ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Гилад Пеллеон видел, как многие умирают молодыми, и чувствовал, что сам он уже слишком стар, чтобы жить.
Воспоминания приходили вспышками, как будто прожектор включался и выключался в густом тумане. Жизнь предстала серией фрагментов, и он не мог вспомнить, как выглядят эти фрагменты, если их собрать вместе. Возникали образы его родины, Кореллии, и Корусканта, его дома в молодости, но они терялись среди сотен воспоминаний о других мирах, в которых ему пришлось побывать за долгие годы службы. Эти, в свою очередь, терялись среди тысяч воспоминаний о пустоте, разделявшей эти планеты. Почти сто лет он провел в космосе, спускаясь на поверхность планет, только когда обстоятельства требовали этого. В его сердце не было мира, который он мог бы считать домом — даже Корускант, который ему нравился больше всего. Нет, своим домом он мог считать только мостик космического корабля. И ему приходилось служить на слишком многих из них, чтобы испытывать привязанность к какому-то конкретному кораблю. Даже «Химера», звездный разрушитель, служивший ему так долго, был просто еще одним кораблем.
Он был растерян. Бой за Бастион также не был цельным воспоминанием, также был как бы раздроблен на осколки. И самым острым и болезненным из этих осколков было воспоминание о гибели «Превосходящего». Избитый, горящий, покрытый пробоинами звездный разрушитель встретил свою участь в атмосфере газового гиганта. «Химера» была не в лучшем состоянии. Его последним воспоминанием был образ скиппера, врезающегося в мостик. После этого он ничего не мог вспомнить. Как он выжил? Как ни пытался он вспомнить что-то еще, в голове была только тьма и боль.
Воспоминания о его детстве терялись в этой тьме. Он был рожден до возникновения Империи, до пропаганды против нелюдей, до падения джедаев — даже до рождения ребенка, который потом стал известен как Дарт Вейдер. Свою службу он начал в Силах Охраны Правопорядка, вступив в них в пятнадцать лет. С палубы корабля он видел подъем и падение многих политиков. Там же он научился презирать их и доверять только себе. Поэтому ему удалось выжить после стольких поражений… Он редко находился в первых рядах, поднимая солдат в атаку. Чаще он следил, чтобы его солдаты были сыты, обучены и прежде всего, чтобы они доверяли ему. Он уважал своих подчиненных, и даже врагов. Поэтому он так долго смог оставаться в живых, когда многие, кто был с ним, погибли. Ты не можешь знать, не станет ли твой враг когда-нибудь твоим начальником…
И, наконец, йуужань-вонги. Они вообще не вписывались в эту картину. Он своими глазами видел, на что они способны, когда они превратили цветущий Итор в безжизненный каменный шар. Он спорил с моффами, требуя, чтобы они предоставили всю возможную поддержку Новой Республике. Однако они не хотели помогать Новой Республике, и вместо этого предпочли из своего угла Галактики наблюдать, как другие миры падают под ударами захватчиков. Моффы были уверены, что Империю не ждет такая участь…
Но эта уверенность и надменность рухнула вместе с Бастионом. Бастион…
Новые фрагменты всплыли из тумана, когда прожектор памяти снова включился. Первое появление скипперов, выход из гиперпространства огромных, странно выглядящих вражеских кораблей, которые прорвались сквозь оборонительные системы планеты, как нож сквозь масло. Внезапность нападения не могла быть более полной. Та неорганизованность, с которой имперский флот отражал атаку гратчинов, испугала его. После Итора он делал все возможное, чтобы подготовить имперские силы к отражению атаки йуужань-вонгов, но только его флагман «Химера» действовал с полной эффективностью. Его экипаж сделал все возможное, и даже сверх того.
Боль пронзила его, когда что-то воткнулось в его бок. Воспоминания исчезли, когда внутри него вспыхнул огонь. Его спина выгнулась, рот открылся, чтобы закричать от страшной боли, горевшей в нем. Он скорчился, пытаясь изменить положение так, чтобы боль уменьшилась, но ничего не помогало. Только голос, звавший его откуда-то. Неважно, что говорил этот голос, главное, что он помогал отвлечься от боли.
Но потом боль пришла снова, сопровождаемая воспоминаниями о том, как оружие йуужань-вонгов прожигает броню его корабля, как ДИ-истребители взрываются ослепительными вспышками в темном небе.
