ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Хогарт Энн
Мафин и его веселые друзья
Энн Хогарт
Мафин и его веселые друзья
Был чудесный весенний день, и ослик Мафин весело бегал по саду - искал, чем бы заняться. Он уже перемерил все свои парадные сбруйки и попоны, съел завтрак, посмотрел, как на грядках растут морковки, и теперь мечтал о том, чтобы произошло какое-нибудь чудо.
И чудо свершилось.
Ветер неожиданно принёс откуда-то скомканный листочек бумаги. Листочек ударил Мафина прямо в лоб и застрял между ушами.
Мафин снял его, осторожно развернул и стал рассматривать - сначала с одной стороны, потом с другой.
Тут он вдруг обнаружил, что от волнения уже давно не дышит, и выпустил воздух с такой силой, будто он не ослик, а паровоз.
- Вот так штука!.. Да ведь это же клад! Зарытый клад. А это план того места, где он запрятан.
Мафин сел и снова уставился на бумажку.
- Ага! Догадался! - воскликнул он. - Клад спрятан под большим дубом. Сейчас же побегу и вырою клад.
Но в этот миг за спиной Мафина раздался тяжёлый вздох. Ослик быстро обернулся и увидел пингвина Перигрина, который тоже пристально рассматривал план.
- Ага, сокровище! - прошептал Перигрин. - Долго тут гадать не приходится. Сомнений нет: это карта Южного полюса. Сокровище зарыто там! Возьму-ка лыжи, топорик для льда - и в путь!
"Карта Южного полюса? - повторил про себя Мафин. - Южного полюса? Вряд ли! Я всё-таки думаю, что сокровище зарыто под дубом. Давай-ка я еще раз взгляну на план".
Перигрин принялся рассматривать карту сквозь увеличительное стекло, а Мафин лёг на живот и вытянул морду: он думал, что лёжа лучше рассматривать карту.
- Дуб, - прошептал Мафин.
- Южный полюс, - пробормотал Перигрин.
Вдруг чья-то тень легла на карту. Это подошёл негритёнок Волли.
- Да ведь это штат Луизиана в Америке! - воскликнул он. - Я там родился. Мигом уложу вещи и отправлюсь за сокровищем! Интересно только, каким путём туда лучше добраться?
Все трое снова уставились на карту.
- Луизиана! - радовался Волли.
- Южный полюс, - бормотал Перигрин.
- Дуб, - шептал Мафин.
Вдруг все трое подскочили на месте, потому что сзади захрустели камушки. Это появился страус Освальд. Вытянув длинную шею, он посмотрел на карту и улыбнулся.
- Конечно, это Африка! - сказал он. - Я когда-то жил там. Отправляюсь в путь сию же минуту. Только сначала надо хорошенько запомнить план.
- Это Луизиана! - воскликнул Волли.
- Нет, Южный полюс! - возразил Перигрин.
- Дуб! Дуб! - настаивал Мафин.
- Африка, - шептал Освальд. - Вот что, - сказал он, - я забираю план с собой! - Он вытянул шею и схватил клювом бумажку.
В ту же секунду Волли вцепился в неё своей коричневой ручкой, Перигрин наступил на уголок карты перепончатой лапой, а в другой её угол вцепился зубами Мафин.
И вдруг, откуда ни возьмись, хлопая ушами и виляя хвостом, примчался щенок Питер.
- Спасибо, Мафин! Спасибо, Освальд! Спасибо, Волли и Перигрин! - вскричал он, задыхаясь от быстрого бега.
Все от удивления забыли про карту.
- За что спасибо? - спросил Мафин.
- Да за то, что вы нашли мою бумажку! - сказал Питер. - Она улетела у меня изо рта, и я уже решил, что она пропала.
- Твоя бумажка? - буркнул Перигрин.
- Ну да, а мне бы очень не хотелось, чтобы она потерялась. Ведь без неё мне не найти моё сокровище!
- Какое сокровище?! - воскликнули разом Мафин, Освальд, Волли и Перигрин.
- Разве вы не поняли, что здесь нарисовано? Вот дорожка нашего сада. Вот кусты. А вот клумба. А это то место, где я зарыл мою самую любимую кость.
И Питер побежал прочь, бережно держа в зубах клочок бумаги.
- Кость! - простонал Мафин.
- Клумба! - вздохнул Освальд.
- Кусты! - проворчал Перигрин.
- А мы и не сообразили! - прошептал Волли.
И все четверо, убитые горем, отправились домой. Но они быстро утешились, увидев, что их ждёт чай со сладким печеньем.
