ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

 



«Воздушные разведчики»: Беларусь; Минск; 1987
Аннотация
В книге рассказывается об отваге и мужестве летчиков и штурманов, многих авиаторов 11-го отдельного разведывательного авиационного Витебского орденов Красного Знамени и Кутузова 3-й степени полка, который в годы Великой Отечественной войны прошел боевой путь от Калинина до Кенигсберга, участвовал в освобождении Белоруссии от фашистских захватчиков.
Для широкого круга читателей.
Афанасий Григорьевич Синицкий, Михаил Максимович Глебов, Владимир Тимофеевич Жарко
ВОЗДУШНЫЕ РАЗВЕДЧИКИ
От авторов
Время все более отделяет нас от тех невероятно трудных для советских людей огненных лет, когда шла беспримерная в истории война со злейшим врагом человечества - германским фашизмом. Вся страна встала на защиту первого в мире социалистического Отечества. Воины нашей армии вписывали в летопись Победы славные страницы отваги и мужества.
Немало замечательных подвигов на фронтах Великой Отечественной совершили наши летчики. В одном строю с ними сражались и авиаторы 11-го отдельного разведывательного авиационного полка (ОРАП), который прошел славный путь от исконно русского города Калинина до Кенигсберга. Он награжден орденами Красного Знамени и Кутузова 3-й степени, ему присвоено почетное наименование «Витебский», его боевые заслуги отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. В этом полку сражались испытанные в боях летчики Герои Советского Союза Г. П. Бахвалов, М. М. Глебов, М. С. Зевахин, С. И. Мосиенко, Я. II. Орлов, II. Е. Русанов, Т. А. Саевич, В. С. Свирчевский, Н. Е. Самохин и многие другие воздушные следопыты. Едва ли не каждый день они поднимались во фронтовое небо, уходили на территорию, занятую фашистскими оккупантами (нередко без прикрытия истребителей), добывали ценные данные о противнике. На основе этих данных командование фронта принимало решения на боевые действия.
В годы Великой Отечественной один из авторов, А. Г. Синицкий, был тесно связан с летчиками 11-го ОРАП - служил в разведотделе штаба фронта, второй, М. М. Глебов, воевал в составе этого полка, а третий, В. Т. Жарко, - бывший военный летчик, журналист. Вот и решили мы рассказать о тех, кто нередко ценой своей жизни обеспечивал успех операции. Материал для этой книги А. Г. Синицкий собирал более десяти лет с помощью бывших воздушных разведчиков, ветеранов полка В. С. Свирчевского, А. И. Янкова, Т. А. Саевича, П. Е. Русанова, С. И. Мосиенко, В. Ф. Паяльникова, В. Г. Захожего, А. В. Коровина, П. И. Шелядова. Они прислали воспоминания, фронтовые фотографии. Это и помогло авторам написать книгу.
Год 1942-й, Калининский фронт

Обстановка на Калининском фронте в начале 1942 года создалась на редкость трудная. На ржевском и великолукском направлениях шли кровопролитные бои. От взрывов снарядов, мин и бомб стонала земля. В дымном небе неистово ревели моторы бомбардировщиков, разгорались схватки между советскими и фашистскими истребителями. Над Ржевом и Великими Луками днем и ночью полыхало зарево пожаров. Горели и окрестные села.
В результате контрнаступления советских войск под Москвой фашистская группа армий «Центр» понесла большие потери, но разгромить ее полностью не удалось. Ставка Верховного Главнокомандования планировала окружение и уничтожение остатков этой стратегической группировки.
7 января 1942 года в штаб Калининского фронта поступила директива Ставки, в которой командующему предписывалось выделить часть сил для разгрома ржевской группировки противника, а двум армиям в составе 14-15 стрелковых дивизий, кавалерийского корпуса и большей части танков нанести удар в общем направлении на Сычевку, Вязьму, перерезать железную и шоссейную дороги Гжатск - Смоленск западнее Вязьмы и тем самым лишить вражеские войска основных коммуникаций. В дальнейшем совместно с войсками Западного фронта окружить, а затем пленить или уничтожить всю можайско-гжатскую группировку.