Наконец и эти страшные воспоминания ушли во тьму, оставив только россыпь звезд Галактики в бесконечном космосе. Он видел это зрелище много раз, и никогда не уставал восхищаться им. Он всегда полагал, что идея о Галактической Империи была очень дерзкой и почти недостижимой, потому, что слишком много пространства надо было покорить для этого. Планеты, звезды, астероиды, составляющие Империю были лишь горстью песка в бесконечном океане пустоты. Ни один император не смог бы управлять таким океаном, неважно, сколько песчинок он объявит своими. Сама бесконечность космоса отвергала такую идею.
Сейчас он чувствовал, что это пространство больше не было пустым — в нем было что-то, для описания чего он не мог найти слов. Возможно, паутина, тянущаяся от системы к системе. Поток, текущий глубже, чем это было заметно с поверхности? Может быть, истина?
Что бы это ни было, казалось, что сама Галактика была живой.
Потом все начало гаснуть, унося с собой боль и все остальные чувства. Часть его боролась с этим, ибо такова природа человека, но другая часть была счастлива, что это наконец наступило. Он так долго выживал, что наверное, и не жил по-настоящему. У него не было семьи кроме флота. Не было дома кроме мостика корабля. В чем смысл жизни, если жить незачем?
Тьма раскрылась перед ним, и он упал в нее, как падает камень в глубины моря. Он чувствовал потоки вокруг него и внутри него, но он не тонул.
«Бакта», подумал он. «Меня погрузили в резервуар с бактой».
Потом снова раздался голос, зовущий его.
— Адмирал Гилад Пеллеон? Вы слышите меня?
Он пытался ответить, сражаясь с окружавшей его тьмой, но все, что он смог сказать, был задыхающийся хрип:
— Я…
— Адмирал? Вы слышите меня?
— Я… здесь…
С каждым словом тьма отступала, и на ее место возвращалась боль.
— Очень… больно…
— Я знаю, — ответил голос.
— Где… — он хотел спросить, где он находится, но почему-то вместо этого спросил:
— Где… вы?..
— Я установила нейрошунт в ваше внутреннее ухо, — объяснил голос. — Вы слышите меня прямо через ваш слуховой нерв. Простите за такое болезненное вмешательство, но нам пришлось принять чрезвычайные меры, чтобы вы остались в живых.
— Кто… вы?..
— Меня зовут Тэкли, адмирал. Я целительница.
Боль прошла сквозь него как плазменная вспышка, как будто каждая нервная клетка обращалась в пепел.
— Вы лечите меня, — прохрипел он, — или убиваете?
«Боль неизбежна. Все перемены требуют боли. Отвергать ее означает отрицать саму жизнь. Единственный способ избежать ее — умереть. Но сейчас нельзя умирать…»
— Я не могу…
— Нет, вы можете, адмирал. Вы нужны нам. Если вы умрете сейчас, слишком многие последуют за вами. Я здесь, чтобы не позволить этому случиться. Сейчас такое время, что мы все должны принять боль, чтобы выжить. Сила требует этого.
Смысл дошел до него не сразу. «Сила? Эта Тэкли — джедай? Но что джедай делает в Империи?»
Другое воспоминание пришло к нему. Он разговаривал со Скайуокерами у Бастиона, перед тем, как предпринять попытку вырваться из гравитационной тени газового гиганта. Он помнил, что они подсказали ему, на каком корабле йуужань-вонгов находится йаммоск. Наверное, эта Тэкли прилетела с ними.
Но что он делает здесь? «Превосходящий» погиб. Он помнил, что сам отдал приказ его командиру эвакуировать экипаж. Смогла ли «Химера» избежать подобной участи? Если он был ранен и члены его экипажа успели эвакуировать его перед тем, как погибнуть, он не сможет жить с этим. Настоящий командир должен погибнуть вместе со своим кораблем. Он должен умереть…
— Вы не мертвы, адмирал, — голос Тэкли был сочувствующим, но твердым. — Как я сказала, мы не можем позволить этому случиться. «Химере», как и вам, сильно досталось, но ее тоже можно восстановить. А вам придется некоторое время провести в бакте.
Он стиснул зубы, смирившись с тем, что он будет жить дальше. В конце концов, у него не было выбора.
Когда Джейсен заметил, что напряжение в крошечных глазах целительницы — чадра-фан исчезло, он в ожидании наклонился к ней.
