ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бедная, бедная собака! - И он продолжал выть из сочувствия к этой собаке.
"Странно! - подумал Мафин. - О какой собаке он говорит?"
Мафин и не догадался, что Питер принял его пение за вой собаки.
Он пошёл к гиппопотаму Губерту. Губерт мирно спал около бассейна.
- Дай-ка я подшучу над ним и разбужу его песенкой! - сказал Мафин и начал петь:
Чирик! Чирик! Чирик! Чирик!
Не успел он пропеть "тюрлю! тюрлю!..", как Губерт задрожал, словно гора во время землетрясения, и упал в бассейн. Целый фонтан воды взлетел в воздух и окатил Мафина с ног до головы.
- О боже мой! - простонал Губерт. - Мне приснился страшный сон: как будто дикий слон протрубил мне прямо в ухо! Только холодная вода поможет мне успокоиться... - И он исчез под водой.
Тюлениха Сэлли приплыла с противоположной стороны бассейна.
- Мафин, ты слышал дикий крик? - спросила она. - Может быть, под водой сидит тюлень, у которого болит горло?
И тут Мафин понял всё.
"Видно, с моим пением что-то неладно, - подумал он грустно. - А ведь я делал всё, как дрозд. Я так же закрывал глаза, закидывал голову и разевал рот. Да! Но ведь я не сидел на верхушке дерева! Вот в чём моя ошибка".
И Мафин полез на дерево.
Вскоре сад огласился звуками ещё более ужасными, чем раньше. Это было хрюканье, мычанье, пыхтенье и мольбы о помощи.
- Помогите! Помогите! - вопил Мафин.
Все сбежались и увидели, что Мафин висит на суку, уцепившись за него передними ногами.
Перигрин кинулся спасать Мафина. Он велел ему держаться зубами за ухо жирафы Грейс и прыгать на спину Губерта, в то время как Питер, Освальд, Луиза и мартышка Монки держали четыре уголка простыни на случай, если Мафин упадёт.
Мафин спустился на землю цел и невредим.
- Что ты делал на дереве? - сурово спросил Перигрин.
- Я... я... - Мафин застеснялся и умолк. Он посмотрел наверх и увидел на ветке дрозда, у которого был открыт рот, маленькая головка запрокинута, а глаза закрыты. Дрозд пел свою песенку.
- Как он чудесно поёт! - сказал Мафин. - Правда?
Однажды из Франции в гости к Мафину приехал маленький мальчик Жан Пьер. Он привёз ослику подарок. Это был синий гребешок, у которого не хватало нескольких зубьев. Старый, мудрый гребешок - он хорошо знал, что к чему, и имел большой жизненный опыт.
Вечером, прежде чем лечь спать, Мафин уселся перед зеркалом, чтобы расчесать свою гриву.
"Как мне есть хочется! - подумал он. - Хорошо бы снова съесть весь ужин!"
Раздалось громкое "пинг-г!" - один из зубьев вылетел из гребня и пропал. И в тот же миг перед Мафином появилась миска превосходных морковок с отрубями и овсом. Мафин удивился, однако поспешил всё съесть, боясь, что миска исчезнет.
Поев, он направился к окошку, держа гребешок под мышкой. Он увидел, что за окошком тёмная ночь, и сказал себе:
"Хорошо бы сегодня ночью пошёл дождь и на грядке выросли сочные толстенькие морковки!"
Снова раздалось "пинг!" - второй зубчик отлетел от гребешка, и за окном полил дождь. Мафин посмотрел на гребешок.
- Мне кажется, это сделали вы! Вы, наверно, волшебный гребешок! - сказал он.
Потом Мафин стал посреди комнаты, поднял гребень вверх и сказал:
- Хорошо бы сейчас погулять в лесу! Он услышал: "пинг!", увидел, как отскочил зубчик от гребня, и почувствовал, как ночной холодок овевает его. Вокруг шумели тёмные деревья, а под ногами была мягкая, влажная земля.
Мафин совсем позабыл, что дождь идёт по его желанию. Он скоро промок и потому обрадовался, заметив, что по-прежнему держит гребешок.
- Хорошо бы лежать в кровати, тепло укутавшись в одеяло, - сказал ослик.
Пинг! - вот он уже лежит, закутанный до подбородка полосатой попоной, а рядом на подушке - его гребешок.
"Сегодня я ничего больше не буду желать, - подумал Мафин. - Отложу до утра".
Он бережно спрятал гребешок под подушку и уснул.
