ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это просто чудо, что они миновали его целыми и невредимыми, и имя этому чуду — Чарли. Белинда считала, что они с Аннабел обязаны Чарли жизнью.
Теперь она сортировала фотографии, внимательно разглядывая каждую и складывая в стопки. Тут были волнующие снимки каньона Майлз, яркий флаг, предупреждающий об опасности, и дощечка с надписью: «Каньон».
Белинда взяла одну из более ранних фотографий, которую она сделала на Чилкутской дороге во время схода лавины. Несмотря на то что камера побывала в грубых руках напавшего на нее мужчины, пленка не пострадала, и Белинда проявила ее на озере Беннет.
Она поднесла снимок к свету, льющемуся в окно палатки, и наклонилась над ним, чтобы рассмотреть маленькое пятнышко сбоку в верхней части снимка. Странно, как это она не заметила его раньше! Пятнышко походило на человека, но что он делал так далеко в стороне от тропы?
Впрочем, это не имело особого значения, поскольку не портило общую композицию.
Она отложила фотографию в сторону, и в этот момент в палатку вошла Аннабел. На ней были розовое муслиновое платье и шляпка, подчеркивающие ее румянец. Белинда улыбнулась, подумав, какая восхитительная вышла бы фотография, если бы фотопленка могла передавать цвет.
— Хорошо провела время? — спросила она.
— Разве можно хорошо провести время в этом захолустье? — пожала плечами Аннабел. — Ужасное место, пыльное и мерзкое, а комары просто съедают тебя заживо! — Она швырнула перчатки на койку. — Би, когда мы переедем в приличное место? Я жутко устала жить в этой палатке!
Белинда, нахмурившись, вздохнула. Ей казалось, что она слышит от Аннабел одни лишь жалобы — то на одно, то на другое.
— Мы переедем, когда заработаем достаточно денег, чтобы построить дом, — коротко ответила она. — Я уже начинаю собирать деньги. Это не займет очень много времени. Золотоискателям не терпится получить свои фотографии, чтобы послать их домой. Каждый день приходит все больше и больше народу.
— Не понимаю, зачем нам ждать, — нахмурилась Аннабел. — Знаешь, здесь есть гостиницы. Это не бог весть что, но там по крайней мере настоящие стены и настоящие кровати. — Она с силой ударила по брезентовой койке.
Белинда покачала головой:
— Цены там умопомрачительные, а денег у нас пока нет. Впрочем, мне надо идти работать. Поговорим об этом позже.
Она с трудом сдерживала гнев, и это в последнее время случалось все чаще. Белинда хотела напомнить Аннабел, что та сама напросилась сопровождать ее, но потом сдержалась — она и так говорила об этом слишком часто.
Аннабел надулась:
— Я знаю, что разговора вообще не будет. Знаешь, Белинда, это я старшая сестра, а не ты. И я должна решать, где нам жить.
Белинда взяла теплую шаль и молча отвернулась. Кажется, Аннабел забыла, что все это время они жили на заработки Белинды, и это, по ее убеждению, давало ей право принимать решения. Она накинула шаль на плечи.
— Ты могла бы здесь немного прибрать, пока я работаю, — многозначительно сказала она. — Эта палатка напоминает свинарник.
Не дожидаясь ответа, Белинда вышла и направилась ко второй палатке, где находились ее камера и оборудование для фотолаборатории. Перед входом располагался низкий помост с разрисованным задником, на котором были изображены горы, русло реки и фигуры старателей, склонившихся над золотопромывочными ковшами и желобами. Куски породы и живопись были так искусно совмещены, что передний план выглядел очень натурально.
Белинда чрезвычайно гордилась своей съемочной площадкой. Задник разрисовал бродячий художник, а передний план она соорудила собственными руками.
Белинде очень хотелось заняться настоящей работой, и она проводила утренние часы, снимая то, что ее интересовало. Она фиксировала на пленке насыщенную жизнь быстро растущего Доусона и людей, которые приехали сюда за золотом. Но они с Аннабел нуждались в деньгах, и поэтому дневное время, с часу до четырех, она посвящала изготовлению портретов, за которые старатели очень хорошо платили. Вот и теперь ее уже ждали больше десятка человек, выстроившихся в очередь возле деревянной таблички, на которой крупными черными буквами было написано:
«Б. ЛИ, ФОТОГРАФ, ПОРТРЕТЫ И ПЕЙЗАЖИ КЛОНДАЙКА».
