ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Подумай о том, как бы заняться теннисом, — посоветовала Бобби.Но Римо предпочел вспомнить вожатого бойскаутов, который приехал к ним в детский приют в Ньюарке организовывать скаутский отряд. Все сироты старше двенадцати поступили в отряд, потому что им это приказали монахини. И так продолжалось лишь до тех пор, пока монахини не обнаружили, что вожатый учит мальчиков зажигать огонь с помощью кремня и огнива, и когда в деревянном здании с коэффициентом воспламенения немногим ниже, чем у природного газа, были подожжены три матраса, они решили покончить с бойскаутами и записать воспитанников в какой-нибудь шахматный клуб.Римо так никогда и не научился зажигать огонь с помощью кремня и огнива. Ему не удалось украсть ни кусочка кремня, а те крохи, которые можно было обнаружить в обыкновенной зажигалке, были слишком малы, чтобы на них можно было практиковаться.Но зато Римо научился вязать узлы. В том, что касается узлов, у вожатого скаутов был просто талант. Булини, колышки, выбленочные узлы. Рифовые узлы. Справа налево и слева направо. Римо размышлял об узлах. В конце концов он решил, что булини лучше всего. В этом узле участвовали две веревки разной толщины, и он будет очень уместен, чтобы связать Бобби и Валери. Придется воспользоваться толстой веревкой от штор и тонкой — от подъемных жалюзи.— Мы будем криками звать на помощь, — предупредила Валери.— Только попробуйте, и я свяжу вас всеми известными мне узлами.И Римо связал Валери булинем. А потом вставил ей в рот кляп и закрепил выбленочным узлом, но он показался слабоват, и Римо заменил его рифовым узлом, туго затянутым на шее.— А ты? — обратился он к Бобби.— Вообще-то я собиралась сидеть тихо.— Отлично. — Римо связал ее, но кляпа вставлять не стал. — Там, в комнатах спит пожилой человек. Если ты разбудишь его, пока он сам не решит встать, твой последний сет, игра, и вся партия будут для тебя сыграны навсегда.— Я все поняла, — ответила Бобби, но Римо ее не слушал. Он пытался понять, не ошибся ли с узлом, которым завязал рот Валери. Упаковав Реддингтона для путешествия на Аляску, он снова потрогал узел и остался доволен.Приятное чувство от хорошо выполненной работы сопровождало его на всем пути до железнодорожного вокзала, где он отправил Реддингтона на Аляску, а затем в длительной прогулке по Центральному парку, где он покормил уток, до гостиницы, где он обнаружил, что Бобби нет.Ее похитили. Глава 10 Чиун сидел посреди комнаты на полу и смотрел телевизор. Связанная Валери по-прежнему находилась в углу.— Где Бобби? — спросил Риме.— Григрогра. Дигрыгро, — попыталась что-то выговорить Валери сквозь кляп.— Вас не спрашивают, — сказал Римо. — Чиун, где Бобби?Не поворачиваясь, Чиун поднял руку над головой и сделал жест, чтобы ему не мешали.Римо вздохнул и принялся развязывать узлы, затыкавшие Валери рот. Узел был тройной и вовсе не тот рифовый узел, который Римо завязал, уходя. Такого узла Римо никогда прежде не встречал. Пальцам пришлось хорошенько повозиться с переплетением веревок, прежде чем он снял закрывающую ей рот повязку.— Это все он, он, — тут же заверещала Валери, кивнув на Чиуна.— Тсс, — зашипел Чиун.— Молчать? — приказал Римо Валери. — Где Бобби?— Они пришли за ней! Трое в желтых перьях. Я пыталась ему сказать, но он снова меня связал. Свинья! — громко крикнула она, обращаясь к Чиуну.— Детка, побереги себя, не надо так громко орать, — попросил Римо.По телевизору началась реклама. В течение двух с половиной минут с Чиуном можно было беспрепятственно поговорить.— Чиун, ты видел, как увели Бобби?— Если ты хочешь узнать, был ли я разбужен незваными гостями от столь скудных, но сладостных мгновений покоя, то я отвечу: да. Если тебя интересует, осквернило ли это существо, у которого никогда не закрывается рот, своими криками мой слух, то да. Если ты спрашиваешь...— Я спрашиваю, видел ли ты, как трое мужчин уводили вторую девчонку?— Если ты спрашиваешь, видел ли я троих существ, похожих на большую птицу из передачи для детей, то да. Я посмеялся, потому что они выглядели очень смешно.