Проснувшись на следующее утро, Мафин вспомнил про волшебный гребешок, нащупал его под подушкой и сказал сонным голосом:
- Хочу, чтобы сегодня была хорошая погода!..
Из-под подушки ему ответило приглушённое "пинт!", и тотчас же солнце стало лить свой свет в окно.
- А теперь я хочу быть готовым к завтраку: умытым, причёсанным и так далее...
Пинг!
Мафин пронёсся с быстротой молнии через дверь прямо в столовую и положил гребень рядом с миской, полной морковок. Он ещё никогда не появлялся так рано за завтраком, и все были удивлены.
Весь день Мафин развлекался своим гребнем и разыгрывал разные шутки со своими друзьями.
- Мне хочется, - шептал он, - чтобы Перигрин вдруг очутился в самом дальнем углу сада...
Пинг! - Перигрин, который только что с учёным видом рассуждал о статистике, мгновенно исчез. Через некоторое время он показался на садовой тропинке, пыхтя и бормоча что-то относительно странных способов передвижения.
Но Мафин не унимался:
- Хочу, чтобы у Освальда была пустая миска.
Пинг! - и у бедняги Освальда обед исчез прежде, чем он успел проглотить кусок.
- Хочу, чтобы пошёл снег! - закричал Мафин, когда все собрались погулять после обеда.
Пинг! - и снег повалил такими сырыми крупными хлопьями, что животные поспешили вернуться домой.
Мафину захотелось клубники со сливками к чаю, и на этот раз все одобрили это желание.
Каждый раз, когда он поднимал вверх гребешок и давал ему приказание, раздавалось громкое "пинг!" и одновременно исчезал один зубчик.
Вечером Мафин опять уселся перед зеркалом и начал расчёсывать гриву. В гребешке оставалось два-три зубчика, не больше.
- Невозможно расчёсывать гриву таким гребнем! - сказал ослик. И, не подумав о том, что говорит, добавил: - Хочу новый гребешок, со всеми зубьями!
При этих словах волшебный гребешок вылетел из копытца Мафина и упал на ночной столик.
На этот раз ослик не услышал никакого "пинг!", и новый гребешок не появился. Медленно, на глазах у Мафина, волшебный гребешок начал съёживаться. Он делался всё меньше и меньше, пока не исчез совсем.
"Зачем я это сказал? - подумал Мафин. - Я, наверно, его обидел. А ведь он исполнил столько моих желаний!"
Мафин грустно улёгся спать и перед сном уже больше ничего не желал. Зато он твердо решил, что, если когда-нибудь ему снова подарят волшебный гребешок, он будет очень осторожно выбирать желания.
Однажды Мафин пошёл на огород поглядеть свои овощные грядки. За парниковой рамой с огурцами он вдруг наткнулся на огромного паука с большими грустными глазами. Мафин и не подозревал, что на свете бывают подобные чудовища. Ему вдруг почему-то захотелось удрать. Но паук смотрел так печально, а на глазах его выступили такие огромные слезы, что ослик не мог покинуть его.
- Что с вами случилось? - спросил он робко.
- То же, что всегда! - мрачно проворчал в ответ паук. - У меня всегда всё плохо. Я до того огромный, безобразный и страшный, что, едва завидев меня, все удирают без оглядки. И остаюсь я один-одинёшенек, ни за что ни про что обиженный и ужасно несчастный.
- О, не огорчайтесь! - сказал Мафин. - Вы совсем не такой страшный... То есть я хочу сказать, что вас, конечно, не назовёшь красавцем... но... Гм... Э-э-э... Во всяком случае, я-то не убежал от вас, правда? - Ему наконец удалось подыскать подходящие слова.
- Правда, - ответил паук. - Но я до сих пор не могу понять почему. Всё равно вы, конечно, никогда больше не придёте навестить меня.
- Вздор! - воскликнул Мафин. - Обязательно приду. И мало того - позову вас к себе и покажу всем моим друзьям. Они тоже не убегут от вас.
- Неужели вы это сделаете? - спросил паук. - Мне очень хотелось бы завести как можно больше знакомых. Я очень общительный и добрый. Я понравлюсь вашим друзьям, вот увидите, пусть только узнают меня поближе.
- Приходите ко мне в сарай минут через десять, я всех их созову! - сказал Мафин и быстро побежал домой.
По правде сказать, он чуть-чуть всё-таки сомневался в своих друзьях, но ни за что не хотел показывать этого пауку.
Первым Мафин увидел щенка Питера. Щенок валялся на мокрой траве, задрав все четыре лапы кверху.
