ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Карин Монк: «Сердце воина»

Карин Монк
Сердце воина



OCR& shellcheck Юся
«Сердце воина»: АСТ; Москва; 1998

ISBN 5-237-01385-6Оригинал: Karyn Monk,
“Once a Warrior”

Перевод: А. Ю. Кабалкин
Аннотация Прекрасная Ариэлла Маккендрик отправилась в трудный, полный опасностей путь — на поиски легендарного героя, прозванного Черным Волком. Девушка полагала, что лишь этот бесстрашный воин может стать защитой ее родного клана. Но вместо отважного храбреца Ариэлла находит спивающегося лэрда Малькольма Макфейна, забывшего о былой славе. Однако настоящая любовь способна творить чудеса, и нахлынувшее чувство вновь превращает Макфейна в героя… Карин МонкСердце воина Посвящается Марку, увлеченному рассказчику Пролог Горы Шотландии, весна 1207 года — Я умираю…Эти слова были произнесены с горечью и таким недоумением, словно тот, кто сказал их, надеялся услышать безнадежное возражение.Однако Элпин взирал на него все с той же спокойной доброжелательностью, ничем не выдавая уныния. Ведь человека, говорившего сейчас о смерти, он держал на руках, когда тот издал первый в своей жизни крик, и предсказал его отцу, что сын вырастет могучим вождем и обеспечит клану Маккендриков долгие десятилетия мира и процветания. Глядя на вопящего розового младенца, Элпин обещал ему блестящее будущее, но при этом терзался, ибо прекрасно знал, что рано или поздно с мальчиком произойдет нечто ужасное, а он сам окажется в этот момент рядом с ним и именно у него на глазах прелестное дитя, превратившееся в сильного мужчину, испустит дух.— Пора, — отозвался Элпин.Маккендрик задумался, пытаясь постичь эту простую мысль. В комнатах и коридорах, расположенных рядом с его опочивальней, раздавались возгласы ужаса и безутешного горя, и от этого последние мгновения жизни воина стали невыносимой пыткой. Собрав последние силы, умирающий зажал ладонью рану, зияющую у него в боку, и заставил себя сесть.— Но ведь он не появился! — воскликнул Маккендрик, желая убедить Элпина, что тот ошибся. — Мне предстоит и дальше возглавлять битву с Родериком. Я поживу еще и дождусь Черного Волка, ибо хочу убедиться, что это именно он.— Не тебе это решать, — тихо ответил Элпин. — Право определить, годится ли он в лэрды клана, принадлежит только Ариэлле. Ее слово — закон. Маккендрик насупился.— Если это он, пора бы ему появиться. Где он, разрази его гром? — Его грозные возгласы прервал приступ надсадного кашля.— Появится, — заверил Злпин умирающего лэрда, помогая ему улечься. — Я все предвижу наперед. Черный Волк будет здесь.Лэрд устремил на него взор, полный надежды. Ему отчаянно хотелось верить, что так и произойдет. Но, увидев мрачное выражение лица Элпина, он угадал печальную истину и со вздохом смирения опустил газа.— Позаботься об Ариэлле, пока он не объявится, — тихо распорядился умирающий. — До его появления с ней ничего не должно случиться.Элпин молча положил свою бледную высохшую ладонь на лоб лэрда, не позволяя себя обещать то, что был не в силах осуществить. Он знал, что Маккендрик отлично это понимает, и все же желал хоть немного утешить умирающего отца.— Я пригляжу за ней, клянусь, и буду заботиться о ней как о родной дочери.— Хорошо… — с облегчением выдохнул лэрд.Наблюдая, как тяжело вздымается грудь Маккендрика, как он сопротивляется смерти, Элпин догадывался, что в этом сражении ему не одержать победы. Стиснув костлявую руку Элпина, лэрд попытался еще раз вздохнуть, но это не удалось ему. Жизнь покидала его, и из горла вырвался лишь свист. Через мгновение он выпустил руку Элпина. Старик давно предвидел, что все случится именно так и именно в этот момент.Потеряв друга, он ощутил внутри пустоту и холод, что бывало всегда, когда смертный, которого он любил много лет, уходил из жизни. Элпин задержал руку лэрда в своей. Это было нужно ему самому, а не бездыханному телу, освободившемуся от мучений и покинутому исстрадавшейся душой. Слыша, что все вокруг пришло в ужас и смятение, Элпин, объятый горем, не двигался. Только почуяв горький запах дыма, он вышел из оцепенения и выглянул в окно.