ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мак-Кой закричал в микрофон:
– Где ты, Спок? Мы пришли за тобой!
– Это вы, доктор Мак-Кой? Вы с капитаном?
– Где же мне еще быть? – доктор в свою очередь молча передал коммуникатор Скотти.
– Где вы, мистер Спок?
– И вы здесь, инженер Скотти? К несчастью, я сам не знаю, где я.
Кирк выхватил коммуникатор.
– Мы доберемся до тебя, Спок! Скоро доберемся, держись.
– Хорошо, капитан. Совершенно но похоже, что я могу добраться до вас.
Мак-Кой заговорил снова:
– Если тебе неизвестно, где ты находишься, не знаешь ли ты, что с тобой делают? Это могло бы помочь нам.
– Простите, доктор. Я не имел возможности получить какие-либо сведения на этот счет.
– Они используют тебя для чего-то, – настаивал Мак-Кой.
– Возможно, вы правы. В данный момент я не ощущаю себя особенно пригодным для чего-то. В каком-то смысле я функционирую – но совершенно бесполезен.
– Спок, – сказал Кирк, – сосредоточься. От того, что с тобой делают, зависит то, где ты находишься. Сосредоточься на этом, и мы найдем тебя.
Дверь позади них открылась. За ней стояли двое косматых аборигенов. На их головах красовались металлические обручи на уровне бровей, полосы того же металла спускались от обруча к небритым подбородкам. Позади мужчин стояла прекрасная гостья с неизвестного космического корабля.
Она подтолкнула их к Кирку, Мак-Кою и Скотти, но мужчины не двинулись с места. Она нажала красную кнопку на своем браслете, и мужчин пронзила судорога. В припадке боли и бессильной ярости они бросились на команду "Энтерпрайза". Мак-Кой, застигнутый врасплох, почувствовал, как хрустнуло его ребро под двумя мускулистыми лапами. Кирк вырвался из захвата, пригнулся, и противник перекувырнулся через его спину. Кирк схватил свой фазер, нажал на спуск, и мужчина-морг упал замертво. Затем Кирк отключил ударом каратэ дикаря, напавшего на Скотти.
На этот раз женщина нажала желтую кнопку браслета. Фазер выпал из рук Кирка, почувствовавшего, как тело его онемело. Как и оба морга, как Мак-Кой и Скотти, он упал без сознания.
Зрелище пяти мужских тел, распростертых на полу, явно доставило удовольствие девушке и Луме, которая спустя мгновение присоединилась к ней.
В глубине планеты был мир женщин.
В его Палате Совета за Т-образным столом сидели женщины, каждая из которых могла бы послужить образцом красоты. Когда все еще победно улыбавшаяся девушка заняла свое место во главе стола, они поднялись на ноги, поклонились и хором промолвили:
– Слава Повелительнице Каре!
Рядом с каждой из женщин на коленях стоял мужчина, гладкий, откормленный, покорный, как евнух. Время от времени женщины оглаживали мужчин, как ласкают любимую зверушку.
По сигналу Кары дверь открылась. Двое мускулистых ручных мужчин втолкнули Кирка, Мак-Коя и Скотти внутрь и дальше, к самому столу. Теперь и на их головах были металлические полосы. Явная мужественность астролетчиков вызвала оживление среди женщин; но это была не реакция зрелых женщин, а скорее возбуждение детей, впервые попавших в зоопарк.
Скотти первым узнал Кару.
– Это та, что была на "Энтерпрайзе", – шепнул он Кирку.
Кирк кивнул:
– Я узнал эту улыбку.
– Вы хотите что-то сказать? – поинтересовалась Кара.
– Только одно, – ответил Кирк. – Что вы сделали с мозгом моего первого помощника?
– Я не знаю вашего первого помощника.
– Его мозг. Вы взяли мозг Спока.
Что-то шевельнулось в глазах Кары.
– Ах, да! Мозг! С Лумой ты тоже говорил о каком-то мозге. Мы тебя не понимаем.
"Они действительно дефективные, – подумал Кирк. – Вбить что-то в эту прекрасную голову было трудным делом. Терпение! Терпение", – сказал он себе. Отчетливо выговаривая слова, он медленно произнес:
– Вы появились на борту моего космического корабля. Вы пришли туда, чтобы забрать мозг Спока. Более того, вы это сделали. Так что же для вас непонятно, когда я говорю о мозге?
– Мы не знаем, о чем ты говоришь. Мы бываем только здесь и наверху. Это наше место. Ты не морг. Ты чужой.
