ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Library of the Huron: gurongl@rambler.ru
Сергей Юров
Токеча
Глава 1
Они ехали долго, двое одиноких всадников. Молча и сосредоточенно правя лошадьми, они покрывали милю за милей по обожженной летним зноем прерии, пока один из них, смуглолицый метис, не застыл на месте. Другой, молодой кавалерийский офицер, стал придерживать лошадь.
— Мы, похоже, у цели, — сказал смуглолицый.
Лейтенант только кивнул головой, зная, что сомневаться в утверждениях метиса было бы глупо. Он натянул узду, достал из нагрудного кармана сигарету, закурил и стал ждать. Приставший в стременах полукровка раздувал ноздри, поводя носом в воздухе, словно охотящийся хищник. Этим он занимался с десяток секунд, не больше.
— На Антилопьем ручье горят костры, — проговорил он с видом знатока. — Много костров большой индейской стоянки.
— Хорошие новости, Тонвейя, — сделав основательную затяжку, сказал лейтенант. — Как всегда, у нас с тобой не бывает промахов.
Метис улыбнулся, обнажив ряд белых зубов.
— Капитан Райт не стал бы держать в форте Тонвейю за ошибки.
— Не зря тетоны прозвали тебя Разведчиком, делавар. — Лейтенант, сильно затянувшись, бросил сигарету на землю. — Как поедим дальше?
Метис окинул взглядом цепь невысоких холмов и уверенно произнес:
— По одной из балок, которая должна вывести к истокам Антилоп Крик.
Они пришпорили лошадей и торопливо направились к холмам.
Лейтенант Дайвер был широкоплеч, высок и красив. Красив той мужской красотой, какая сводит с ума женскую половину человечества. Классические черты его чуть удлиненного лица с большими карими глазами, прямым носом и упрямым подбородком были обрамлены густой каштановой шевелюрой, а стройная фигура, затянутая в офицерский мундир, не имела ни какого изъяна. О нем говорили, что с подобной яркой внешностью он мог бы запросто, без особого таланта и каких-либо сверх усилий сделать себе великолепную карьеру на столичный театральных подмостках. Но Стейси Дайвер выбрал военную стезю и никогда не жалел об этом. Он любил армейскую жизнь, восхищался Западом и было это настолько очевидно, что у командира форта Игл капитана Райта с появлением Дайвера отпала извечная необходимость в выборе подходящих людей для опасных и грудных заданий. Энергичный лейтенант откликался на любую его просьбу и выполнял приказ с редкой исполнительностью.
Это был образцовый офицер, честный и требовательный не только к себе, но и к окружающим. Он не терпел вранья и больше всего на свете презирал в людях подлость. Он уважительно относился к мнениям других, но старался придерживаться своих принципов, простых и человечных. Нравилось кому это или нет, Дайвер был таким человеком.
Ехавший с ним скаут дал ему имя Токеча, когда они познакомились ближе.
«Что оно означает? — спросил тогда лейтенант.» «Другой, отличный от всех на наречии лакота, — пояснил скаут. — Ты справедливый человек, Дайвер, а у многих этого нет и в помине».
Сам скаут был по происхождению индейцем из племени делаваров с примесью крови белого охотника. В наружности его почти не присутствовали черты бледнолицего родителя. Узкое лицо, высокие скулы, орлиный нос и плотно сжатый широкий рот делали его настоящим краснокожим. Жилистый и сухощавый, он сильно походил на матерого поджарого волка. Как и все делавары, изгнанные из лесов и пришедшие в прерии, Тонвейя был прирожденным путешественником и авантюристом. Вместе со своими родичами и в одиночку он сражался и с шайенами, и с арапахо, и с тетонами. У последних он побывал в плену и пожил с ними некоторое время. Покинув их, он стал ценной находкой для таких, как капитан Райт. Ему. познакомившемуся с обычаями, повадками и языком враждебных дикарей, сразу нашлась должность главного разведчика в форте Игл. Делавар знал свое дело как ни кто другой. Его ценили и уважали все военные, но подлинную дружбу он свел с единственным человеком — Дайвером. Вскоре в форте стало привычным видеть метиса рядом с лейтенантом. Они вместе и отдыхали, и служили.
