ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

— заговорил Карабас Барабас.— Я пойду с дядюшкой Роу! — отчеканил Буратино. — Пьеро с нами.— А я с вами, синьор Карабас, — поспешил сделать заявку Дуремар.Сказочник повернулся к лисе с котом:— Ну что ж, все правильно. Третью группу образуете вы, милейшие. С факелами обращаться умеете?Алиса фыркнула.— В своей бродячей жизни мы легко учимся всему. Справимся и с факелом, верно, Базилио? — повернулась она к коту. Тот молча поежился.Тем временем дядюшка Роу уже раздавал кому одежду, кому факелы и веревку… Затем он тщательно проверил готовность каждой группы и закрепил концы всех трех бечевок, прибегнув к помощи толстого сталагмита.— Все! — сказал он на прощание. — Каждому — счастливого пути!Карабас Барабас, подхватив свою бороду, первым устремился в темный проход. За ним потрусил Дуремар. Алиса тронула лапой оцепеневшего кота:— Базилио, очнись, нам пора!— Я хочу нести факел! — заявил Буратино.— Что ж, неси, — согласился дядюшка Роу. — Только не забывай, что деревянному человечку нужно быть вдвойне осторожным с огнем.…Через минуту огромный пещерный зал вновь погрузился в кромешную мглу и тишину. Только срывающиеся капли воды продолжали свою бесконечную песню. Но вот в этой тишине снова послышался гул, чем-то напоминающий отдаленный обвал в горах, — это закрывался вход в сокровищницу. Впрочем, кладоискатели его уже не слышали… Карабас Барабас уходит в зеленый туман Карабас Барабас держал факел высоко над головой и тяжелой поступью продвигался вперед. Проход то суживался, то раздавался вширь и в высоту, вилял направо и налево, явно чувствовались то подъем, то спуск. При этом постоянно попадались разветвления, и тогда Карабас принимал решения, приводившие в беспокойство семенившего за ним Дуремара: он выбирал то левый проход, то правый. Бечевка на их катушке все разматывалась и разматывалась, а сокровищ не было и в помине.— Послушайте, синьор Карабас, — решился заговорить Дуремар, — а если мы найдем клад, что будем делать?— Что-что… Возьмем, сколько нужно, и вернемся назад.— Ну а путь-то мелом помечать станем? — допытывался продавец пиявок.— А как же, — удивился вопросу Карабас. Он остановился и пристально взглянул в бегающие глазки Дуремара. — Это почему ты так спросил?— Но ведь можно пометить так… хе-хе, что будет понятно только вам да мне… — и Дуремар затрясся от беззвучного смеха.Карабас Барабас поднес факел прямо к сморщенному лицу продавца пиявок.— Хитер… — медленно проговорил он, рассматривая это лицо так, словно видел его впервые. — Хочешь все заграбастать сам? Сколько же тебе нужно денег, болотная гнилушка, а?— Что вы, синьор!.. — извивался Дуремар под страшным взглядом Карабаса. — Я думал только о вас!.. О вашем благополучии… Ну зачем, скажите на милость, богатство этим безродным бродягам коту и лисе? У кукольных мальчишек денег и без того куры не клюют… А сказочник… пускай лучше сочиняет свои сказки!..По заросшему лицу Карабаса Барабаса прошла судорога, и он оттолкнул Дуремара от себя.— Эх ты, мелкая слякотная душонка! И зачем только я опять связался с тобой!.. За жалкий сольдо ты продашь меня еще охотнее, чем остальных. Ну и поделом мне, старому дураку…Продавец пиявок понял, что допустил оплошность, и не знал, как ему вернуть расположение Карабаса. «Я мелкая душонка, а ты, значит, благородный герой», — думал он, злобно взглядывая на своего патрона.Однако Дуремар быстро сообразил, что свои истинные чувства ему лучше держать при себе. Он ссутулился и опять одел привычную маску угодливости и подобострастия.— Ох, синьор, зачем мне вообще деньги!.. — осторожно проговорил он, крадучись за Карабасом Барабасом по узкому коридору. — Мне и нужно-то в этой жизни совсем немного: крыша над головой в дождливый день да кусок свинины со стаканчиком вина на ужин… А вся моя радость — в услужении вам…Вдруг он осекся: в боковом проходе что-то мерцало. Карабас из-за света факела не заметил слабого сияния и прошел мимо.— Синьор, синьор! — в волнении закричал Дуремар. — Там что-то светится!