— И ты дал им так просто уйти?— Эта одна создавала шум за двоих, несмотря на кляп. Кстати, завязанный весьма неумело. И еще одно лицо женского пола, чтобы оно создавало дополнительный шум, мне было ни к чему. Если бы они пообещали вернуться и за этой, я бы выставил ее за дверь, как пустую бутылку из-под молока, чтобы она поджидала их там.— Черт побери! Чиун, это были те, кого я ищу. Они-то нам и нужны. Думаешь, для чего я держал здесь этих девчонок? В надежде, что индейцы за ними придут.— Прошу учесть лишь одно исправление. Эти люди нужны тебе, а я старательно избегал участвовать в их поиске.— Теперь ту девчонку убьют. Надеюсь, ты доволен собой.— В мире достаточно теннисистов и без нее.— У нее вырвут сердце из груди.— А может, передумают и остановятся на языке.— Правильно, смейся над нами! — вдруг крикнула Валери. — Ты, жалкий старикашка!Чиун обернулся и посмотрел назад.— С кем это она говорит? — спросил он.— Не обращай на нее внимания.— Я пытаюсь. Выйдя из комнаты, я настолько проникся к ней сочувствием, что развязал ей рот. Лишнее доказательство, что даже Мастер не застрахован от ошибок. Начался такой шум, что его пришлось снова заткнуть.— И ты вот так просто позволил этим трем желтым страусам забрать Бобби?— Мне надоели разговоры о теннисе, — признался Чиун. — Глупая какая-то игра.Реклама кончилась, и он вновь повернулся к экрану, где доктор Рэнс МакМастерс поздравлял миссис Вэндел Уотерман с избранием на пост исполняющего обязанности председателя комиссии города Силвер-Сити по празднованию двухсотлетия Америки, на который она была поспешно назначена в связи с тем, что постоянный председатель комиссии миссис, Ферд Деланет, подцепила сифилис, которым ее наградил доктор Рэнс МакМастерс. Теперь он нежно беседовал с миссис Уотерман, собираясь сделать с ней то же самое в течение последующих двадцати трех с половиной часов — между окончанием сегодняшней серии и началом завтрашней.— Есть ли хоть слабая, очень слабая надежда, — обратился Римо к Валери, — что, пока эти молодцы находились здесь, вы держали рот на замке и слышали их разговор?— Я слышала каждое их слово! — гордо заявила Валери.— Назовите хотя бы несколько.— Самый крупный...— Вы когда-нибудь видели кого-либо из них?— Что за дурацкий вопрос! — воскликнула Валери. — Вы когда-нибудь видели, чтобы в Нью-Йорке кто-то носил желтые перья?— В этом году чаще, чем в прошлом. Они ведь не родились в этих перьях. Под перьями скрываются люди. Похожи на мужчин. Вы узнали кого-нибудь из них?— Нет.— Ладно. О чем они говорили?— Самый крупный спросил «Мисс Делфин?» Она кивнула, и тогда он сказал: «Вы пойдете с нами».— А потом?— Они развязали ее и...— Она что-нибудь сказала?— Нет. Что она могла сказать?— Уверен, что у нас есть на этот счет кое-какие идеи. Что дальше?— Дальше они взяли ее под руки и вышли за дверь. А этот... — Она кивнула на Чиуна. — Он вышел из спальни и тут увидел их, но вместо того, чтобы их остановить, пошел и включил телевизор. И тогда они преспокойно покинули номер. Я попыталась его позвать, и он развязал мне рот, но когда я сказала, что Бобби похитили, снова завязал.— И правильно сделал, — заметил Римо. — Значит, вы не знаете, куда они направлялись.— Нет, — призналась Валери — Может, развяжете меня?— Немного погодя.— Они направлялись в Эджмонт-мэншн в Энглвуде, — тихо произнес Чиун, не отрываясь от телевизора.— Откуда ты знаешь? — удивился Римо.— Просто слышал их разговор, откуда же еще? А теперь — тихо!— Энглвуд — это в Нью-Джерси, — сказал Римо.— Значит, там и есть, — поддержал Чиун. — Но прошу тишины!— Закругляйся, — обратился к нему Римо. — И включай на запись свой видеомагнитофон. Поедешь со мной.— Сейчас. Будут тут мною командовать!— А почему бы и нет? Ведь это твоя вина.Чиун не ответил, обратив взор на маленький цветной экран.Римо направился к телефону. Когда он набрал прямой номер Смита, в трубке раздался хрип и свист — значит, он не туда попал. Но когда две новые попытки дали тот же результат, Римо понял, что телефон отключен.Тогда он на всякий случай набрал телефон секретарши у Смита в приемной. Прозвучало восемь гудков, прежде чем там сняли трубку. Ответил знакомый голос.