- Вставай, Питер, - приказал Мафин, - и беги в сарай. Через десять минут у нас состоится очень важное собрание.
И ослик помчался дальше. Он сунул голову в окно кухни, где в своём тёплом углу за очагом грелась попугаиха Поппи.
- Пожалуйста, Поппи, будь так любезна, лети в сарай на собрание - без тебя не обойтись.
Поппи пронзительно крикнула и потянулась за своей шалью. Мафин понял, что она согласилась, и убежал.
Тюлениха Сэлли, по обыкновению, плескалась в пруду. Мафин пригласил и её. В яме, откуда люди брали песок, чтобы посыпать дорожки, возились два неразлучных друга: страус Освальд и червячок Вилли. Услыхав о собрании, они очень оживились и тотчас же отправились в сарай. Овечка Луиза была в саду и плела гирлянду из маргариток. Стоило только ослику заикнуться о собрании, как она со всех ног полетела в сарай: ей очень нравилось угождать Мафину. Кенгуру Кэтти сидела в плетёном кресле под яблоней и вязала. Бросив работу, Кэтти поскакала вслед за Луизой.
Подбежав к хижине пингвина Перигрина, Мафин постучался.
- Войдите! - сказал пингвин. Ослик приоткрыл дверь и, просунув голову в щель, вежливо сказал:
- Пожалуйста, мистер Перигрин, будьте так добры, пойдёмте со мной в сарай - у нас там очень важное собрание.
Перигрин просто души не чаял в собраниях. Он совершенно не собирался отказывать Мафину. Но пингвин никогда не соглашался сразу. Ему страшно нравилось, чтобы его уговаривали и упрашивали. Вот и теперь он сухо буркнул:
"Занят" - и уткнулся в книгу.
- Ах, мистер Перигрин, неужели вы нам откажете? Мы так вас просим! умолял Мафин. Вспомнив, что пингвин любит почёт, он добавил: - Мы усадим вас в кресло.
Пингвин поднял голову.
- В какое кресло? - спросил он.
- Кресло там только одно, и сидеть в нём будете вы.
Перигрин встал, положил в книгу вместо закладки рыбную кость и поспешил на собрание. Мафин бежал за ним.
Из-за грядки вьющихся бобов высунулась жирафа Грейс.
- Что случилось? - спросила она. - Почему все куда-то спешат? И Питер, и Поппи, и Сэлли, и Освальд, и Вилли, и Кэтти, и Луиза, и ты с мистером Перигрином. Я тоже хочу с вами, можно?
Мафин заколебался. "А что, если жирафа не сможет подружиться с пауком?" Но нельзя же было обидеть Грейс, и он ответил:
- Ладно, пойдём. Мы спешим в сарай на очень важное собрание. Только не вздумай вытянуть шею, а то в прошлый раз ты проломила головой крышу. Теперь во время дождя там так и льёт.
У сарая все друзья уже ждали Мафина. Но ослик впустил их не сразу. Он прежде занялся креслом для Перигрина. Дело в том, что у этого единственного кресла было только три ножки. Четвёртая была сломана, и вместо неё пришлось подставить цветочный горшок. Затем Мафин пригласил друзей войти.
- Усаживайтесь поудобнее! - сказал он. Шум поднялся страшный. Все суетились, кричали, натыкались друг на друга и наконец расселись. Мафин стал у дверей.
- Выслушайте меня внимательно, - громко и отчётливо начал он. - Вы сейчас познакомитесь с моим новым другом. Это огромный паучище... Что с вами? По местам! - крикнул он, потому что друзья в ужасе вскочили и бросились к выходу. - Всё равно никого не выпущу! - свирепо добавил ослик.
Животные кое-как успокоились, и Мафин продолжал:
- Мой новый друг очень, очень несчастен.
У него нет ни родных, ни знакомых на всём белом свете! Некому его приласкать и утешить. Все боятся даже подойти к нему. Вы только подумайте, до чего ему больно и обидно!
Мафин так трогательно рассказывал о пауке, что всем стало ужасно жаль беднягу. Многие заплакали, Луиза и Кэтти громко зарыдали, и даже Перигрин начал всхлипывать. В эту минуту послышался робкий стук в дверь, и страшный паук вошёл в сарай. Ну как было бедным животным не испугаться? Однако они все приветливо заулыбались и наперебой заговорили:
- Входите, не бойтесь!
- Мы так вам рады!
- Добро пожаловать!
И тут произошло чудо. Страшный паук исчез, а на его месте появилась прелестная крохотная фея.
- Благодарю тебя, Мафин, - сказала она.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...