ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

спрашивает ведущий.Я думаю, те, у кого нет работы или денег, должны покупать вещи задешево, а продавать втридорога, говорит Курт. Я сам читал такой совет в журнале, и, по-моему, это ловко придумано.
Понял, говорит ведущий, а прочие кандидаты хихикают и пихают Друг дружку.А что с детьми и молодежью? спрашивает ведущий.А что с ними? говорит Курт.Ничего. Но что собираетесь с ними делать вы, Курт?Дети и молодежь? переспрашивает Курт, снова делая долгий глоток воды. Попив, он тут же делает еще глоток и нервно таращится в камеру.
Об этом я, честно говоря, пока не думал, признается Курт. Но я думал над многими другими проблемами. Особенно меня занимает наше стабильное будущее.Это мы видим, говорит ведущий.Но вот дебаты заканчиваются, и кандидаты в премьер-министры расходятся по домам и ложатся спать и нервничать, как завтра за них проголосуют. Курт слегка собой недоволен, но твердо верит, что расклеенные по всей стране плакаты сделают свое дело.
Перед сном Курт спрашивает у Анны-Лизы, как она считает, выберут ли его в премьеры.
Думаю, не выберут, говорит Анна-Лиза. А сам ты как считаешь?Я уверен, что выберут, говорит Курт.Ты очень расстроишься, если не станешь премьер-министром?Очень, говорит Курт.И рассердишься? спрашивает Анна-Лиза.Да, говорит Курт.Но не озвереешь? спрашивает Анна-Лиза.Я сплю, говорит Курт.
Наутро Курт с Анной-Лизой идут голосовать. Дети остаются дома, потому что они все еще не доросли до участия в выборах, особенно Бад, который, как известно, младше всех.
Курт голосует за себя. Удивительно приятное чувство: взять бумажку с собственным именем, положить ее в конверт и опустить его в железный ящик, который стоит посреди участка. По дороге домой он выпытывает у Анны-Лизы, за кого она проголосовала, но она молчит как язык проглотила.Да чего уж там, скажи, пристает Курт.Не хочу, отвечает Анна-Лиза.За меня, да?Я не хочу говорить, упирается Анна-Лиза. Думаю, ты за меня голосовала, говорит Курт.Но Анна-Лиза не стала голосовать за Курта. И никто не стал, потому что, когда голоса подсчитали, оказалось, что Курт набрал только один голос — свой собственный.
А премьер-министром стала та самая, которая им уже была. Узнав новости, Курт сперва очень расстраивается. Потом звереет. А еще потом сходит с ума. Он мечется по дому, он рычит, он прокручивает дыру в холодильнике, хотя, как известно, обещал бросить сверлить.

Я им покажу! кричит он. Они у меня поплатятся! Так по-свински со мной никогда не обходились. Я мог бы стать отличным премьер-министром, самым-самым лучшим, но раз так, ужо они у меня попляшут! И с этими словами он выскакивает из дому и заводит ту машину, которая ломает и бетон, и асфальт. Потом включает радио, находит станцию, где гоняют самую громкую музыку, и выезжает на улицу кромсать ее. Разворотив свою улицу, он следом уродует весь квартал. В мгновение ока он успевает искорежить кучу машин, завалить уйму гаражей и перепахать все окрестные футбольные поля. Народ в панике. Соседи в страхе прячутся по подвалам, и многие звонят в полицию и сообщают, что тут бесчинствует озверевший псих.Курт врубает четвертую скорость и принимается кромсать шоссе. Он крушит все, что попадается на пути, — мосты, светофоры, заправки. И беспрестанно кричит, что они все попляшут.
Курт видит, что над ним кружат вертолеты, и слышит полицейские сирены со всех сторон, но не останавливается, а давит на газ. Вдруг прямо перед собой он видит полицейский кордон. Большая полицейская машина перегораживает дорогу, а вокруг толпа полицейских, они изготовились хватать его и вязать. Но Курт не останавливается. Он протаранивает машину, полицейские разбегаются, а Курт несется вперед. Он съезжает с шоссе и в той же сокрушительной манере направляется к центру города.
Дома Анна-Лиза, Бад, второй Курт и Пышка Лена застыли перед телевизором, который транслирует все это безобразие.
