ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Мне… нужно отлучиться – проверить лошадей на южном пастбище. Если я сейчас же не отправлюсь, то не смогу уже уйти от тебя.
– А я и не прошу от меня уходить, – с улыбкой произнесла Элли и еще крепче прижалась к Ли.
– Нет, так не пойдет. – Он снова нежно поцеловал ее. – Если ты сейчас же не выгонишь меня из дому, то я не знаю, как заставить себя заняться делом.
– Я могу поехать с тобой, – восторженно предложила Элли.
– Нет, – серьезно ответил Ли, – ты останешься дома! Тебе нужно отдохнуть и набраться сил для дела, задуманного мною на вечер.
Но у меня тоже кое-что есть, чем я могу удивить тебя, – подумала Элли.
На ее щеках вновь проступил нежный румянец, и Элли опять покрутилась перед зеркалом. Она себе очень понравилась – уже женщина, а не глупая девчонка. Она стала любимой женой, а не долговым обязательством.
Когда Ли вернулся домой пару часов спустя, он увидел потрясающую картину: Элли ждала его в спальне – обнаженная, в свете зажженных свечей, а на тумбочке стояли два бокала и охлажденная бутылка вина.
– Элли, – все, что сумел произнести Ли, и остальное не имело значения…
Он лежал, уставший, изможденный, довольно глядя на Элли, а она, прижавшись к нему, водила рукой по его груди.
– Как ты… где ты… научилась всему этому?
Элли рассмеялась.
– Тебе не понравилось?
Ли ухмыльнулся, а затем тоже рассмеялся.
– Я не уверен. Может, попробуем еще раз?
Она ловко схватила подушку и стукнула его.
Ли хотел повалить ее на кровать, но она выскользнула из его рук.
– Рассказывай, где ты узнала о таком? – улыбаясь, настаивал Ли.
Элли присела на кровать, вытащила из нижнего ящика тумбочки книгу и сунула ее Ли.
– Страница тридцать четыре.
Ли взял у Элли книгу и открыл. Он долго и озадаченно смотрел на страницу тридцать четыре, потом на обложку, перевел взгляд на Элли, потом снова на страницу книги.
– Где ты достала ее? – удивленно спросил он и улыбнулся.
Элли поправила волосы, непослушно лезшие в глаза.
– Заказала по почте.
Ли недоуменно продолжал смотреть на нее.
– Мама состояла членом книжного клуба и часто заказывала книги по кулинарии, садоводству… и кучу других. А клуб постоянно рассылал рекламу. Когда я… мы готовились к свадьбе, я захотела узнать, как сделать тебя счастливым. Эта книга привлекла мое внимание.
Ли от души рассмеялся, затем протянул ей книгу обратно.
– Итак… – начал он, играя ее золотым локоном, который не хотел лежать, как положено, – … а есть ли там еще страницы, достойные внимания?
– Откровенно говоря, да, – произнесла Элли, полистала книжку и наконец показала Ли картинку. – Мне кажется, вот это стоит попробовать.
Он даже не взглянул в книгу и лишь смотрел на Элли – восхитительную, изобретательную, смелую и чувственную женщину, которую, к своему счастью, он взял в жены.
– Я так люблю изобретательных женщин, – прошептал Ли и притянул к себе Элли. Затем бросил книгу на пол и показал ей всю свою изобретательность.
Ли хотел отвезти Элли куда-нибудь развеяться. Идея пришла к нему в голову утром, когда он проверял инвентарь в сарае. Ведь у нее так и не было настоящего свадебного путешествия.
За всю свою жизнь она, наверно, дальше городка Базмэн и не ездила, теперь хорошо бы свозить ее туда, где ей понравится и она запомнит путешествие навсегда. Ли удивился самому себе: почему такая мысль не пришла ему в голову раньше?
Просто он был так увлечен своей женой, что не мог думать ни о чем другом. За прошедшие две недели он открыл для себя новую Элли – очаровательную, умную, полную энтузиазма. Она заставляла его радоваться жизни и в то же время задумываться о том, что жизнь многогранна и интересна и нельзя ограничиваться только тем, что есть. Ли, просыпаясь каждое утро рядом со своей Элли, думал, чем он заслужил такое счастье.
Как-то он даже мимолетно подосадовал на Уилл и Клэр, которые оберегали Элли так тщательно от всего мира, что она стала бояться всех и каждого. Элли была умной и способной и могла многого добиться в жизни. Ли улыбнулся, думая о том, как помочь ей наверстать упущенное время.