Кирк уже едва сдерживал себя:
– Вы побывали на моем корабле…
Мак-Кой положил руку ему на плечо.
– Джим, может, она не помнит или даже не знает всего. Существует какой-то разрыв. Одно известно наверняка: она не делала той операции.
– Если это требует ума, то наверняка нет, – согласился Кирк.
Кара указала на Луму.
– Ты причинил ей боль. Это запрещено.
– Прошу прощения, – сказал Кирк, – мы никому не хотели причинять вред.
– Хочешь вернуться домой? Ты можешь идти.
Кирк призвал на помощь все свое очарование, которое он вынужден был иногда демонстрировать.
– Мы хотим остаться с вами. Мы хотим учиться у вас. И рассказать вам о себе. Тогда мы перестанем быть чужими.
Женщинам это пришлось по душе. Они согласно кивали и улыбались, переглядываясь. Мак-Кой решил добавить своего шарма.
– Наверху холодно, а здесь, внизу, с вами тепло. Возможно, это ваша красота освежает здешний воздух.
Это им тоже понравилось, и настолько, что и Скотти решился сказать:
– Здесь не видно солнца, и все же здесь светло – от вашего очарования.
Кирк потерял остатки терпения.
– Я хочу увидеть тех, кто управляет.
– Управляет? – эхом ответила Кара. Она выглядела настолько удивленной, что он объяснил:
– Вожди вашего народа.
– Вожди? Я вождь, другого здесь нет.
В недоумении Скотти спросил:
– А кто занимается вашими машинами?
Кирк сделал глубокий вздох:
– Это, очевидно, весьма обширное место. Кто осуществляет контроль над ним?
– Контроль? – снова переспросила Кара. – Контролер?
Выражение ее лица сказало Кирку, что это слово имеет для нее смысл. Он постарался не выдать своего волнения.
– Да! Контролер, правильно! Мы хотели бы встретиться… увидеть вашего контролера!
Негодование Кары было столь же неожиданным, сколь сильным:
– Это не разрешается! Никогда! Контролер – он один, отдельный! Мы служим Контролеру, и никто из посторонних не допускается к нему!
– Мы не имели в виду ничего дурного, – поспешно заверил ее Кирк.
Но женщина взорвалась как вулкан:
– Ты пришел, чтобы уничтожить нас! – женщины вокруг Кары, зараженные ее паникой, заметались, как певицы при виде подползающей змеи. Каждая потянулась к браслету на своем запястье. Кирк заорал в испуге:
– Нет, нет! Мы пришли не уничтожать! Мы не разрушители!
Мак-Кой подбежал и встал рядом с ним.
Он постарался вложить в свои слова всю убедительность, на которую был способен:
– Все, чего мы хотим, – это поговорить с кем-нибудь о мозге Спока.
– Мозг? Опять мозг! Что такое мозг? Это Контролер, так?
Мак-Кой кивнул:
– Ну, в общем, да. В каком-то смысле. Мозг человека контролирует деятельность индивидуума. – У него мелькнула догадка о причине всей этой истерики. Он бросил взгляд на Кирка. – А контролирующая способность мозга вулканита крайне велика, Джим.
Скотти тоже стало ясно, что Кара отождествляет слово "мозг" с контролирующей силой.
– Возможно, они используют мозг Спока, чтобы… – он не закончил.
– То, что это мозг именно вулканита, делает это возможным.
Кирк неожиданно упал на колени:
– Великая Правительница! Мы прибыли издалека, только чтобы учиться у вашего Контролера…
– Ты лжешь! Ты хочешь забрать Контролера, ты это сам сказал!
Нс вставая с колен, Кирк сказал:
– Он наш друг. Мы просим тебя отвести нас к нему.
Но выражение ужаса на лицах женщин только усилилось. Одна начала всхлипывать. Кара вскочила.
– Тихо! Нам нечего бояться. Мы знаем, как управиться с ними.
Однако женщины никак не могли успокоиться. Они опрокинули свои скамьи и выбежали из Палаты Совета, словно один вид пришельцев с "Энтерпрайза" наполнял их ужасом.
Кирк бросился к Каре.
– Ты должна отвести нас к нему!
Она вдавила красную кнопку на браслете. Полосы металла жгучей болью впились в их головы, будто огненными иглами выжигая сами мысли о Спокон, об "Энтерпрайзе", обо всем остальном.
Пытка усиливалась, болью наливались горло, грудь, дыхание пресекалось. Кирк схватился за горло и, кашляя, упал без сознания. Вслед за ним рухнули Скотти и Мак-Кой.