Вид этой таблички несколько подбодрил ее, и она, выбросив из головы личные проблемы, принялась за дело.
Аннабел со злостью разглядывала унылый зеленый брезент над головой. Ей было скучно, и она в который раз отругала себя за то, что настояла на этом злополучном путешествии.
Поначалу ее захватила перспектива увидеть далекий Юкон, мифический и таинственный, ощутить дух приключений, познакомиться с людьми, искавшими и, судя по сообщениям, находившими богатства, которые им и не снились.
Но кто мог предположить, что здесь будет так холодно и неуютно, а все приключения останутся в мечтах?
И Белинда к тому же становилась совершенно невозможной!
Дома, в Нью-Йорке, с ней тоже приходилось нелегко — она была властной, самоуверенной и резкой. Кто-то из знакомых мужчин как-то сказал Белинде — Аннабел сама слышала, — что «у нее мозги, как у мужчины». В его устах это был комплимент, и Аннабел призналась себе, что на нее он произвел впечатление, но Белинда в ответ лишь улыбнулась и с гордым видом заявила:
— Мужчины, похоже, этого не осознают, но на самом деле они понятия не имеют, что такое интеллект!
Аннабел подумала, что теперь, в этой Богом забытой глуши, Белинда стала еще более властной и безрассудной. Недавно у нее появилась привычка впадать в мрачное настроение, и она становилась колючей, как дикобраз. С ней просто невозможно было разговаривать!
— Тут есть кто-нибудь?
Звук мужского голоса у входа в палатку заставил ее мгновенно вскочить на ноги.
— Да? — нерешительно отозвалась она. — Кто там?
— Чет Хартер, мэм. Могу я войти?
Чет Хартер? О да! Франтоватый парень со зловещим, испещренным оспой лицом, которого она видела в Дайе.
Аннабел поднесла руку к волосам. Наверное, у нее смешной вид, но внутри палатки довольно темно. Следует ли впускать его? Ведь она здесь одна. А почему бы и нет? Ей было скучно, хоть вой!
— Войдите, мистер Хартер, — ровным голосом сказала она и быстро присела на край койки, красиво расправив юбку.
Клапан палатки отодвинулся, и вошел Хартер. Аннабел с интересом начала разглядывать его. Он был привлекателен — завораживающей зловещей красотой, которая одновременно пугает и притягивает к себе. Ее сердце учащенно забилось.
Она встала, опустив голову, а затем робко посмотрела ему в глаза — этот трюк она всегда считала чрезвычайно эффективным для привлечения внимания мужчин.
— Какая приятная неожиданность, мистер Хартер! Что привело вас в Доусон?
Он склонился к ней, возможно, чуть ближе, чем следовало, и приятные мурашки пробежали по спине Аннабел. Да он еще и дерзок!
— У меня здесь дела, и мне только что попалась на глаза вывеска вашей сестры. Я подумал, что тут вряд ли есть еще один фотограф по фамилии Ли, и поэтому решил выяснить, действительно ли это вы с сестрой. Чрезвычайно рад убедиться, что не ошибся.
— Я тоже очень рада вас видеть, — бойко ответила она. — Должна вам признаться, здесь ужасно скучно, и мне приятно видеть знакомое лицо. Вы надолго в Доусон?
— Вероятно, пробуду здесь некоторое время. Вы, кажется, собирались куда-то уходить?
Аннабел весело рассмеялась и тряхнула головой, так что ее локоны подпрыгнули.
— Я уже выходила в город, если можно так выразиться.
Он улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. Его улыбку нельзя было назвать приятной.
— Да, я знаю, что это неподходящее место для дамы, мисс Ли, — сказал он. — Но Доусон быстро растет, и здесь уже есть парочка портних и кондитерская. Можно сказать, что Доусон стоит на пороге цивилизации.
Аннабел рассмеялась и почувствовала, как у нее закружилась голова. Это были самые приятные минуты с начала этого несчастного путешествия! Ей так не хватало флирта, этой добродушной пикировки между мужчиной и женщиной, которая была неотъемлемой частью ее жизни в Нью-Йорке.
Она заметила, что он пристально смотрит на нее, и опустила глаза.
