ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Уразумев случившееся, он разъяренно обернулся к Ретифу.
— Учти, я вооружен, — предупредил его Ретиф.
— Несчастный! — презрительно хмыкнул твагг. — Знаешь ли ты, с кем имеешь дело? Никто в мире, кроме меня, лучшего стрелка, не в силах натянуть этот гигантский лук.
— В самом деле? — Ретиф взял стрелу, наложил на лук и одним сильным движением натянул тетиву до отказа.
Еще мгновение, и раздалось «крррак» — богато инкрустированная древесина треснула пополам.
— Прости меня, старина, — с огорчением сказал Ретиф, — но гроуси делают такие хрупкие вещи…
Твагг обомлел, вытаращив глазищи.
— Ты… ты… сломал его…
— Пустяки, — успокоил его Ретиф, я стяну для тебя еще лучший. Давай-ка лучше подумаем вместе, как мне пройти в лагерь? Я думаю, что, доставив меня туда, как пленника, ты возвратишь себе славу отважного и сильного малого.
Твагг соображал с трудом. Однако в конце концов и до него дошло, до чего заманчивы все выгоды предложения Ретифа, и они двинулись в путь.
— О'кей, пленник, — вздохнул он, — Молись, чтобы у Хубрика было хорошее настроение! Иначе он подтянет тебя на дыбе и ты быстренько расскажешь ему все, что с тобой было и все, чего не было.
4
Несколько дюжих лоботрясов, валявшихся в тени деревьев и наспех сделанных навесов, лениво наблюдали за Ретифом, восседающем на страйле, и Фином Глубом, согнувшемся на своем скакуне и свирепо толкающем землянина вперед.
— Стой, негодяй! — заорал Фин. — Слезай на землю, а я пока справлюсь, вести ли тебя к Его Ярости или сперва немного позабавиться с тобой!
— Ба! Это еще что за птица?! Пришелец?! А может быть, пятиглазый? — вокруг Ретифа начала собираться толпа.
— Прочь, мерзавцы! — заорал Фин. — Я поймал этого землянина для того, чтобы он мог позабавить Хубрика своей наглой болтовней. Дайте дорогу!
— Я сыт по горло твоей болтовней, Глуб! Разреши, я разрублю его на месте! — с этими словами говоривший со свистом выхватил гигантский палаш.
— Стой, Элб Парф! А ну, дайте мне пройти, — знакомый баритон послышался в толпе. Огромный твагг в красном кушаке протискивался сквозь толпу, неохотно расступавшейся перед ним. Вновь прибывший резко остановился, увидев пленника.
— Мне кажется, — проговорил он, — мы уже где-то встречались…
— Вроде, да, — подтвердил Ретиф.
Дар Блаж осторожно коснулся челюсти…
— Ах да! На улице кондитеров! Вспомнил! — Дар Блаж радостно хлопнул Ретифа по плечу. — Эй, вы, пьянчуги! — заорал он, — этот землянин так двинул мне в челюсть, как копытом ударил. Не упомню такого случая. Как вы насчет продолжения? А, сэр?!
— Ты пришел вовремя, приятель, иначе не сносить бы мне головы, — сказал Ретиф.
— Эй, вы! — твагг грозно обернулся к соратникам, — никто, кроме меня, не смеет тронуть этого парня, и никто, кроме меня, не посмеет отрубить ему голову! Ну, так как же, пришелец? — он снова обратился к Ретифу.
— Оставим это до особого случая, — предложил Ретиф.
— Но что может быть более особым случаем, чем отсрочка небольшого отдыха в осином дупле, а?
— Мы столкуемся позже, — пообещал Ретиф. — А сейчас мне надо встретиться с Его Яростью Хубриком.
— Что же, в благодарность я это тебе устрою, — прогрохотал Дар Блаж,
— ступай за мной.
5
Хубрик Грубый, развалясь на лежанке под балдахином, помпезным и цветастым, сонно глядел на Ретифа, пока Дар Блаж вводил его в курс дела. Это был здоровенный твагг, задрапированный в расшитые золотом одежды. Он лениво выбирал большие зеленые ягоды из серебряного кубка, солил их и отправлял в рот.
— Так, — сказал он просто. — Я понял, что ты, Дар Блаж, просто решил отвлечь меня от дела. А сейчас проваливай с глаз долой, — добавил он отворачиваясь, — и не забудь принести мне его голову. Я оберну ее как конфету, насажу на пику и отправлю послу Клаухаммеру.
Дар Блаж кивнул, посопел и почесал под ребрами.
— Только тут, вот, значит, какое дело, — пробормотал он с некоторым сомнением. — Торт протух, значит… Пойдем, что ли… — он протянул свою лопатообразную лапу к Ретифу.