Стоя перед зеркалом, Мафин надел набекрень поварскую шапочку, повязал белоснежный фартук и с важным видом отправился на кухню. Он задумал испечь для своих друзей пирог - не какой-нибудь, а настоящий праздничный пирог: на яйцах, с яблоками, гвоздикой и разными украшениями.
Всё необходимое он разложил на кухонном столе. Оказалось, что для такого пирога нужно очень многое: и кулинарная книга, и миска, и масло, и яйца, и сахар, и яблоки, и корица, и гвоздика, и ещё уйма разных разностей.
- Теперь, если меня оставят в покое и никто не будет ко мне приставать, я испеку славный пирог!
Но как только он это сказал, за окошком послышалось громкое жужжание и в комнату влетела пчела. У неё был очень важный вид, и в лапках она несла баночку с мёдом.
- Меня прислала наша царица! - сказала пчела, кланяясь. - Она слыхала, что ты собираешься печь сладкий пирог, и поэтому почтительнейше просит тебя принять немного мёду. Попробуй, какой это чудесный мёд!
- Непременно, - сказал Мафин. - Поблагодари свою царицу. Но в рецепте ничего не говорится про мёд. Там написано: "Возьмите сахар..."
- Вз-з-з-здор! - сердито прожужжала пчела. - Её величество пчелиная царица не примет отказа. Все лучшие пироги делаются на меду.
Она жужжала так назойливо, что Мафин согласился взять мёд и положить его в тесто.
- Я передам твою благодарность её величеству! - сказала пчела и, махнув лапкой, улетела в окно.
Мафин с облегчением вздохнул.
- Ладно! - сказал он. - Надеюсь, такая капелька мёду не повредит пирогу.
- Так, так, мой мальчик! Пирог печёшь? Хор-р-рошо.
Это была попугаиха Поппи. Она влетела в окно и уселась на столе.
- Так, так. Очень хор-р-рошо. Но тебе необходимы свежие яйца! Я только что снесла для тебя яичко вот в эту чашечку. Бери, и всё будет в порядке, мой дорогой!
Мафин пришёл в ужас, но он всегда старался быть вежливым с Поппи, потому что Поппи была очень старая и раздражительная.
- Спасибо, Поппи, - сказал он. - Только, пожалуйста, не беспокойся: у меня уже есть яйца для пирога. Куриные яйца.
Поппи очень рассердилась: как он смеет думать, будто куриные яйца лучше попугаичьих!
- Я вовсе не шучу, молодой Мафин! - закричала она сердито. - В лучшие пироги всегда кладут яйца попугаев. Делай, как я тебе говорю, и не спорь! - И, оставив чашечку с яйцом, она полетела прочь, что-то гневно бормоча себе под нос.
"Ну ладно, - решил Мафин, - одно маленькое яичко не может повредить пирогу. Пусть отправляется в тесто вместе с мёдом. А уж дальше я всё буду делать по кулинарной книге".
И Мафин пошёл к буфету за сахаром. Но тут раздался весёлый смех, и, обернувшись, Мафин увидел двух маленьких негритят, Волли и Молли. Они хлопотали вокруг миски с тестом: бросали в неё немножко того, немножко этого, щепоточку одного, кусочек другого и помешивали тесто, даже не заглядывая в кулинарную книгу.
- Послушайте! - закричал Мафин сердито. - Кто делает пирог, вы или я? У меня особый рецепт, и вы всё испортите!
Но Волли и Молли только рассмеялись.
- Не сердись, Мафин, - затараторили они. - Мы прирождённые повара, и у нас всё получается само собой. Нам не нужны ни кулинарные книжки, ни весы, ни мерки. Мы кладём всего понемножку и хорошенько размешиваем, чтобы было вкусно. Вот и готово, Мафин! Чудесно! Теперь поставь в духовку, и получится великолепный пирог. До свидания, Мафин!
Волли и Молли убежали, продолжая весело щебетать и слизывать сладкое тесто с липких коричневых пальцев.
- Теперь мне уже нечего делать с этим тестом! - вздохнул Мафин. - Остаётся только поставить его в духовку и следить за правильной температурой.
- Температурой? - раздался позади скрипучий голос пингвина Перигрина. Мне не послышалось, молодой Мафин, ты сказал "температура"? А понимаешь ли ты значение этого слова? Конечно, нет! Но я тебе помогу... Не беспокойся и предоставь действовать мне!
Бедному Мафину пришлось довольно долго ждать, пока Перигрин суетился вокруг плиты, измеряя температуру, проверяя выключатели, бормоча какие-то непонятные Мафину слова: "измерительная шкала", "ртуть", "перегрев", "накал". В конце концов он сунул пирог в духовку и, захлопнув дверцу, ловко повернул выключатель.