Сейчас у них было важное задание. Где-то в районе Антилоп Крик, по слухам, собирался большой лагерь враждебных племен. Разведчики должны были найти его, подсчитать воинов и по возможности услышать о планах индейских вождей.
После кровавой резни Феттермана прошлой зимой, в апреле этого года в форте Ларами побывала правительственная делегация во главе с Джоном Сэнборном. Ее целью было проведение переговоров. Они и состоялись, только с боле или менее миролюбивыми брюле вождей Крапчатого Хвоста, Стоящего Лося и Проворного Медведя, а также южными оглала Плохой Раны и Убийцы Пауни. Враждебных тетонов представлял Человек-Боящийся-Своих-Лошадей, но он категорично заявил, что Красное Облако и другие боевые вожди не станут говорить о мире до тех пор, пока войска не уберутся из района Паудер-Ривер.
Военным ничего не оставалось делать, кроме как усилить форты на Боузменском Тракте обильными подкреплениями.
Под вечер жаркого июльского дня разведчики добрались до истока ручья. С невысокого холма они увидели этот лагерь, Он был огромным, чудовищно огромным. Сотни и сотни типи теснились по обоим берегам потока, бессчетное число лошадей паслось на прилегавшем к лагерю пространстве.
— Враждебные проводят Винванъянг Вачипи — Танец Солнца, — сказал делавар, внимательно присматриваясь к стоянке. — Тут шайены, арапахо и тетоны. У каждого племени своя церемония.
Действительно, подольше рассмотрев стоянку можно было увидеть, что она делилась на несколько обособленных стойбищ. И везде царило необыкновенное оживление, поскольку люди были заняты в самом важном религиозном мероприятии года.
Лейтенант Дайвер, с любопытством наблюдая сходкой краснокожих, вдруг приглушенно вскрикнул:
— А это что еще такое?.. Черт бы меня побрал, если это не фургоны!.. Вон там, Тонвейя.
— Вижу, Токеча — откликнулся делавар. — Чанпамийяны белых людей. — Делавар прищурил глаза и добавил спустя мгновение: — А в них огненная вода.
Дайвер мрачно закивал головой, сумев разглядеть очевидные признаки того, как индейцы наливаются спиртным.
— Ну и свиньи!.. Спаивать дикарей во время войны, чтобы те совсем озверели!
И тут до него дошло, что ему раньше доводилось видеть эти два фургона. Один с перезаплатанным верхом, другой с новой, ослепительно белой парусиной. Так и есть… Они были в форте не более месяца назад. Ими заведовал торговец Бигон, который имел какие-то дела с Райтом. Лейтенант сам был свидетелем, как по приказу капитана торговцу с армейского склада выдали парусину для фургонного верха.
Лейтенант вспомнил, что в течение этого года Бигон несколько раз бывал со своими фургонами в форте. И ему не нравились отношения между командиром и торговцем. Слишком уж они были панибратскими. Обычно строгий Райт с приездом Бигона заметно веселел и бывал под хмельком. Говорили, что они тайком резались в карты •и что ставками служили не только деньги.
— Тонвейя, я узнал эти фургоны, — сказал лейтенант хмуро. — Это торговец Бигон со своей компанией.
— Мака васичу! — бросил с омерзением делавар.
— Хойе, — согласился лейтенант. — Поганый бледнолицый скунс!
Метис отлично знал лакотское наречие и частенько использовал его в своих разговорах. Дайвер с первых дней знакомства с метисом начал брать уроки языка враждебных и теперь мог вполне сносно на нем объясняться.
Как представитель одного из восточных полуцивилизованных племен, делавар обычно общался на добротном английском без всякой патетики и приукрашиваний, но при желании для него не составляло труда изъясняться, подобно индейскому оратору, цветисто и образно.
Тщательно рассмотрев лагерь, делавар спрыгнул с лошади и сунул уздечку в руку лейтенанту.
— Тонвейя уходит. Он спустится в долину и услышит индейские разговоры. Его уши будут открыты.
— Будь осторожен, делавар. Ты был в плену у тетонов.
— Тонвейю знают брюле, которых тут не должно быть. Черноногие-сиу, сансарки и оглала не видели его в лицо. Он пойдет к их стоянкам в одежде тетонов.
— Удачи тебе, — сказал Дайвер и поехал с лошадью метиса в низину, где собирался ждать его возвращения.
Добравшись до намеченного места, он дал животным возможность пастись, а сам улегся на теплой от дневной жары земле.