Вот беда-то, огорчается Анна-Лиза. Это уж совсем никуда не годится. Наверно, надо было мне все-таки проголосовать за него.Папа сошел с ума, говорит Пышка Лена.А что ему еще оставалось делать, говорит Бад.Их беседу прерывает звонок телефона. Анна-Лиза берет трубку и выясняет, что звонят с радио. Они просят Анну-Лизу сказать несколько слов, чтобы утихомирить Курта. Она охотно соглашается.
Курт, это говорит Анна-Лиза. Если ты меня слышишь, пожалуйста, подумай над своим поведением. Ну что ты делаешь? Все равно тебе придется остановиться, так лучше сделай это сразу. Мы все тут сидим и смотрим, что и как ты ломаешь. Курт, ты наломал уже очень много. Все не могут стать премьер-министрами. А ты самый лучший в мире водитель автопогрузчика. Я хочу, чтоб ты знал, что я тебя люблю, хотя ты немного сбрендил и озверел. Кончай все крушить, возвращайся домой. Ты нам нужен.Люди с радио тепло благодарят Анну-Лизу, она торопится вернуться к телевизору: ей интересно, услышал ли ее Курт.Но нет, Курт не услышал слов Анны-Лизы. Его машина так грохочет, что заглушает радио. А сам он все еще кипит от злости. Поэтому он прорубает себе путь к центру города. Киоски с газетами и хот-догами он разваливает напополам, но человеческих жертв нет, потому что все получили предупреждение не выходить из домов.
Полиция настроила у него на пути еще несколько заграждений, Курт смял их все. Его не может остановить ничто.Чем дальше, тем больше народ на Курта злится. Он наломал дров, дорог, домов и машин на многие миллионы, так еще по всей стране люди вынуждены торчать перед телевизорами, следить за Куртовыми подвигами и ждать, когда наконец полиция арестует его.
Курт хозяйничает уже в центре города, в парке у королевского дворца. Деревья летят как щепки, птицы носятся с криками. Зрелище грустное. Сам король выходит на балкон и горестно качает головой, потому что ничего более противного он в своей жизни не видел, а видел он немало.
Курт не спеша, основательно расковыривает парадную площадь перед дворцом и устремляется вдоль по главной улице Карл Юхан курсом на Стортинг, где заседает парламент. Шутки кончились, ребята, думает Курт. Дама, которая стала снова премьер-министром, как раз отмечает в Стортинге победу, она и ее друзья поднимают бокалы с шампанским, когда под окнами появляется Курт на машине. Он с разгону с грохотом тюкается в стену и тут же принимается ее кромсать. Стена толстенная, ломать ее долго. А Курта уже окружили сто полицейских машин. Но он не сдается, ломает дальше. Еще немного, он проломит стену и сможет раскрошить зал заседаний парламента и изорвать глупые старинные картины на его стенах. Но когда Курту остается продолбить один последний сантиметр стены, в огромной машине кончается бензин. Колесо, которое все перемалывает, останавливается, Курт несколько секунд еще сидит в кабине с дурацким видом, но потом полицейские набрасываются на него и заковывают в наручники.Попался! говорит начальник полиции.Обидно, огорчается Курт. Еще б чуть-чуть, и я у цели.Премьер-министр и ее приятели выходят посмотреть на разрушения.Ну ничего себе, говорит премьер-министр. Это все ты натворил? Однако. Никогда не видела, чтоб проигравший кандидат вел себя так плохо.Курт молчит.А еще говорил, что тоже рулишь на шесть с плюсом и что народу только тебя и надо. Как тебе не стыдно?!
Ночь Курту предстоит провести в тюрьме. Это самое унылое место из всех, где он когда-нибудь ночевал. Уже через четверть часа Курт начинает раскаиваться.
На следующий день все газеты выходят с фотографией Курта на обложке. «Проиграл выборы и взбесился» — пишут газеты. И бывшие одноклассники Курта раздают интервью, в которых говорят, что у них в голове не укладывается, как Курт мог совершить такое, ведь в школе он был таким хорошим и добродушным. Читать все это Курту весьма неприятно.
Потом Курта судят в суде. Потому что никто не имеет права ломать дороги и крушить Стортинг только потому, что его не выбрали премьер-министром.Отвечай, Курт; говорит судья, бывал ли ты таким противным раньше?Нет, никогда, отвечает Курт. И мне очень стыдно.Очень-преочень? спрашивает судья.Преочень-преочень, отвечает Курт. Больше такого никогда не повторится. Я был не в себе.Не в себе? уточняет судья. А в ком?Я был так страшно зол, что совсем не соображал, отвечает Курт. У тебя разве так никогда не бывало?Бывало, признается судья.Ну вот видишь, говорит Курт.Так, так, говорит судья. Хорошо, у тебя есть выбор: или заплатить штраф сорок миллионов крон, или идти в тюрьму.
