ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Андрей Легостаев
Коридор судьбы

Рыжий львовский автобусик, в который вбилось пассажиров больше чем в какой-либо «Икарус», тяжко подкатил к Дворцу Молодежи. Весьма привычный к давке Сергей облегченно вздохнул, стал пробиваться к выходу. Галстук съехал на сторону, пуговицы на куртке расстегнулись. Автобус опустел, лишь несколько бабушек осталось скучать на передних сидениях — создавалось впечатление, что весь Питер стремится сегодня сюда, к уродливому громадному зданию на отшибе.
Моросил мелкий противный дождик. Но настроение отличное. Сегодня — сорок шестая годовщина со дня рождения Джона Леннона, ради такого события в ЛДМ большой концерт рок-клубовских групп. Сейшн вызвал небывалый ажиотаж среди поклонников рока и острый дефицит билетов. Но старый друг Панкер, как всегда, не подвел и билетов у Сергея хватило на всех — один билет даже лишний. Ну, это-то как раз не проблема…
Сергей поправил галстук и застегнул пуговицы. На рок-концерты он всегда ходил в строгой коричневой тройке, чтобы выделяться среди однообразно-пестрой толпы в трепанных джинсах и фирменных свитерах.
— Нет лишнего билетика? — без особой надежды спросила невзрачная пятнадцатилетняя девчушка, одетая как парень.
— Нет. Извините, — сухо ответил Сергей, и быстро направился в сторону дворца. У дверей мрачного серо-коричневого здания ЛДМ толпилось много людей и он надеялся продать лишний билет какой-нибудь симпатичной девушке, как повод для знакомства. В сумке у него лежали три бутылки сухого вина, он сумел отпроситься у жены аж до утра, впереди два выходных…
Сергей присматривался к лицам жаждущих попасть на концерт любителей рока, выискивая знакомых и решая, кому бы продать билет. Времени до начала действа еще достаточно. Сергей не торопился, с удовольствием прислушивался к обрывкам привычных околомузыкальных разговоров. Вид Дворца Молодежи с его невзрачной внешней отделкой, нелепыми балконами, с какой-то особо подчеркнутой приземленностью, и в то же время с помпезным и совершенно бесполезным внутренним убранством — дурацкий бассейн, например, — всегда наводил Сергея на мысль о вечной проблеме отцов и детей. Отцы с самых высоких трибун постоянно твердят: «молодым везде у нас…», а на деле строят вот это вот, да еще добираться так неудобно, да еще напротив отделение милиции, как насмешка. И «дети» ведут себя соответственно, одним своим внешним видом и повадками приводя отцов в праведное негодование.
Вдруг к Сергею подошел, прервав его высокие размышления, небритый сухощавый мужчина лет сорока и сказал вопросительно-утвердительно:
— Привет! У тебя, наверняка же, есть лишний билет.
— Привет. Есть, — сам не зная почему, согласился Сергей. — Три рубля.
На миг нечто очень знакомое показалось в чертах лица незнакомца. Но Сергей тут же понял, что ошибся и видит его впервые. Серый плащ на незнакомце расстегнулся, под ним виднелись потертые джинсы и красная футболка с надписями на английском языке. Через плечо у него висела черная кожаная, застегнутая на молнию, туго набитая сумка. Что-то удивительно привлекательно-обаятельное увидел Сергей в незнакомце и сразу проникся к нему симпатией.
— У меня есть хорошее вино, — просто сказал мужчина. — Может, поможешь с ним справиться, а? Перед концертом-то…
— Дождь прекратился… — задумчиво протянул Сергей. — Что ж, грех отказываться от такого предложения… Только, извини — меня тут двое приятелей должны ждать. У нас тоже куплено. А ты, кстати, не питерский, что ли?
— Да, — ответил незнакомец. — Гость вашего прекрасного города. Много слышал о ленинградском роке — вот и решил поглядеть собственными глазами.
— Правильно решил — не пожалеешь, — сказал Сергей. — Ну ладно, раз ты со своей бутылкой, то лишним не будешь. Вон, кстати, и Гуго с Дельфином. Идем познакомлю.