Карабас поспешно вернулся, отвел в сторону факел. Теперь и он увидел, как из прохода, на который указывал Дуремар, лился странный, похожий на лунный свет.— Гм-м, — промычал доктор кукольных наук, — там что-то есть…— Сокровища, это сокровища! — затрепетал продавец пиявок. — Скорее туда!И он первым кинулся в проход. Карабас последовал за ним. Скоро они оказались в пещере, которая освещалась бледным и рассеянным, чуть зеленоватым светом. Он исходил от туманной дымки, скрывающей дальнюю стену.— Зеленый туман, — остановился Карабас Барабас, — светящийся зеленый туман.Он потушил не нужный здесь факел, положил его и прочие вещи на каменный пол и стал приближаться к мерцающему облаку. Бечевку он автоматически продолжал тянуть за собой.Подойдя вплотную, Карабас зачем-то принюхался, а затем сунул в туман руку и тут же резко отдернул ее. Внимательно следивший за ним Дуремар вздрогнул. Но Карабас Барабас, видимо, не пострадал: он помедлил, словно прислушивался к чему-то, а затем сделал большой шаг вперед… и пропал из глаз. Из фосфорического облака тумана торчала только натянутая бечевка, которую Карабас так и не выпустил из рук.— Синьор! — крикнул Дуремар. — Где вы, синьор?Ответом ему была мертвая тишина, и эта тишина давила на Дуремара сильнее, чем вся каменная толща над его головой. Ему сделалось трудно дышать.— Эй! — еще громче закричал продавец пиявок. — Карабас, отзовитесь!Дуремар подбежал к стене тумана и прислушался, но не уловил ни звука. Он схватил бечевку и потянул на себя. Бечевка не подавалась: она словно приросла к чему-то в этой колдовской зеленой дымке. В отчаянье Дуремар схватил попавшийся под руку камень и запустил им в облако. Камень легко ушел в туман, но звука падения не произвел.Дуремар покрылся липким потом. С трудом соображая, что делает, он, как и Карабас, сунул руку в призрачное облако.— Иди сюда-а-а… — не то послышалось, не то померещилось Дуремару. Он судорожно отдернул руку и не помня себя рванулся назад. Случайно он споткнулся о вещи Карабаса и растянулся на каменном полу. Сознание покинуло его.Когда Дуремар пришел в себя, в пещере было по-прежнему тихо. Зловещий зеленый туман неотрывно следил за Дуремаром. Неестественно натянутая бечева напоминала о разыгравшейся здесь трагедии.Холодная тяжелая капля упала Дуремару на щеку и обожгла ужасом.— А-а-а!.. — закричал он… Кот и лиса едва не погибают под обвалом — Алиса, — окликнул лису кот Базилио, — а ты уверена, что мы не заблудимся?— Поаккуратней разматывай бечевку да смотри не порви, вот и не заблудимся, — отозвалась Алиса, старательно освещая себе дорогу.Базилио мог бы обойтись и без факела, он и так хорошо видел в темноте. Продвигаясь за лисой, кот о чем-то усиленно размышлял.— Алиса, — снова не вытерпел он, — а если не мы отыщем клад?Лиса остановилась.— Дурак! — тявкнула она. — Тебе же ясно сказали: сокровища несметные! Их даже семерым не унести… Неужто кто-то станет при этом шельмовать? Какой резон?— Резон есть, — муркнул кот. — За сокровищами можно не раз вернуться, ведь ни гора, ни пещера никуда не денутся. А волшебное слово мы знаем…— А ключик? Ключика-то у нас больше нет!..— Вот черт! — выругался Базилио. — Я и забыл, что ключик у проклятого сказочника!.. Если они найдут клад, мы запросто можем остаться ни с чем…— Базилио! — теряя терпение, прикрикнула на него лиса. — Не все же умеют подличать так, как ты! И вообще помолчи.Кот уязвленно умолк, но ненадолго.— Алиса, — затянул он через минуту, — почему ты всегда выбираешь самый плохой проход? Ну зачем нам лезть в эту щель, когда рядом просторный тоннель?— Чтобы не заблудиться! — бросила лиса.— Я ничего не понимаю, — захныкал Базилио. — Я с тобой пропаду!..Алиса окончательно вышла из себя.— Ах ты безмозглая животина! — накинулась она на кота. — Ты что, не слышал про правило левой руки?! Я все время выбираю крайний левый проход! Тогда, даже если наша веревка порвется, мы сможем выбраться назад! Это подстраховка, понятно?— Понятно, — смиренно ответил Базилио. — Но все-таки давай пойдем по широкому тоннелю.— Иди куда хочешь, идиот! — взорвалась Алиса. — Мне даже твоей веревки не нужно!