Однажды ночью он проснулся и обнаружил, что Элли нет около него. Он отправился искать ее. Оказалась, она танцевала на поляне в свете звезд и луны, напоминая ангела, хрупкого и красивого.
Когда Элли увидела Ли, она рассмеялась и поманила его к себе… И они стали танцевать вместе… а затем занялись любовью в свете звезд, на мягкой траве.
Однажды Элли заманила его в ванную комнату и, пока они наслаждались пеной и ароматной ванной, кормила его клубникой и шоколадом.
Элли увела его в мир чувств, которых Ли никогда не испытывал. Ли открыл себя самого заново, он научился понимать себя, научился понимать Элли. Он знал, что может любить и принимать взаимную любовь. С ним произошло чудо.
Итак, он решил отвезти ее куда-нибудь, отблагодарить за то, что она сделала его таким счастливым. Бесконечно счастливым.
Но даже сейчас его прошлый опыт говорил, что все не может быть слишком радужно в жизни. Ведь если у тебя все идет лучше некуда, то готовься к переменам и отнюдь не к лучшим.
Все шло слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Ли увидел Элли издалека, спешился и повел Бада за уздечку. Она возилась в саду, ее волосы отливали золотом на солнце. Увидев Элли, Ли забыл все плохое. Она сидела на корточках перед клумбой для фиалок, которую приготовила еще вчера. Увлеченная и сосредоточенная, она не заметила, как подошел Ли. Он тихо опустился на одно колено, обнял ее и поцеловал.
Элли резко вырвалась, как будто он причинил ей боль, и отпрянула. В глазах горело неистовство, волосы развевались на ветру – казалось, она увидела перед собой злейшего врага.
– Нет-нет-нет-нет-нет… – в отчаянии шептала Элли, цепочка бессмысленных слов застряла у нее в горле.
Ли не шелохнулся, он не знал, что делать. Она стояла, качая головой из стороны в сторону.
– Нет-нет-нет-нет…
Приступ?
Сердце у Ли бешено забилось.
– Элли.
– Прости-прости-прости. Я виновата, виновата. Прости.
Ли оглянулся и заметил, что ведро с пакетиками семян перевернуто – они рассыпались разноцветными горошинами по земле, из опрокинутой лейки текла вода, словно ручеек, вырвавшийся на свободу.
Ли испугался. Он подошел к Элли.
Она стала снова отстраняться от него.
– Нет-нет-нет-нет.
Ли резко остановился, вспомнив слова доктора.
«Дай ей время. Не трогай ее, дай ей время справиться с приступом самой. А затем отнеси в комнату».
Ли обхватил себя руками – боже, как тяжело видеть ее в таком состоянии и быть не в силах помочь. Взгляд у нее был отсутствующий, глаза словно стеклянные, она стояла совсем рядом, перебирая в руках что-то невидимое, качая головой и бормоча себе под нос слово «нет». Элли разговаривала, но не с ним, смотрела, но сквозь него.
– Нет-нет-нет-нет-нет. Я виновата, виновата, виновата…
– Элли, дорогая, ты меня слышишь?
– Нет-нет-нет-нет-нет. Не надо – не надо – не надо. Прости. Прости. Мне жаль…
Ли еще никогда так не пугался, никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным, но он заставил себя не приближаться к ней.
Сердце у него стучало так громко и быстро, словно он только что пробежал стометровку.
Ли взглянул на часы – надо позвонить доктору, но как оставить ее одну? Тут Элли глубоко вздохнула и успокоилась. Она стояла тихо, не произнося ни слова. Ли больше не мог терпеть.
– Элли.
Она села на землю и закрыла лицо руками. Мгновение, превратившееся для Ли в вечность, она сидела, не шелохнувшись, затем медленно подняла голову. Лицо и руки у нее были в земле, она смотрела озадаченно и смущенно.
– Ли, – выдохнула она, наконец.
Ли упал перед ней на колени, провел рукой по ее волосам и тихо успокоил:
– Я здесь, рядом.
Элли снова вздохнула пару раз и облизала губы.
– Я… Я…
– Все в порядке, я с тобой. Давай пойдем в дом, хорошо? Пойдем, я уложу тебя в постель.
Слезы скатились из фиалковых глаз и оставили след на испачканной щеке.
– Ли… – Элли протянула Ли дрожащую руку. У Ли оборвалось сердце от ее беспомощности, от безнадежности в голосе.