— Алло!— Смитти, как вы там?— Римо...Римо заметил, что Валери наблюдает за ним.— Минуточку, — произнес он в трубку. Затем взял Валери за ноги.— Что ты делаешь, грязная свинья?!— Тихо, — успокоил Римо.Он сунул ее в шифоньер и плотно закрыл дверь.— Сволочь! Ублюдок! Мерзкая тварь! — завопила она, но тяжелая дверь приглушила крик, и, удовлетворенно кивнув, Римо вновь подошел к телефону.— Да, Смитти, прошу меня извинить.— Какие новости? — спросил Смит.— Не могли бы вы хотя бы однажды сказать что-нибудь приятное. Например, «привет» или «как поживаете»? Ну разве нельзя сделать это хотя бы для разнообразия?— Привет, Римо, как дела?— Не желаю с вами разговаривать, — оборвал Римо. — Решил, что не желаю иметь вас в числе своих друзей!— Хорошо, — сказал Смит, — это мы уладили. Так какие новости?— Эти индейцы похитили девушку по имени Бобби Делфин.— Где это произошло?— В моем гостиничном номере.— И вы позволили случиться подобному?!— Меня не было.— А Чиун?— Он был занят — включал телевизор.— Удивительно, — сухо заметил Смит. — Все летит в тартарары, а мне приходится иметь дело с дезертиром и фанатиком, помешанным на мыльных операх.— Ну ладно, успокойтесь. Зато теперь у нас есть прекрасная зацепка, но вам я о ней не скажу.— Сейчас или никогда, — и Смит позволил себе небольшой смешок, напомнивший звук лопнувшего пузырика в кастрюльке с кипящим уксусом.— Что вы хотите сказать?— Я только что разобрал оборудование. Здесь околачивается слишком много агентов ФБР, и мы слишком уязвимы. Так что на время лавочка закрывается.— А как я с вами свяжусь?— Я сказал жене, что мы едем в отпуск. Мы нашли чудное местечко возле горы Себомук в штате Мэн. Вот мой тамошний телефон, — и он продиктовал Римо номер, который тот моментально запомнил, предварительно записав на столе ногтем большого пальца. — Мне повторить? — спросил он.— Не надо, — ответил Римо.— Странно, что вы можете запомнить с одного раза.— Я позвонил не для того, чтобы вы делали комментарии по поводу моей памяти.— Да-да, конечно. — Казалось, Смит хотел еще что-то сказать, но не нашел нужных слов.— Сколько вы там пробудете?— Не знаю. Если к нам подберутся слишком близко и возникнет опасность того, что организация будет разоблачена, что ж... Возможно, мне придется там и остаться.Смит говорил спокойно, почти небрежно, но Римо знал, что он имеет в виду. Если Смит с женой «там и останутся», то лишь потому, что мертвые не могут передвигаться, а Смит предпочтет смерть возможности разоблачения секретной организации, которой посвятил более десяти лет.Сможет ли он сам, подумал Римо, с тем же спокойствием смотреть в глаза смерти, как Смит, — со спокойствием, которое дает сознание честно выполненного долга.— Я бы не хотел, чтобы вы там задерживались, — сказал он вслух. — Вдруг вам понравится отдыхать и вы решите выйти в отставку?— Вам это будет неприятно?— Кто тогда станет оплачивать мои счета? И расходы по кредитным карточкам?— Римо, а что там за шум?— Это Валери. Она в шкафу, так что за нее не волнуйтесь.— Это та, из музея?— Да. За нее не беспокойтесь. Когда вы отбываете в Мэн?— Прямо сейчас.— Желаю приятно провести время. Если вас интересуют лучшие лыжные трассы, я могу посоветовать отличный справочник.— Правда? — сказал Смит.— Правда Из него вы узнаете все о небывалом мастерстве и неукротимой смелости автора. Еще там рассказывается об интригах в горнолыжном бизнесе и срывается маска лицемерия с владельцев горнолыжных курортов.— Я буду возле горы Себомук. Что там написано о катании в тех местах?— Кто его знает. В такие тонкости автор не вдается.Повесив трубку, Римо предложил Валери на выбор: отправиться с ними в поместье Эджмонт или остаться связанной в шкафу. Если бы она была не такой, какой она есть, существовал бы и третий вариант, они ее отпускают с тем условием, что она будет держать язык за зубами и ничего никому не расскажет.Римо помолчал. Уже второй раз, подумал он, второй раз за последние пять минут он беспокоиться за жизнь постороннего человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...