— А мне твоего дурацкого факела! — обозлился кот. — Я и так хорошо вижу!— Вот и скатертью дорога!— Вот и хорошо!И неразлучные прежде приятели разбежались в разные стороны.«У меня веревка, — успокаивал себя кот, переваливаясь по выбранному им просторному коридору, — я не потеряюсь». Но, несмотря на это, ему было страшно. Привыкнув всегда следовать за Алисой, Базилио почувствовал себя совершенно беспомощным и беззащитным перед опасностями подземелья. Он уже горько жалел о своем опрометчивом поступке, но не знал, что ему делать: бежать назад или просто заорать во всю глотку…Однако ему повезло: первой закричала Алиса.«Ага!» — обрадовался Базилио и большими прыжками помчался на ее крик.— Давно бы так! — запыхавшись, сказал он своей подружке. — Что, страшно стало без меня?Лиса посмотрела на его перекошенную морду и от души расхохоталась, а отсмеявшись, осветила факелом каменный пол.— Смотри!По полу тянулась бечевка, точь-в-точь такая же, какая была у них.— Получается, что наши пути с кем-то пересеклись, — проговорила Алиса. Кот хищно оскалился:— Давай перегрызем им шнур, и черт с ними! Нам больше достанется!— Ты что, совсем рехнулся?! А если нам кто… перегрызет?Кот упрямо гнул свое:— Мы все равно выберемся с этой твоей подстраховкой. А они пускай пропадают. Тебе что, жалко их?— А если они найдут сокровища, — в упор спросила лиса, — что тогда?— А то!.. — ощерился кот. — Если найдут, все равно нас обманут. А тут мы их…Алиса молчала и по-прежнему пристально смотрела на Базилио. Тот не мог понять, что заключалось в этом немигающем взгляде, но ему сделалось неуютно. Базилио решил, что лиса просто боится.— Трусиха, — сказал он, — а я вот возьму и перегрызу…Но в этот момент в горе что-то загудело, задрожало, и сверху посыпался песок, а затем покатились камни.Кот и лиса шарахнулись в сторону какого-то низкого прохода и поползли на брюхе, бросив и факел, и бечевку, и мешки. За их спиной грохотало и ухало, каменный свод угрожающе трещал над головами.— Это обвал! — проскулила Алиса. — Быстрее, Базилио, быстрее, если шкура тебе дорога…На их счастье, проход расширился, и кот с лисой, вскочив на лапы, отчаянно побежали вперед. Они остановились только тогда, когда все кругом затихло.— Фу-у, спаслись, — перевел дыхание кот.— Это еще неизвестно, — озабоченно проронила лиса. — Ясно одно, что путь назад нам закрыт. Как и тем, другим, что прошли где-то рядом… Думаю, это Карабас с Дуремаром.— Почему? — спросил Базилио, и лишь после этого до него дошел смысл сказанного Алисой. Кот почувствовал, как от страха у него холодеют и отнимаются лапы.— Да потому что мы невезучие: и ты, и я, и Дуремар, и Карабас… А сокровища достанутся Буратино…— Что ты несешь, что несешь?! — благим матом заорал Базилио. — Я не хочу! Ты же говорила, что выведешь!..— Дурак! — холодно усмехнулась Алиса. — Как я тебя выведу? Сзади обвал. У нас одна дорога — вперед. Вот только куда она приведет?.. Буратино, Пьеро и дядюшка Роу оказываются в плену у подземного озера Последними тронулись в путь Буратино, Пьеро и дядюшка Роу. Сказочник посетовал было, что мальчики одеты слишком легко, но Буратино прыснул:— Да я же деревянный, а Пьеро гуттаперчивый, нам не бывает холодно.Дядюшка Роу хлопнул себя по лбу.— Эх, а еще старый сказочник!.. Хлопочу о теплой одежде для кукольных человечков! — шутливо пожурил он сам себя.…Факел в руке Буратино был бессилен как следует осветить мрачный ход подземного лабиринта, и Пьеро робко жался к дядюшке Роу. Буратино же бесстрашно вышагивал впереди. Его длинный нос задорно торчал кверху.— Наконец-то запахло настоящими приключениями! — удовлетворенно сказал он. — Дядюшка Роу, как вы думаете, а что нас ждет впереди?— Разве ты забыл? — удивился тот. — Нас ждут сокровища.— Да я не об этом. Здесь за каждым поворотом должно скрываться что-то ужасно интересное и смертельно опасное. Вот сейчас мы завернем за угол и…— Буратино, перестань! — взмолился Пьеро. — Мне и так страшно!..— Ну, если тебе так страшно, держи факел! Крепче! А хочешь — покачай им.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...