ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он работал с уверенностью, которой она раньше никогда не встречала ни у одного хирурга. На мгновение ей захотелось, чтобы Кирк и Скотти видели то, что ей выпала честь увидеть здесь. Но они вместе с Карой расположились за перегородкой.
Она подошла к ограждению, чтобы шепнуть Кирку:
– Капитан, не беспокойтесь. В это невозможно поверить – но он спаивает нервные окончания, даже отдельные нервы, такие маленькие, что их едва видишь, как будто он занимался этим всю жизнь.
– Сколько еще?
– Трудно сказать, сэр. Он работает с невероятной скоростью.
– Время очень важно, – сказал Кирк, – мы не знаем, сколько еще это умение останется в его руках и голове.
Кара неожиданно всхлипнула. Кирк обнял ее за плечи.
– Что такое?
– Вы получаете его обратно, нас ждет гибель.
Он вывел ее в коридор.
– Нет. У вас не будет Контролера, да так оно и лучше. Вы должны будете выйти на поверхность и жить.
– Мы умрем от холода.
– Нет, не умрете. Мы будем помогать вам, пока вы не сможете помогать себе сами. Вы научитесь работать, чтобы получать тепло. Вы научитесь быть женщинами, а не тепличными растениями.
– Капитан Кирк!
Сестра Чапел стояла в дверях лазарета.
– Поторопитесь, сэр!
Мак-Кой перестал работать. Он отступил от операционного стола с унылым и ошеломленным видом.
– Я… не могу. Я не могу…
– Он забывает, капитан, – сказала сестра Чапел.
– Боунс! – крикнул Кирк через решетку.
Мак-Кой сделал неверный шаг к нему.
– Все эти ганглии… нервы – их миллионы… что я с ними буду делать? Таламус… палмиум…
– Боунс! Ты не можешь остановиться сейчас.
Сестра Чапел, не отрывая глаз от индикатора уровня биоактивности, сказала:
– Доктор, спинномозговая жидкость почти вся вышла!
– Но ты можешь, Боунс! Ведь это было для тебя детской игрой всего минуту назад.
– Все ушло, Джим. Он умирает – и я ничего не могу с этим поделать.
– Доктор Мак-Кой.
Придушенный, запинающийся, это все-таки был голос Спока. Они уставились на тело, распростертое на простынях. Мак-Кой до того остолбенел, что спросил:
– Спок, это ты? Как ты это сказал?
– Если ты закончишь с моими голосовыми связками, я смогу помочь.
Мак-Кой рванулся за ширму. Схватил один инструмент, отложил, выбрал другой и отдал короткое приказание сестре Чапел. Спок неожиданно кашлянул. Его голос окреп.
– Хорошо. Постепенно. Теперь, доктор, попробуйте акустический сепаратор. Не отчаивайтесь!
– Нет, Спок, это все равно что протащить канат в игольное ушко.
– Не отчаивайтесь, – повторил Спок, – я уже чувствую, ощущаю. Сейчас простимулируйте нервное окончание и следите за реакциями. Я вам скажу, когда проба будет верной. Тогда спаивайте окончания трилазерным коннектором.
Кирк обратился к Мак-Кою:
– Ну?!
В ответ тот что-то прогудел из-за ширмы. Кирк увидел сквозь загородку, как рука Спока шевельнулась, двинулась вверх-вниз, согнулась в локте.
– Очень хорошо, – сказал Спок. – Теперь, доктор, пожалуйста, переходите к соединению основных кровеносных сосудов. Начните с каротидной артерии.
Мак-Кой оглянулся через плечо на Кирка. Его лицо свела судорога.
– Даже если все получится, я этого не переживу. Этот чертов вулканит, который командует, где шить, где резать!
Кирк почувствовал громадное облегчение. К доктору вернулся его прежний тон. Мак-Кой остановился, чтобы дать сестре Чапел возможность вытереть пот с его лба, и снова склонился над столом. Спок произнес:
– Готово, доктор, они соединены.
– Так, Боунс?
Мак-Кой поднял голову:
– Откуда мне знать? Это только ему известно. Я, возможно, сделал тысячу ошибок в соединении нервных окончаний, ганглиев… Баланс жидкости в норме, но кто знает…
Сестра Чапел снова вытирала ему лоб, когда веки Спока дрогнули. Глаза открылись. Он приподнял голову, и его брови поползли вверх в знакомой гримасе, которую Кирк уже не надеялся увидеть опять.
– Джим! – закричал Спок.
Кирк подбежал к столу. Спок уже сидел.
– Джентльмены, – сказал он, – рад снова видеть вас.
– Спок… Спок, – Кирк сглотнул, – как ты себя чувствуешь?
– В целом, кажется, я в порядке, сэр.
Он стал спускаться со стола.
– Бога ради, осторожнее! – крикнул Кирк.
Спок дернулся от боли.
– Возможно, вы правы, капитан. У меня, кажется, что-то вроде мигрени. Лучше я прикрою глаза.
– Тебе нужно спать и спать.
Спок сонно прикрыл глаза и тут же опять открыл их с удивлением.
– Веки работают, – произнес он, – восхитительно! Кажется, вы не все соединили не так, как надо, доктор.
– Я совершил хирургическое чудо, чтобы собрать тебя в одно целое, – заявил Мак-Кой.
– Доктор, я сожалею, что не смог снабдить вас подробным чертежом.
Мак-Кой повернулся к Кирку.
– И зачем только я снова соединил его мозг со ртом!
Из лифта на мостик вышел Скотти.
– Команда технической помощи направилась на седьмую планету, капитан.
– Уже есть донесение?
Скотти потер подбородок.
– Ну, сэр, восстановить дружеские отношения между полами будет нелегко. Они друг другу не доверяют.
– Очень по-человечески, – прокомментировал Спок.
– И еще – там очень холодно, – вмешался Мак-Кой, – особенно женщинам. Однако наши спасатели снабдили дам средством для добывания у мужчин пищи, еды и топлива.
– О? – Кирк повернулся от одного к другому. – Деньги?
– Нет, сэр, – ответил Скотти. – Духи.
– Я не склонен к предсказаниям, джентльмены, но сейчас решусь на одно, – сказал им Кирк. – Сексуальный конфликт на седьмой планете будет недолгим.
– Не вижу фактов, на которых вы основываете это предсказание, – сказал Спок.
– Факты? Длинные холодные ночи, мистер Спок. Обниматься – это гораздо теплее, чем горящие дрова.
– Обниматься, сэр?
– Человеческое пристрастие, Спок, – пояснил Мак-Кой. – Мы и не думали, что тебе что-то об этом известно.
– Конечно, нет, доктор. Общеизвестно, что вулканиты размножаются по почте.
Он ухмыльнулся.
– Спок! – заорал Мак-Кой. – Ты улыбнулся! Нет, клянусь святым Георгием, ты улыбнулся!
– Еще одна ошибка вашей хирургии, доктор. Я пытался чихнуть.
– Ну нет, из всех неблагодарных пациентов я… – начал было с негодованием Мак-Кой. Кирк с трудом сохранил серьезность, так подходившую к обычной, привычной, знакомой ситуации.
И конечно, Спок вежливо кивнул возмущенному Мак-Кою и вернулся на свой пост.
В конце концов Кирк не сдержался. Он рассмеялся смехом облегчения. Он сказал улыбающемуся Зулу:
– Здесь мы закончили, мистер Зулу. Фактор искривления три.

1 2 3 4 5

загрузка...