Времени на подготовку операции отводилось мало, всего десять дней. Выполняя оперативную задачу фронта, 39-я армия, которой командовал генерал И. И. Масленников, нанесла стремительный удар в южном направлении, прорвала оборону врага на узком участке между Ржевом и Оленино и продолжила наступление на Сычевку. В прорыв ввели кавалерийский корпус, он вышел на подступы к Вязьме, северо-западнее города. Вслед за ним в узкий коридор устремилась часть сил 29-й армии и повернула на восток, охватывая ржевскую группировку с юго-запада. Над 9-й полевой и 4-й танковой армиями врага нависла серьезная угроза. Гитлеровское командование предприняло ряд мер по спасению своих войск. Сосредоточив западнее Ржева и восточнее Оленино две группировки пехоты с танками и артиллерией, враг нанес встречный удар вдоль железной дороги и перерезал коридор, пробитый 39-й армией. Наши прорвавшиеся дивизии лишились единственной коммуникации. В четырехугольнике Белый - Ржев - Вязьма - Ярцево в условиях лесисто-болотистой местности наши войска долгое время вели тяжелые бои с превосходившими силами противника. Попытки командования Калининского фронта оказать помощь попавшим в окружение не дали результата. Бои здесь продолжались до июля 1942 года.
Постигла неудача и войска Западного фронта. Его ударная группировка, наступавшая навстречу армиям Калининского фронта, не достигла цели. В создавшейся обстановке большие задачи стояли перед фронтовой разведкой. Между тем Калининский фронт еще не располагал достаточными силами и средствами воздушной разведки. Имелась одна лишь 3-я дальнеразведывательная авиационная эскадрилья (ДРАЭ), на вооружении которой находились устаревшие самолеты СБ с ограниченным радиусом действия, малой скоростью, слабым вооружением. Не было на них и кислородного оборудования. Это не позволяло экипажам подниматься на большую высоту.
Фашистское командование усилило ржевское направление истребительной авиацией и зенитной артиллерией. Поэтому 3-я ДРАЭ несла большие потери.
К тому времени на вооружение советских ВВС, в том числе и разведывательных частей, начали поступать новые самолеты - пикирующие бомбардировщики Пе-2. Новая машина имела превосходные летно-технические характеристики: скорость - 540 километров в час, потолок - 8000 метров, дальность действия - 1200 километров, бомбовая нагрузка - до тонны, вооружен пятью пулеметами, из них три - крупнокалиберные (12,7 мм). На самолете - бронированные кабины летчика и стрелка-радиста. Бензобаки снабжены протекторами из слоев бензонабухающей и бензостойкой резины, что снижало вероятность вытекания горючего при небольших пробоинах. Экипаж состоял из летчика, штурмана (они располагались в одной кабине) и стрелка-радиста.
Думая о предстоящих боях, командующий 3-й воздушной армией генерал-лейтенант авиации М. М. Громов решил сформировать разведывательный авиаполк на базе 3-й ДРАЭ. Дело это важное, сложное. Летчикам предстояло освоить не только современную технику, но и новое применение Пе-2. Значит, полк должен возглавить наиболее опытный воздушный боец, способный организатор, технически грамотный командир. Генерал посоветовался с начальником штаба армии полковником Н. П. Дагаевым и пришел к выводу, что с этим делом наверняка справится командир 3-й дальнеразведывательной авиаэскадрильи майор Семен Савельевич Маршалкович. Отличный летчик, он сумеет в короткий срок овладеть техникой пилотирования Пе-2 и обучит своих подчиненных.
Майора пригласили на беседу, сообщили, какую задачу ставит перед ним командование армии. Семен Савельевич задумался. Времени - в обрез, а предстояло не просто сформировать часть - требовалось создать новый боеспособный полк.
- Понимаю ваше сомнение, - заметил М. М. Громов. - Есть одна эскадрилья, я имею в виду вашу третью, а остальные вам придется комплектовать самому. Подбирайте для полка лучшие экипажи из всей армии.
- Спасибо за доверие, товарищ генерал, постараюсь оправдать его, - ответил Маршалкович.
- Не теряйте времени. Приступайте к формированию полка завтра же. Ежедневно докладывайте о ходе работы.