— Сейчас он борется за жизнь, — сказала она, ее мягкий голос был едва слышен из-за жужжания дроидов, помогавших ей. — Теперь он больше не хочет умереть.
— Ты уверена, что он будет жить? — спросил Джейсен, нуждаясь в более определенном ответе.
— Да, — сказала она. — Но если мне никто не будет мешать. Я должна сосредоточиться, чтобы помочь ему.
Ее голова опустилась, и она замолчала, концентрируя Силу для лечения Гранд-Адмирала Имперского Флота. Джейсен чувствовал движение Силы вокруг нее. Он отошел подальше, чтобы не мешать ей. Но он стоял достаточно близко, чтобы подать ей руку, если бы понадобилось соединить его умение направлять Силу со способностью Тэкли.
Пеллеон был вытащен из резервуара с бактой и положен на операционный стол, где его осмотрели Тэкли и медицинский дроид 2-1В. Его многочисленные раны особенно выделялись в ярком свете. Джейсен увидел достаточно, чтобы понять, что человек перед ним более чем близок к смерти. Бедра и живот Пеллеона были разорваны консолью управления, когда мостик «Химеры» протаранил вражеский истребитель. Один из офицеров сумел вытащить адмирала из-под обломков и передал его на медицинский фрегат с выжившими с «Превосходящего». Под прикрытием умирающего звездного разрушителя фрегату удалось уйти с небольшими повреждениями, но целая эскадрилья ДИ-истребителей погибла, чтобы обеспечить спасение Гранд-Адмирала. Командир челнока, доставившего Пеллеона на Малую Йагу, не сомневался, что это того стоило.
Хотя некоторые считали это бессмысленным самопожертвованием, потому что Пеллеон умирал. Быстро оценив ситуацию на Малой Йаге, командир челнока связался с капитаном Йэдж раньше чем со своим непосредственным начальником. Йэдж приказала вести челнок в ангар «Оставляющего вдов». Джейсен и Тэкли со своим медицинским оборудованием остались на имперском фрегате, пока «Нефритовая Тень» отошла на безопасное расстояние. Как только Пеллеон в специальной капсуле был доставлен на борт, чадра-фан приступила к работе.
Джейсен удивлялся, насколько трудной была эта работа. Во-первых, после извлечения из капсулы у Пеллеона остановилось сердце. Потом его тело плохо реагировало на бакту, когда его наконец поместили в резервуар. Тэкли приказала вынуть его, чтобы работать непосредственно с наиболее тяжелыми ранами, такими как рваные раны и раздробленные кости его таза и бедер. Истекающий кровью и лимфой старик на операционном столе, казалось, сжимался под ярким светом, теряя жизнь с каждой секундой, пока, наконец, он не начал реагировать на лечение Тэкли.
Пилот челнока, который доставил сюда адмирала, оставался с ним, несмотря ни на что. Худощавый молодой человек по имени Витор Рэйдж, он выглядел очень усталым. Его левая рука была явно ранена, но он отказался от медицинской помощи, пока состояние Пеллеона не улучшится, настаивая, чтобы все внимание медиков было сосредоточено на адмирале.
Через некоторое время, когда стало заметно, что состояние Пеллеона явно улучшается, пилот облегченно вздохнул, как будто он сдерживал дыхание все время, что стоял здесь.
Пилот посмотрел на Джейсена.
— Он сказал мне найти вас. Перед тем, как он в последний раз потерял сознание, он настаивал, чтобы я нашел вас, джедаев, если вы будете здесь.
Джейсен нахмурился.
— Потому, что он думал, что мы спасем его?
Лицо пилота стало напряженным, как будто его оскорбил это вопрос.
— Он хотел, чтобы вы знали, что мы благодарны вам. Если кто-то и может ненавидеть Империю, так это вы. Но вы помогли нам, и мы все благодарны вам за это. Если бы вы не подсказали нам, на каком корабле у вонгов йаммоск, меня бы здесь не было…
Он замолчал. Воспоминания о последнем бое явно терзали его память.
Чувствуя смущение пилота, Джейсен перевел тему разговора на раненую руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
 Юдин Борис Петрович 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Томас Дилан - Сорочка - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 дю Террайль Понсон Пьер Алексис - Молодость короля Генриха - 7. Сокровище гугенотов - читать книгу онлайн