Огонь, бушевавший на противоположной стороне двора крепости, пожирал башню. Снизу доносились громкие крики мужчин и женщин, таскавших воду из колодца. Однако пламя вздымалось все выше, словно насмехаясь над тщетными усилиями людей. Черный дым заволок светло-голубое весеннее небо. Ветер вздымал в раскаленный воздух тучи пепла, которые, покружившись в высоте, сыпались на землю траурным дождем.— Ариэлла! — воскликнула Элизабет, охваченная отчаянием. — Ариэлла!Скованный страхом Элпин обреченно закрыл глаза. Родерик запер Ариэллу в башне, заставив девушку наблюдать сверху, как он грабит ее дом и мучает людей. Теперь Ариэлла обречена погибнуть в огне.— Нет! — Элпин ожесточенно тряхнул головой. — Этому не бывать!Не в силах пошевелиться, он беспомощно взирал на яркие языки пламени, уже подобравшиеся к комнате под крышей. Внизу все с таким же отчаянием выплескивали в огонь ведро за ведром, но неимоверные усилия людей не могли остановить пожар. Однако несчастные не отступали, хотя лица их почернели от сажи, ноги подкашивались, а руки ломило от усталости.Мало-помалу крики утихли. Мертвую тишину нарушал лишь зловещий треск пламени, объявшего башню. Люди обреченно взирали на нее. Глава 1 Лето 1207 года Как всегда, первым его ощущением была боль.Он поморщился и заворочался на циновке, надеясь хоть ненадолго еще окунуться в теплые воды целебного сна, но они стремительно схлынули. Во сне ему удавалось преодолевать боль, хотя не совсем и на короткое время. Но даже этого было достаточно, чтобы он предпочитал безжалостной ясности дня ленивое забытье под отупляющим действием крепкого напитка.Сейчас он, как водится, проигрывал битву за сон неугомонному врагу. Спина раскалывалась от боли, в левой ноге возобновилась знакомая пульсация, сводившая с ума. А тут еще рука! Когда-то могучая, теперь она бессильно висела. Дряблые мышцы скручивала такая нестерпимая судорога, словно кто-то невидимый, но могучий неустанно наносил ему разящие удары. Он снова попытался нырнуть в спасительный омут сна, ибо только во сне ощущал себя прежним.— Проснись, Малькольм! — Жизнерадостность этого голоса возмутила его. — У тебя гости.Он даже не приоткрыл глаза.— Убирайся прочь! — простонал Малькольм, едва ворочая языком из-за сухости во рту. — Не то я оторву тебе башку!Гэвин невозмутимо подошел к окну и распахнул неструганые ставни. Хижину залил яркий полуденный свет. Солнечный луч, с отвращением скользнув по замусоренному полу, добрался до физиономии Малькольма.— Господи помилуй! — Морщась от света, он нашарил на полу пустой кувшин и запустил им в Гэвина.Тот уклонился, и кувшин, ударившись об стену, разлетелся вдребезги.— Понимаю, для тебя это слишком рано, — оправдывался Гэвин, — но там, снаружи, тебя дожидаются люди, которые провели в пути целую неделю, чтобы встретиться и поговорить с тобой.Малькольм прикрыл глаза ноющей рукой, чтобы заслониться от безжалостного солнечного луча.— Скажи им, что мне нездоровится.— Я так и сделал и даже предложил им обратиться за помощью к Гарольду. Они ответили, что уже побывали у Макфейнов и Гарольд направил их сюда.— Значит, они потратили время напрасно, — решительно заметил Малькольм. — Чего ради Гарольд послал их ко мне?— Они сообщили Гарольду, что ищут Черного Волка.— Черный Волк мертв! — помолчав, бросил Малькольм и отвернулся к стене, давая понять, что разговор окончен. — Так им и скажи.— Они думают иначе и не желают уезжать, не повидавшись с ним. Эти люди принадлежат к клану Маккендриков.Малькольм нахмурился, тщетно роясь в памяти, притупленной элем. Какой еще Маккендрик? Наконец его осенило.— Боже всемогущий! Ну и навязчивый же этот Маккендрик! Я уже ответил его посланцам, что его предложение не интересует меня. Какого черта еще ему понадобилось?— Не знаю. — Гэвин пожал плечами. — Если хочешь от них избавиться, выйди и поговори с ними сам.— Господи! — Малькольм с трудом принял сидячее положение. Как ни сильна была боль, она не стала сильнее, чем накануне, на прошлой неделе или в прошлом году. Он уже почти забыл, что значит жить без нее.