Я выбираю штраф, говорит Курт, потому что я не хочу в тюрьму. Это самое скучное и грустное место на земле.И еще одно, продолжает судья. Тебе навсегда запрещается управлять этой асфальто-бетоно-ломательной машиной.А погрузчиком? с тревогой спрашивает Курт. Я могу водить свой трак?Трак ты можешь водить сколько хочешь, отвечает судья.Большое спасибо, благодарит Курт.Потом он на автобусе возвращается домой, наскребает в гараже сорок миллионов крон, идет на почту и оплачивает штраф.
После этого денег у него остаются крохи, их Курт отдает Анне-Лизе и говорит, чтоб она сама решила, на что их потратить, потому что он от денег так натерпелся, что смотреть на них не хочет.
Я положу их в банк, говорит Анна-Лиза, и потрачу на что-нибудь приятное для нас всех.Вот и хорошо, говорит Курт.Потом они все целуют друг друга, и снова в семье мир да совет.
Теперь мы вернулись к тому, с чего начали, говорит Анна-Лиза. Мы не в ссоре, денег у нас немного, и никто не противничает. Подумать только, что ты мог настолько испортиться, а, Курт?Это странно, отвечает Курт. Разве можно было представить, что я сделаюсь таким ужасно противным?И они все вместе усаживаются перед телевизором и смотрят какую-то скучную ерунду, заедая ее чипсами и запивая газировкой, которую Шипучка Курт сделал на всех на своей машинке. Постепенно им надоедает смотреть, и они уходят спать. Бад, Тоже Курт, за ним Пышка Лена и, наконец, Курт с Анной-Лизой.Перед сном Курт спрашивает у Анны-Лизы, хочет ли она, чтоб он рассказал ей что-то забавное. Представляешь, говорит он, когда я ехал на этой своей машине, мне чудилось, что я слышу твой голос. Странно, да?
Это не очень странно, говорит Анна-Лиза, потому что я по радио говорила с тобой. И если б ты лучше меня слушал, ты мог бы остановиться раньше.Ты когда-нибудь ломала асфальт или бетон? спрашивает Курт.Нет, отвечает Анна-Лиза.Так я и думал, говорит Курт. Потому что если б ты хоть раз его поломала, ты бы знала, что в таком грохоте почти ничего не слышно, и разговаривала бы по радио громче..Возможно, у нас осталось бы гораздо больше денег, если б ты догадалась говорить громче. В том, что я не остановился, есть и некоторая твоя вина.Знаешь что, говорит Анна-Лиза, такой наглости я вообще никогда не слышала. Это ты сам разломал полгорода, а если ты будешь говорить, что это моя вина, я обижусь и буду дуться несколько лет.Только этого Курту и не хватает, поэтому он признает, что сам во всем виноват, и они засыпают.
На другое утро Анна-Лиза спрашивает Курта, что он собирается делать.Съезжу, пожалуй, в порт, спрошу, нет ли для меня работы, отвечает Курт. А Баду пора в детский сад. Глаза б мои не видели его в этом костюме и очках.
И Курт выводит трак и везет Бада в детский сад, точно как он всегда делал, пока не разбогател. Курт вручает воспитательнице новые кроссовки и просит прощения, что Бад был немного противным мальчиком.
Он стал снова хорошим? спрашивают воспитательницы.Он стал отличным, говорит Курт.А ты? спрашивают воспитательницы.И я, отвечает Курт.Ну вот и хорошо, говорят воспитательницы.А Бад убегает играть с ребятами, ему кажется, что вернуться в садик — это здорово.
А Курт приезжает в порт и заходит в контору к Гуннару.Ты вернулся, что ли? спрашивает Гуннар своим писклявым голоском.Что ли вернулся, отвечает Курт.Добро пожаловать, говорит Гуннар.Я слышал, ты себя ужасно плохо вел.Да, я попробовал стать премьер-министром, говорит Курт.Но из этого ничего путного не вышло, да?Не вышло. Я набрал один голос и ненароком озверел, говорит Курт.С кем не бывает, говорит Гуннар.Может, и так, отвечает Курт.И теперь ты хочешь поработать? спрашивает Гуннар.
1 2 3 4 5 6

Загрузка...

загрузка...