пятнах в статье в таком авторитетном журнале, ваши коллеги, хорошо знакомые с предметом, высмеют вас?
- Об этом не пишется в статьях подобного рода.
- Об этом не пишется в статье, - подхватил Мейсон, - которая являлась попыткой охватить все научные факторы, способствующие определению момента смерти?
- Да.
- Так почему же вы говорите об этом в Суде?
- Потому, что это тоже фактор. Признаю, не очень существенный. Но были и другие факторы.
- Ах вот как, были и другие! Я попросил вас перечислить их, и вы назвали только "ригор мортис" и трупные пятна.
- Это медицинские факторы, но были и другие, повлиявшие на мое заключение.
- Например?
- Физические.
- Что вы имеете в виду?
- Фактор времени.
- Что вы имеете в виду под фактором времени?
- Например, грозу.
- Теперь я начинаю понимать суть ваших показаний. Вы видели следы автомашины на мокрой земле, вам сообщили, в какое время прошла гроза, и вы установили время наступления смерти в основном по этим факторам. А теперь, когда вас вызвали для дачи показаний, вы пытаетесь как-то обосновать свое заключение, основанное на посторонней информации, подкрепляя его профессиональным жаргоном.
- Неправда!
- Но основными факторами для установления времени смерти для вас оказались не медицинские.
- Они помогли мне прийти к определенному заключению.
- Вы не специалист в этом деле?
- У меня есть глаза.
- Поэтому вы установили время смерти, принимая во внимание то, что назвали немедицинскими факторами?
- Я бы сказал так: косвенные доказательства ясно показывали, что смерть наступила до начала грозы. Поскольку с медицинской стороны этого ничто не опровергало, я и пришел к такому заключению.
- Ну, теперь мы подходим к сути. Доктор, я хочу быть честным с вами, но и вы будьте честны со мной. Вы действительно установили время смерти на основании косвенных доказательств, потому что с медицинской точки зрения этому ничто не противоречило; вы заявили под присягой, что смерть наступила между полуночью и пятью часами утра. Так?
- Так, - ответил доктор Джаспер. - Несмотря на вашу попытку исказить мои показания, факт остается фактом: смерть наступила между полуночью и пятью часами утра.
- Вы это заключаете скорее в силу вещественных косвенных доказательств, чем медицинских факторов?
- Всех вместе взятых.
- Отдельно взятые медицинские факторы не дают возможности точно установить время смерти?
- Нет.
- Другими словами, на ваше мнение в первую очередь повлияли не медицинские факторы, медицинские лишь подтвердили его?
- Если вы так ставите вопрос, да.
- Да, я ставлю вопрос именно так, - заявил Мейсон. - У меня больше нет вопросов.
- У обвинения тоже нет вопросов, - сказал Раскин.
Доктор Джаспер вернулся на свое место.
Помощник прокурора объявил следующего свидетеля:
- Миссис Карлотта Тейлман.
Карлотта Тейлман подошла к свидетельскому месту и принесла присягу.
- Вы бывшая жена покойного? - спросил Раскин.
- Да.
- Четвертого числа вы приехали из Лос-Анджелеса в Лас-Вегас, штат Невада?
- Да.
- Почему вы отправились в Лас-Вегас?
- Я предполагала встретиться там со своим бывшим мужем. У меня были основания полагать, что он хочет купить акции, которые достались мне при разводе.
- Вы обсуждали этот вопрос с вашим бывшим мужем, миссис Тейлман?
- Не с ним лично. Я сказала человеку, который, как я считала, представлял его интересы, что приеду в Лас-Вегас, но не желаю иметь никаких дел с посредниками. Я хотела иметь дело с покупателем, кто бы он ни был.
- В Лас-Вегасе вас встретила обвиняемая?
- Да.
- Перекрестный допрос, пожалуйста, - объявил Раскин.
- Почему вы выбрали Лас-Вегас, миссис Тейлман? - спросил Мейсон.
- Потому что была уверена, что имею дело с агентом моего бывшего мужа. Именно в Лас-Вегасе был разрушен наш брак, и я решила... Я хотела получить удовлетворение, встретившись с ним именно там.
- Сейчас ваш вес значительно меньше, чем во время развода, не так ли? Вы занялись собой, чтобы... скажем, вернуться в строй. Это так, миссис Тейлман?
- Совершенно верно, - ответила она. - Я знала своего бывшего мужа, о, я знала его очень хорошо! Если бы он встретил меня в Лас-Вегасе, я дала бы этой потаскушке попробовать ее собственного снадобья...
- Извините, - перебил ее судья Сеймур. - Прошу не переходить на оскорбления, миссис Тейлман.
- Я просто отвечаю на вопрос, - сказала она. - Простите, Ваша Честь.
- Я прекрасно понимаю ваши чувства, - поклонился Мейсон. - У меня больше нет вопросов, миссис Тейлман. Благодарю вас.
- Джентльмены, наступило время перерыва, - объявил судья Сеймур. Мне не хотелось прерывать допрос свидетеля. Следующее заседание Суда завтра утром в девять тридцать. Присяжным не разрешается высказывать какие-либо мнения по делу, обсуждать его между собой или позволять обсуждать его в их присутствии. Подсудимая остается под стражей. Суд удаляется до девяти тридцати завтрашнего утра.
Мейсон повернулся к офицеру охраны:
- Я хотел бы поговорить со своей подзащитной, прежде чем ее уведут.
Офицер кивнул.
Мейсон подождал, пока зрители не покинули зал заседаний, и повернулся к Дженис Вайнрайт:
- Вы сказали, что разговаривали с Морли Тейлманом четвертого утром, после разговора со мной. Согласно показаниям свидетелей обвинения, к этому моменту он был уже часа четыре как мертв.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

загрузка...