– Я знаю, милая, знаю.
Он взял ее на руки и отнес в дом, в спальню, осторожно раздел и уложил в постель. Он убедил ее принять лекарства, которые ослабят головную боль, и принес мокрое холодное полотенце, затем задернул шторы и протер ей полотенцем лицо и руки. Потом обнял ее и не отпускал, чтобы Элли знала – он рядом, он будет с ней и не оставит ее никогда.
Ее слезы обжигали его, но Ли лишь сильнее прижимал Элли. Она тяжело вздыхала, но ни единого слова жалобы он не услышал, лишь тишина, царившая в комнате, разбивала ему сердце, а слезы Элли обжигали все сильнее.
Наконец она заснула.
Он оставил ее и пошел к Баду – его нужно было отвести на конюшню и накормить.
Потом вернулся, сел в кресло в углу комнаты и стал смотреть на Элли.
Ли вспомнил все мелочи, которые делали Элли такой милой: ее очаровательная улыбка, ее неисчерпаемый энтузиазм, известные цитаты, развешанные словно картины там и здесь в доме. Одна из них ему особенно нравилась, она принадлежала Ральфу Уальдо Эмерсону:
«Если ты не преодолеваешь каждый день страх, то ты не усвоил первый урок жизни».
Ему казалось, он знал, что такое страх, пока не нашел Элли в саду – потерянную, одинокую. Она знала, что такое страх – она боролась с ним каждый день.
Лишь вчера ночью она призналась ему в своем самом ужасном страхе.
– Неопределенность, – назвала она его, прижавшись к Ли всем телом. – Я теряю время, которое никогда не вернуть, и, хотя умом понимаю, что не могу бороться с этим, я все равно продолжаю винить во всем себя. Я знаю, знаю, но с подобным тяжело смириться.
Она замолчала. Ли лежал, обняв Элли, слушая ее дыхание. Когда она снова заговорила, голос ее звучал как-то по-детски, неуверенно:
– Я научилась не бояться всего вокруг, перестала прислушиваться к каждому удару сердца, каждому вздоху. Я боялась, что, если начну слишком опасаться приступа, он непременно наступит, поэтому научилась жить без страха. Я пою, болтаю или смеюсь, стараюсь заниматься всем, чем угодно, но только чтобы не сидеть и не ждать, когда он настигнет меня.
Ли не знал, что ответить, он просто обнял ее.
И Элли улыбнулась.
– Теперь я ничего не боюсь, ты вернул меня к жизни, и я не хочу ничего пропустить. Я хочу узнать себя, узнать свои желания, вновь почувствовать, как у меня перехватывает дыхание, когда я вижу тебя, почувствовать твое прикосновение, как бьется сердце, когда ты целуешь меня. Я больше не боюсь чувствовать… чувствовать тебя всем телом и больше не боюсь потерять контроль над собой, когда у меня приступ.
Элли привстала и оперлась на локоть, в ее глазах светились удивление и счастье.
– Когда я с тобой, я словно лечу, Ли. Как хорошо, что ты у меня есть.
Ее слова запали ему прямо в душу.
– Ты прекрасна, – прошептал Ли, – ты очень смелая.
Элли преодолела свои страхи, а он все еще боролся с ними. Может, ему пора перестать бороться с самим собой и дать событиям идти своим чередом?
Нет, он должен сказать, что любит ее, должен доказать ей свою любовь. Он подарит ей всю любовь, на которую только способен, отвезет ее туда, где ей понравится, где она забудет обо всех своих страхах.
Так он думал прошлой ночью.
Теперь Ли сидел в темноте и наблюдал за своей Элли, бледной и изможденной. Он не смог предотвратить ее приступ, его не было рядом, когда все началось. Беспомощность душила его. Вот он и узнал, что такое страх.
Элли медленно открыла глаза. Она снова почувствовала головную боль, тяжесть в руках и ногах – как ей все знакомо!
Как всегда, она не знала, когда случился приступ, что во время его она делала. Как попала в постель?
Элли оглядела комнату, взглянула на будильник – 11:52. Полночь? Или полдень? Как давно она уже спит?
– Привет, – услышала она голос мужа.
Элли повернула голову и увидела Ли в кресле.
Он казался настороженным и обеспокоенным.
– Привет, – прошептала она в ответ. Ей было трудно смотреть ему в лицо. А вдруг она сотворила что-то ужасное, что-то шокирующее?
Может, оттолкнула его?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17