Вечерело. Звезды замерцали в вышине, словно тысячи неподвижных светлячков. Воздух был сух и жарок. Издали едва слышно, доносились звуки большого враждебного лагеря.
Лейтенант опять подумал о торговце и командире форта. И от этих дум на сердце у него становилось скверно. Неужели Райт и впрямь замешан в спаивании дикарей?.. Он как никто другой знал, что это наказуемо. Военные власти безжалостно бросали контрабандистов в тюрьмы, а то и расстреливали на месте. Огненная вода делала краснокожих воинов сумасшедшими людьми, и именно из-за того, что под воздействием спиртного они обычно устраивали резню на границе, контрабанда алкоголем сразу за торговлей оружием считалась тягчайшим преступлением… Но, может, капитан тут ни при чем?.. нет! А эти фургоны Бигона, которые налегке приезжали в форт, а покидали его нагруженными так, что колеса оставляли на земле глубокие следы? И всегда они были под неусыпным оком дружков торговца. Днем и ночью, пока торчали внутри форта… Вдобавок, те карточные игры, где ставками служило золото. Но много ли золота выручишь за дерьмовое пойло, наполовину разбавленное речной водой? Индейцев можно дурить в торговых сделках, но не до такой же степени, чтобы за какой-то дешевый горлодер они расплачивались золотом! По слухам, краснокожие его не жалели только в одном случае: когда приобретали новейшее огнестрельное оружие.
Лейтенант вздохнул, покачал головой и до поры до времени перестал об этом думать. Перед его мысленным взором всплыл нежный образ Джоан. Светловолосая синеокая красавица появилась в форте совсем недавно. Обручившись с одним парнем, она покинула родной дом в Дакоте и поехала с ним в Солт-Лейк-Сити. Узнав в пути, что у жениха уже есть четыре жены и что он исповедует мормонскую веру, она сбежала от него глубокой ночью на резвом скакуне. Видимо, перспектива стать пятой женой мормонского удальца ей никак не импонировала. Повстречав конный патруль, Джоан Паркингтон приехала вместе с ним в форт Игл. Ожидая благоприятной возможности вернуться в отчий дом, она уже три недели гостила в Игле.
У Дайвера была первая любовь, водились девушки, но такую красавицу он увидел впервые. Он стал ухаживать за ней почти сразу же, как и его лучший друг, лейтенант Кросби, с которым они учились в Вест-Пойнте. Они договорились, что соперничество не повлияет на их дружбу, и если девушка предпочтет одного другому, то так тому и быть. И вскоре стало ясно, что в этом любовном состязании Дайвер на голову опережает Кросби. На маленьком балу в честь дня рождения капитана Райта, Джоан танцевала с большой охотой только с красавцем Дайвером. И, договоры договорами, а Кросби, кажется, заревновал. Он пытался отшучиваться, сыпал прибаутками, но в отношениях между молодыми лейтенантами появилась какая-то натянутость и холодок. Общаясь последнее время с Кросби, Дайвер ощутил, что в их давней дружбе наметилась трещина. Будучи человеком порядочным, он сочувствовал товарищу и рассчитывал, что, в конце концов, все образуется.
У лейтенанта чуть не перехватило дыхание, когда в лунном свете на его лицо легла чья-то тень. Он вскочил на ноги, выхватив револьвер.
— Татаичийаво, Токеча, — в голосе делавара послышался легкий смех. — Расслабься, это всего лишь Тонвейя.
Обретя спокойствие, лейтенант сунул револьвер в кобуру.
— Я здесь думал кое о чем — и вдруг ты, как бесшумный призрак!
Метис присел на землю и отдышался.
— Мне тоже только что пришлось поволноваться… На Танце Солнца те самые брюле, у которых я был в плену.
— И что?
— Едва не столкнулся с ними нос к носу, пока бродил по лагерю… Ну ладно, все позади. А враждебные полны воинственных планов. Махпия Лута поведет тетонов на форт Фил-Кирни. Тупой Нож возглавит шайенов в набеге на форт К. Ф. Смит.
— А как насчет форта Игл?
— Нет. Вожди не упоминали его в своих планах.
— Что ж, — сказал лейтенант. — Нам больше нечего тут делать…
— Инахни шни йо, — проговорил метис загадочно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...