- Ну что ж, - сказал Мафин, - хотя мне и не дали самому сделать пирог, зато я сам его украшу.
Он побежал в сад, и тут вдруг ему пришла в голову блестящая мысль: а не украсить ли верхушку пирога ботвой моркови? Она очень красива и похожа на перышки. Но когда Мафин сорвал с грядки зелёный пучок ботвы, он вдруг заметил молоденький лиловый чертополох. Он и его сорвал и, повеселев, побежал со своим букетом домой.
Войдя в кухню, он обомлел. Перигрина не было, но зато пришёл страус Освальд. Освальд вытащил пирог из духовки и наклонился над ним. Мафин притаился и смотрел. Освальд украшал пирог перышками из своего хвоста... Ноздри у Мафина задрожали, а из правого глаза медленно потекла слеза. Разве это был тот чудесный пирог, о котором он мечтал?
Освальд поднял глаза и увидел ослика.
- Иди сюда, Мафин! - весело воскликнул он. - Я узнал, что ты печёшь пирог, и решил мимоходом взглянуть на него. Я отнесу его на стол, и мы будем все вместе пить чай.
- Хорошо, Освальд!.. - печально сказал Мафин, роняя на пол свой чудесный букет. - Пусть будет так. Я сейчас приду. Вот только сниму поварскую шапочку...
Тут он пошевелил ушами и неожиданно обнаружил, что шапочки на голове нет. Куда она могла пропасть? Он выглянул в окно, поискал под столом и даже проверил, нет ли её в духовке. Исчезла! От огорчения Мафин присел.
- Ой! - сказал он. - Вспомнил! Шапка упала у меня с головы в миску, но все были так заняты приготовлением моего пирога, что не заметили её, а я забыл её вынуть. Знаешь, Освальд, - добавил он, - мне совершенно не хочется есть. Но надеюсь, что вам всем пирог очень понравится. Пойду немножко погуляю...
Опечаленный Мафин сидел под вишнёвым деревом в саду. Если бы кто-нибудь понаблюдал за ним в это время, то увидел бы, как он поворачивает голову то вправо, то влево, изо всех сил вытягивая шею и стараясь разглядеть свой хвост.
Хвост был длинный, тонкий, прямой, как палка, с маленькой кисточкой на конце. И Мафин с грустью подумал, что ни у кого из его друзей нет такого жалкого хвоста.
Он встал и направился к небольшому пруду, где плавала и ныряла, поблёскивая чёрной атласной кожей, тюлениха Сэлли.
- Ах, Сэлли! - сказал Мафин. - Какой у тебя замечательный хвост! Не то что мой...
- Не унывай, - сказала Сэлли приветливо. - Если тебе непременно хочется сменить свой хвост, я с удовольствием одолжу мой запасной, хотя мне кажется, что твой не так уж плох. Вполне подходящий и даже хорошенький.
Сэлли нырнула в пруд и вскоре появилась с запасным хвостом. Хвост был совершенно мокрый, потому что хранился в скалистой подводной пещере. Сэлли аккуратно прикрепила его Мафину поверх его собственного хвоста.
- Готово! - сказала Сэлли. - Это очень полезный хвост: с ним можно плавать и нырять.
И прежде чем Мафин успел поблагодарить её, тюлениха снова скользнула в воду.
Мафин долго стоял на берегу, чувствуя себя очень неловко с таким непривычным хвостом. Ему всё время казалось, что хвост так и подталкивает его к воде, будто хочет снова стать мокрым и блестящим и поплавать в пруду. И Мафин вдруг сделал глубокий вдох и впервые в жизни нырнул в воду. Хотя он старался во всём подражать Сэлли, ничего не вышло. Он камнем упал на дно, но через минуту выскочил на поверхность, пыхтя, фыркая и пуская пузыри.
- Сэлли, - еле проговорил он. - Сэлли! Помоги! Помоги! Тону!
Сэлли быстро подплыла к нему и помогла выбраться на берег.
- Пожалуйста, забери обратно свой хвост, Сэлли! - сказал Мафин, когда немного пришёл в себя. - Ему бы хотелось сидеть в воде всю жизнь, а я не могу. С твоей стороны было очень мило одолжить мне свой хвост, по я не уверен, что он мне подойдёт.
Мафин немножко посидел на берегу, чтобы отдышаться, а потом тихонько побрёл к пингвину Перигрину, который грелся на солнышке около своей хижины и читал учёную книгу.
- Какой у вас прелестный, аккуратненький хвостик, мистер Перигрин!
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...