— Я думаю, — сказал Ретиф, — настало время, о котором я тебе обещал,
— с этими словами он сделал шаг вперед и, уклонившись от захвата Блажа, нанес ему сокрушительный удар в челюсть, от которого тот немедленно грохнулся на землю и громко застонал.
Воцарилось молчание.
— Ваша Ярость, — вежливым, но решительным тоном начал Ретиф. — Его Превосходительство, господин Посол Клаухаммер поручил мне передать вам вместе с его искренними и добрыми пожеланиями приглашение оказать честь своим присутствием на торжественной церемонии по случаю предстоящих выборов.
— А… Что?.. — к Хубрику вернулся дар речи. — Вот как?! — голос его окреп. — Вот как ты меня же благодаришь за мое гостеприимство! Эй, Дар Блаж! — видно, он понял, что случилось. — А ну вставай, бездельник, и отомсти за мою поруганную честь!
Дар Блаж застонал и дернул ногой.
— Мои извинения, Ваша Ярость, — продолжал Ретиф, вынимая из-за пазухи пистолет, — я редко следую протоколу, и, отдав должное официозу, начинаю действовать самостоятельно. Имеются ли у вас еще стражи, готовые уйти в отставку?
— Стой, Пришелец! Стоит ли разносить по свету весть об этом неприятном инциденте? — Хубрик завозился в своем гамаке. — Ведь это может повредить мне на выборах.
— Новости текут, как вода… — согласился Ретиф.
— О, это позор! — хрипло загромыхал Хубрик. — Однако, весь Оберон знает, что твагга может поразить только твагг, — он задумался. — Что ж, если холм не идет ко мне… Коли ты и вправду уложил твагга, нужно этот факт узаконить, приняв тебя в наше братство. Вот так…
— Это для меня большая честь, Ваша Ярость, — дружелюбно ответил Ретиф. — При условии, конечно, что вы уполномочиваете меня передать ваше милостивое согласие на приглашение его превосходительства, — он еще раз поклонился.
Хубрик помрачнел.
— Ладно, мы еще успеем поживиться в посольстве. А сейчас, — он перекинул туловище через веревки гамака и подошел к все еще распростертому на полу телу Дара Блажа, — вставай, лодырь! Позови несколько разбойников и прикажи им одеть меня для обычного испытания. И моего гостя тоже! — он указал на Ретифа. — Только пусть пока не одевают его, чтобы не порвать одежду и не запятнать ее кровью и грязью.
— Церемония ожидается серьезная, — заметил Ретиф.
— Серьезная будет потом, — пообещал Хубрик, — сначала будет Испытание. Готовься, Пришелец!
6
Церемониальное место для Первого Испытания находилось на лесистой стороне полого холма. Все пространство в долине было занято разношерстой толпой тваггов. Они кричали, ругались, заключали сделки, обменивая что-то вроде бумажных денег.
— Все вон из круга Первого Испытания, — заорал Дар Блаж, раздавая щедрые удары направо и налево. — Или вы хотите разделить участь с пришельцем? — толпа раздалась, освобождая круг около пятидесяти футов в диаметре, в центре которого остался Ретиф и Дар Блаж.
— Ну, Ретиф, — начал Дар Блаж, — это болезненное испытание, но оно покажет тебе храбрость и выдержку тваггов, а также… — он осекся, оглянувшись на вопли, шум ломающихся ветвей и свирепый храп, доносящийся из-за внешнего круга. Вдруг кольцо зрителей разорвалось, и несколько тваггов кубарем разлетелось в стороны, уступая место разъяренному скакуну семи футов в холке, с мордой, покрытой кровавой пеной, из которой виднелись устрашающие клыки. Издав хриплый рев, животное кинулось туда, где стояли Ретиф и Дар Блаж.
— Что за чушь? — нахмурился Дар Блаж, уставившись на мчавшегося к ним зверя. С неожиданной ловкостью он нырнул в сторону, и ухватив обезумевшую скотину за ухо, с хрустом отпустил свой молотоподобный кулак ей на череп. Бедное животное рухнуло, как подкошенное, на колени и неподвижно застыло у ног Ретифа, зарывшись мордой в дерн.
— Вовремя… — заметил Ретиф.
— Это глупая скотина испортила всю церемонию. Видно, он сорвался с цепи, — недовольно пробурчал Блаж. — Эй, кто там? Немедленно уволоките его отсюда! — Он повернулся к Ретифу. — А сейчас, если ты готов…
— Да, вроде… — неуверенно улыбнулся Ретиф.
— Тогда слушай: вдохни!