— У меня появилась идея, — сказал он. — Поскольку вы одеты для выхода… Что вы скажете, если я предложу вам отправиться в «Аврору» и пообедать? Еда там неплохая, несмотря на то что они дерут за нее непомерную цену.
Аннабел задрожала от радостного предвкушения. Но ведь Белинда придет в ярость, если она уйдет, ничего не сделав по дому.
— Даже не знаю. — Она встряхнула кудрями, а затем опустила глаза и снова подняла их, чтобы он имел возможность оценить длину ее ресниц и то, как красиво они лежат на ее щеках. — У меня много дел…
— О, я уверен, что дела могут подождать. Кроме того, такая милая девушка не должна работать в этот чудесный день. Пойдемте? Ваше общество доставит мне огромное удовольствие.
— Черт возьми, а почему бы и нет? — Она вскинула голову. — Беседа с цивилизованным человеком явно украсит мой день, и, кроме того, я не прочь немного перекусить. После прогулки у меня разыгрался аппетит.
— Великолепно! Тогда вперед!
— Я только оставлю записку Белинде.
Аннабел принялась рыться в шкатулке с письменными принадлежностями в поисках листа бумаги. Хартер прошел в глубь палатки и стал рассматривать разложенные на столе фотографии.
— Это снимки вашей сестры?
Аннабел, писавшая записку, слушала его вполуха.
— Да, их сделала Белинда.
— Они очень хороши, — задумчиво произнес Хартер. — Понимаете, я думал, что фотография для нее просто забава, но она разбирается в том, что делает. — Он взял один из снимков и стал внимательно разглядывать его. — Никогда не видел таких великолепных фотографий.
Аннабел сложила записку и рассмеялась:
— Скажите об этом Би! Это доставит ей удовольствие.
— Обязательно. — Он отвернулся от фотографий. — Ну, вы готовы? Пойдем?
Она радостно кивнула, впервые за несколько недель ощущая прилив сил. Как это волнующе!
— Всегда готова! — ответила она.
Он придержал перед ней клапан палатки, когда она выходила. Она с радостью приняла предложенную руку. Как приятно, когда с тобой вновь обращаются как с дамой, а Белинда может злиться сколько влезет. Аннабел знала, что предстоящее удовольствие стоит таких жертв.
Взглянув на соседнюю палатку, Аннабел убедилась, что Белинда занята съемками и не заметила ее ухода.
В кафе «Аврора» Чет Хартер распорядился отвести их в отдельный кабинет, и Аннабел, запоздало вспомнив о своей репутации, слабо запротестовала.
Хартер предупредительно повернулся к ней:
— Да, мисс Аннабел, в чем дело?
Аннабел стало немного не по себе. Неужели она ведет себя глупо, изображая наивную девушку? Но дома считалось неприличным обедать в таких кабинетах наедине с мужчиной.
— Я понимаю. Вас беспокоит отдельный кабинет. Но я просто хотел оградить вас от грубого общества, с которым мы можем столкнуться в общем зале. Но может, вы против?
— О нет. Все в порядке, — поспешно ответила она.
Хартер поверх ее головы кивнул официанту:
— Мы берем кабинет.
Аннабел почувствовала неловкость — она не привыкла к подобному ощущению и не любила его. На мгновение она засомневалась в разумности своего решения прийти сюда с этим человеком, но когда их отвели в маленький кабинет с бархатными занавесками и накрытым скатертью столом, эти мысли исчезли. Здесь было так изысканно — первая цивилизованная комната, которую она видела с тех пор, как они покинули Нью-Йорк. Аннабел вскрикнула от удовольствия и с размаху опустилась на диван, красная бархатная обивка которого гармонировала с занавесками.
— Как здесь красиво! — воскликнула она.
Хартер широко улыбнулся и потянулся за бутылкой вина, которую официант оставил в серебряном ведерке.
— Я рад, что вам понравилось, — сказал он, наполняя бокал густой темно-красной жидкостью. — Давайте выпьем немного вина, пока нам принесут еду.
Блюда были хорошо приготовлены, гораздо лучше, чем те, что подавались в большинстве заведений Доусона, и хотя Хартер ел с аппетитом, мысли его были заняты совсем не едой.
Он пребывал в прекрасном расположении духа и тайком разглядывал сидящую напротив молодую женщину.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...