Выйдя вслед за Гэвином и зажмурившись от невыносимо яркого солнца, Малькольм украдкой покосился на незваных гостей. Один из двух рослых и крепких мужчин был шатеном с волосами до плеч, другой — брюнетом. Третий гость, почти мальчишка, с грязной всклокоченной шевелюрой и давно не мытым лицом, не понравился Малькольму, однако он тут же сказал себе, что внешность еще ничего не значит.Гэвин приготовил для него на столике перед хижиной обычную трапезу: эль, хлеб и сыр. Не обращая внимания на гостей, Малькольм схватил кувшин с элем, сделал глоток, прополоскал рот и шумно сплюнул. Освежившись столь странным способом, он запрокинул голову и осушил кувшин до дна. Затем вытер рот рукавом и спокойно взглянул на гостей. Те словно не верили своим глазам и едва скрывали отвращение.— Что вам надо? — грубо осведомился он. Первым опомнился высокий шатен.— Я — Дункан Маккендрик, — неуверенно проговорил он. — А это Эндрю и Роб. — Робом звали паренька, и он не сводил с Малькольма глаз. — Мы пришли потолковать с воином по имени Черный Волк.Дункан явно не верил, что человек, появившийся из хижины, — тот могучий воин, которого они искали.— Он перед вами, — бросил Малькольм. Разочарование мужчин сменилось жалостью.Малькольм позволял им разглядывать себя, не подавая виду, что это унизительно для него. Паренек, впрочем, отнесся к происходящему по-своему. Он по-прежнему сверлил Малькольма взглядом, но испытывал скорее ярость, нежели сочувствие.— Прости нас, — проговорил брюнет, назвавшийся Эндрю. — Мы сперва побывали в замке у Макфейна, где узнали, что ты более не лэрд. Новый лэрд Макфейн направил нас сюда, не предупредив, что… что… — Он замялся.Малькольм выругался про себя. Вздумалось же Гарольду отправить этих людей к нему!— А где другие посланники вашего лэрда? — осведомился он.— Они не вернулись назад, — ответил Дункан. — Мы так и не знаем, добрались ли они до тебя и передали ли предложение Маккендрика.— Добрались, — молвил Малькольм. — Я сказал им то же, что и вам: мне это неинтересно. Передайте Маккендрику, что я считаю разговор оконченным и прошу больше не тревожить меня. — Он пошел к хижине, но, услышав слова паренька: «Он погиб», — остановился.Малькольм обернулся. Серые глаза мальчика горели такой ненавистью, словно он считал Малькольма виновным в случившемся.— Как?Роб открыл было рот, но его перебил Дункан:— Клан подвергся нападению воинов-грабителей. Маккендрик был сражен ударом меча. Это произошло через несколько недель после того, как он отправил к тебе посланца с предложением приехать.— Мы бились изо всех сил, — вставил Эндрю, — хотя, увы, не владеем боевыми искусствами. Поэтому Маккендрик надеялся, что ты и твоя армия защитите нас.Малькольм едва сдержал горький смех. Маккендрик не ведал, о чем просил. Когда-то Малькольм был лэрдом клана Макфейнов и в самом деле возглавлял отряд из доброй тысячи храбрых бойцов, готовых сражаться за него и умереть в бою. Шесть долгих лет он воевал в армии короля шотландцев Уильяма и вместе со своими людьми одержал победы во многих кровавых битвах. Но с тех пор минула целая вечность. Теперь в его распоряжении остался только Гэвин. Если бы Малькольм откликнулся на зов Маккендрика и принял его предложение занять место лэрда, тот первый расхохотался бы.Посланцы отлично знали об этом.— Велики ли потери? — спросил он, удивляясь, почему это заботит его.— Четырнадцать убитых, — ответил Дункан, — несколько десятков раненых. Ограбив замок, они подожгли его.— Печально!Да, очень печально, что он не был там и не защитил то, что в свое время ему не составило бы труда защитить. В письме к нему Маккендрик сообщил, что его малочисленный клан насчитывает всего несколько сотен человек и не имеет ни союзников, ни врагов. Маккендрик выражал надежду, что прославленный Черный Волк окажет им честь и займет предложенное ему место лэрда. В знак особого доверия Маккендрик предлагал Малькольму руку своей единственной дочери, уверенный, что она будет преданной и любящей женой могучему Черному Волку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...