Ретиф вдохнул.
— Один, два, три… девять… десять… — скороговоркой выдохнул Дар Блаж, внимательно вглядываясь в лицо Ретифа в поисках ужаса. Послышались одобрительные крики и аплодисменты.
— Ну, — буркнул Дар Блаж, — ты держался молодцом. Нормально. Для пришельца, конечно. Принято! — громко объявил он. — Принято!
Несколько секунд прошло в полном молчании. Ретиф, как и прежде стоял спокойно. В толпе раздавались удивленные возгласы. Дар Блаж с недоумением повернулся к Ретифу и открыл рот.
— Разрази меня гром! Он все еще не дышит! Эй, парень, ты обманываешь меня…
Ретиф задышал.
— Ни в коем случае!
— Даже сам Великий Мастер Удушения Дирдир Куч держался только до двенадцати! — пробормотал твагг. Тут зрители разразились громом аплодисментов.
— Ну что ж, землянин. Тебя ждет Второе Испытание. Пойдем. Оно будет, пожалуй, посерьезнее первого.
Они двинулись вверх по склону, сопровождаемые зрителями. Тропинка превратилась в скалистое ущелье, стиснутое отвесными скалами. Мелкие камешки сыпались им на головы. Валун средних размеров со свистом пролетел в нескольких дюймах от них и с треском скрылся в лесной чаще. Путешествие окончилось у отвесного края амфитеатра, сплошь усыпанного булыжниками всевозможных размеров. Публика расположилась по краям, опять оставив Ретифа и Дар Блажа в центре. Между тем камнепад продолжался. Булыжники размером с голову ребенка грохотали, падая то справа, то слева. Чудовищный валун величиной с рояль прямо над ними угрожающе покачнулся и сполз на несколько дюймов вниз.
«Как бы не заработать синяков», — подумал Ретиф.
— Дурное предзнаменование, — многозначительно сказал Дар Блаж, взглянув в верх. — Однако, как надоедливы эти пылинки, — пробурчал он, поеживаясь от ударов камней размером с бильярдный шар. — Они сводят на нет серьезные испытания.
— Совсем нет, — возразил Ретиф, — по-моему, мне будет что вспомнить.
— Надеюсь, — Дар Блаж сурово взглянул на Ретифа. — Итак, приготовься услышать одну серьезную штуку. Согнись! — он выразительно замолчал. — И коснись руками кончиков носков.
— Можно ли сгибать колени? — поинтересовался Ретиф.
— Сгибай все, что можешь согнуть, — презрительно сказал твагг. Таким испытаниям тебя не подвергали в вашем посольстве.
— Пожалуй, — согласился Ретиф и быстрым движением коснулся носков ботинок.
— Черт побери! — послышалось из толпы. — Он сделал это сразу! Не дергаясь! — Толпа восхищенно взвыла.
— Коряво немного, — пробурчал Дар Блаж, — Однако, принято. Но я не завидую тебе, о Пришелец. Ты стоишь перед третьим Великим Испытанием, где твои хитрости не пройдут! Пойдем! — последние его слова потонули в грохоте: каменный рояль рухнул на то место, где они только что стояли.
7
Путь к Третьему Испытанию лежал по узкому карнизу крутого каменистого склона. В пятидесяти футах величаво возвышалась остроконечная скала, оканчивающаяся небольшой площадкой. К ней вела узкая гряда в полфута шириной. В бездонной пропасти по шуму угадывалась река. Расстилавшаяся перед ними картина была восхитительна. На нее и обратил внимания Ретифа Дар Блаж.
— Смотри, пришелец. Любуйся на прощание. Кстати, можешь помолиться своим богам. Для многих славных тваггов это было последним утешением.
Ретиф из вежливости потупился.
— Вперед! — вдруг рявкнул твагг и быстро побежал по гребню на одинокую скалу.
Осторожно потрогав ногой этот мост, Ретиф пустился за ним.
— Вот здесь, — Блаж указал на каменную скамью примерно двенадцати дюймов в высоту. — Перепрыгни! — скомандовал он инквизиторским тоном. — Но запомни: одним шагом!
Ретиф оглядел препятствие.
— Я вижу, ты колеблешься, — поддразнил его Блаж, — уж не раздумал ли ты, землянин?
Сделав серьезное лицо, поставив ноги вместе, Ретиф без лишних слов перемахнул через камни, и, повернувшись, сделал это еще раз. Над местом страшного Третьего Испытания повисла еще более страшная тишина.
И только спустя несколько секунд разразилось настоящее столпотворение. На этот раз громче всех орал и восхищался Дар Блаж.
1 2 3 4

загрузка...