– Я должна понять, что мне делать! – выкрикнула Кара. – Держите их здесь.
Двое ее слуг-моргов замерли в нерешительности. Она сделала вид, что прикасается к браслету. Этого было достаточно. Они кинулись к бесчувственным телам и встали по бокам их на страже.
Боль проходила. Кирк открыл глаза и увидел, как Мак-Кой дрожит крупной дрожью.
– Ты в порядке, Боунс? – Мак-Кой кивнул в ответ, глаза его были налиты кровью.
– Я… Я никогда бы не поверил, что человеческое тело способно вынести такую боль, – прошептал он. Скотти, очнувшись, попытался стянуть с головы стальной обруч.
– Они присоединены к нам каким-то магнитным замком.
– Неудивительно, что морги так послушны, – проговорил Кирк, с трудом поднимаясь на ноги. – Что меня поражает, так это как все здесь работает. Как они очищают воздух, поддерживают нормальную температуру?
– Но уж мужчины здесь ни при чем – это точно, – заверил Мак-Кой. – Они живут на замерзшей поверхности, как звери. Так что это должны быть женщины. Они здесь, внизу, пользуются всеми благами цивилизации.
– Ни одна из этих женщин не смогла бы организовать нормальное функционирование всего того, что здесь есть, – возразил Скотти. – Для этого был бы нужен настоящий инженерный дар. В этих дамах нет ни следа необходимых способностей.
– Надеть нам эти намордники ловкости у них хватило, – мрачно заметил Кирк. – Что за способ управляться с мужчинами!
– "Боль и наслаждение", – процитировал Мак-Кой. – Уверен, что вы уже отметили аспект наслаждения, Джим.
– Да. Очарование, секс, тепло, пища – и все это в распоряжении женщин.
– Но как вписывается мозг Спока в это дамское подполье? – поинтересовался Скотти.
Кирк не ответил. Морги-охранники отошли от них и теперь стояли у стола в центре помещения, на котором были аккуратно разложены трикодеры и коммуникаторы его команды. Не хватало только фазеров.
– Боунс, – сказал Кирк, – ты видишь то же, что и я – там?
– Снаряжение здесь, Джим, только потому, что женщины не знают, что с ним делать.
– Джентльмены, – обратился Кирк к своим, – не кажется ли вам, что существует чисто научный метод решения проблемы возвращения нашего снаряжения?
– Так точно, – откликнулся Скотти. – Давайте, пошли, капитан!
И они бросились на моргов. Челюсть первого Кирк сжал жестким захватом, послышался крик боли. Будто испуганный, что его могут услышать, второй морг искательно посмотрел на дверь, решился и прыгнул на Скотти. Оба охранника обладали огромной мускульной силой, но продолжительная практика повиновения разрушила их умение эффективно ею пользоваться. Кирк уложил своего голиафа ударом по горлу. Точный удар Скотти по шейным позвонкам противника тоже увенчался успехом. Драка по науке действительно была ключом к решению данной проблемы. На сороковой секунде оба охранника были в ауте.
Кирк поспешно настроил частоту своего коммуникатора:
– Спок! Спок, слышишь меня на этом канале? Спок, отвечай, это Кирк!
– Да, капитан, – это был голос Спока. – Я здесь, но я чувствую себя растянутым почти до бесконечности. Вы вернулись на "Энтерпрайз"?
– Нет! Мы временно были… вне связи.
– У вас нет, надеюсь, серьезных повреждений?
– Нет! Спок, тебе удалось узнать, как именно тебя используют? Это связано с медициной или…
– Я не уверен, сэр. Кажется, у меня есть тело, которое растягивается куда-то в бесконечность.
– Тело? – поперхнулся Скотти. – У тебя нет тела!
– Ты – лишенный тела мозг, – добавил Мак-Кой.
– Правда? Фантастика. Это может многие объяснить. Моя medulla oblongata [продолговатый мозг, верхняя часть спинного мозга, образующая нижнее формирование головного мозга], очевидно, управляет моим дыханием, качает кровь и поддерживает нормальную температуру.
– Спок, – вмешался Мак-Кой, – поддерживать жизнь изолированного мозга – уже чудо с медицинской точки зрения. Но чтобы он еще и функционировал – это невозможно!
– Я согласился бы с вами, доктор, не будь я сам убедительным доказательством обратного. Представляется бесспорным, что мой мозг функционирует, не так ли?
1 2 3 4 5

загрузка...