Сразу же после подписания приказа о создании разведывательного авиаполка Маршалкович отправился в 128-й бомбардировочный авиаполк, которым командовал подполковник Николай Иванович Лаухин, рассказал летчикам о той задаче, которую поставил перед ним командующий армией. Он решил начать подбор экипажей именно из этого полка. Майор хорошо знал командира, бывшего летчика-испытателя, многих авиаторов. Ему хотелось, чтобы в один строй с летчиками 3-й ДРАЭ, имевшими опыт ведения воздушной разведки, встали те, кто уже закалился в огне боев. Причем встали сознательно, всесторонне взвесив всю сложность нового для них дела.
Маршалкович подробно рассказывал товарищам о специальности воздушного разведчика, такого же летчика, который может выполнить сложную задачу лишь при том условии, если обладает силой воли и отвагой, если закален морально и физически, отлично знает сильные и слабые стороны своего самолета, а также вражеских истребителей, всей системы ПВО. Есть, однако, в делах воздушного разведчика немало таких особенностей, которые присущи лишь этой специальности. Ему нужно видеть на земле все, по малейшим, почти незаметным признакам находить наземные цели.
- Представьте себе, что вы идете на разведку, - увлеченно говорил Семен Савельевич. - Самолет вышел на боевой курс, штурман включил фотоаппараты. В это время по разведчику бьют зенитки. Перед вами - огненный заслон. Снаряды рвутся все ближе и ближе к машине. В кабине стало душно от пороховых газов. Того и гляди, снаряд врежется в самолет. А ты даже маневрировать не имеешь права, потому что если отвернешь в сторону или изменишь высоту… Да что там это! Даже малейший крен допустишь, и нужного снимка не получится. Здесь выбора нет - воздушный разведчик над целью соблюдает идеальный режим полета. А все члены экипажа действуют как единый слаженный механизм. Или возьмем такую особенность, - продолжал Маршалкович, - Вы, бомбардировщики, вылетаете на боевые задания звеньями, эскадрильями, а то и всем полком, да еще под прикрытием истребителей. На маршруте вы постоянно чувствуете локоть товарища. Иное дело у воздушных разведчиков. Чаще всего они уходят на задание в одиночку, без прикрытия истребителей. Завидев фашистские самолеты, разведчик стремится не вступать с ними в бой. Главное для экипажа - доставить на аэродром данные о войсках противника. Я для чего так подробно рассказываю об этом? Нет, не для того, чтобы страху, как говорится, на вас нагнать. Вы не однажды летали на важные задания, не раз смотрели смерти в глаза. Но мне хочется, чтобы каждый из вас сознательно выбрал: быть воздушным разведчиком или оставаться бомбардировщиком?
Над строем летчиков установилась тишина. Стоявший рядом с Маршалковичем командир полка не торопил их. Обычно воздушные бойцы принимают самые смелые решения в считанные секунды, однако здесь надо было подумать.
Первым эту тишину нарушил подполковник Лаухин:
- Кто желает стать воздушным разведчиком, пять шагов вперед ша-агом… марш!
Из строя вышли старший сержант Яков Шмычков, младшие лейтенанты Николай Солдаткин и Василий Захожий, лейтенанты Михаил Зевахин и Михаил Гринченко, старший лейтенант Петр Шелядов.
Семен Савельевич обратился к оставшимся в строю:
- Спасибо, товарищи. Сейчас наши маршруты вроде бы расходятся. Но это не совсем так. На самом деле мы с вами останемся в одном боевом строю и летать будем одними маршрутами. С той лишь разницей, что сначала уйдем в небо мы, разведчики, выявим вражеские объекты, вскроем их противовоздушную оборону, потом уж вы сделаете свое дело. А вам, товарищи, - повернулся Маршалкович к шестерым летчикам, которые решили связать свою фронтовую судьбу с разведывательной авиацией, - подготовиться к отъезду.
После команды «Разойдись!» летчики окружили отъезжавших. Крепкие рукопожатия, объятия, напутственные слова…
В тот же день майор Маршалкович в соседнем полку выступил с таким же призывом. Оттуда приехали капитан Степан Володин и лейтенант Тимофей Карпов. Вскоре шесть экипажей прибыли из запасного авиаполка.
Командир попутно, как бы исподволь, изучал летчиков 3-й эскадрильи с тем, чтобы точно знать, кто из них сможет передать новичкам опыт воздушной разведки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...