Сергей, улыбаясь, направился к идущим навстречу друзьям. На вид оба выглядели его ровесниками. Один высокий, холеный, интеллигентно-аристократической наружности в модных импортных очках и с черным складным зонтиком в руках. Кстати, и все остальное, надетое на нем — импортное, модное, дорогое — и в то же время со вкусом подобранное и не броское. Другой же, напротив, — одет в кричаще-сверхмодный вареный джинсовый костюм и в вареной же куртке, на которой наколото несколько значков с изображениями популярных рок-групп. Светлые волосы подстрижены по самой последней моде, начисто выскобленное лицо аж лоснится, и от него исходит одуряющий запах дорогого одеколона. И сам он весь светится от сознания собственной привлекательности.
— Привет, Гуго, — пожал Сергей руку тому, что повыше. — Здорово, Андрюха, — обернулся он к другому. — С днем рождения Джона. Я гляжу, вы уже…
Новый знакомый Сергея тоже подошел, молча словно сто лет знаком с ними, пожал руки его друзьям.
— Мы уже с утра начали, — ответил Сергею Дельфин. — Тебя, что ли, дожидаться?
— Ну, пра-авильно, — протянул Сергей. — На вечер-то хоть оставили?
— Оставили, оставили. Веселящего — море, — успокоил Гуго. — И на вечер хватит, и на ночь… Кстати, договорились поехать к Маринке, у нее там подруги будут. Ты как — с нами?
— Надеюсь. Пошли внутрь, чего здесь без толку стоять! — сказал Сергей и все направились к большим стеклянным дверям, у которых столпились рвущиеся внутрь безбилетные рок-фаны. Из шести дверей, как обычно, открытой была лишь одна и протолкнуться внутрь даже имея билеты оказалось не так-то просто.
В гардеробе они встретили еще двух своих знакомых — темноволосого бородача лет тридцати двух, в черных брюках и черном свитере с глухим воротом, очень похожего на Юрия Шевчука из «ДДТ»и носящего, кстати, такое же имя. С ним был приятный, совсем молодой парень в клетчатых штанах, кожаном пиджаке, модной рубашке и с узким красным галстукам под «Секрет». Звали его Александром, он с полгода как вернулся из армии и сосед его и близкий друг Юрий приобщал к рок-культуре. От них тоже изрядно попахивало спиртным.
Совершенно трезвый Сергей слегка обиделся и предложил пойти выпить. Никто не возражал и, послав Александра в буфет за бутербродами и стаканами, они направились в укромный уголок в запутанных недрах огромного дворца, в которых друзья прекрасно ориентировались.
По дороге и Сергею, и Юрию, и Дельфину с Гуго постоянно приходилось здороваться, пожимать руки, перебрасываться ничего не значащими фразами с огромным количеством знакомых. Но все-таки они добрались до площадки тихой служебной лестницы. Случайный знакомый Сергея достал из своей черной сумки бутылку крепленого вина и передал Сергею. Тут как раз подоспел Александр. Юрий заявил, что он не пьет с теми, кого даже не знает, как зовут.
— Сегодня день рождения Леннона, — сказал незнакомец. — Зовите меня по такому случаю Брайаном.
— Тогда я сегодня — Джордж, — заявил Юрий и все рассмеялись.
— А я — Ринго, — смеясь, протянул руку незнакомцу Сергей.
— А я — Джон, — поддержал шутку Дельфин.
— Ну, а я — Пол Маккартни, — не отстал от друзей Гуго.
— Получается, что я — Линда, — улыбнулся Александр.
— Голубой, что ли? — равнодушно спросил «Брайан».
— Сам ты, голубой! Ты… — Александр покраснел и попытался ударить оскорбившего его кулаком в лицо. Не для того, чтобы на самом деле подраться, а чтобы ребята сразу бросились разнимать, и таким образом без потасовки защитить свою честь.
Но никто так и не понял, как получилось, что Александр отлетел к противоположной стене, не сумел сохранить равновесие и, упав, покатился по ступеням лестницы. Брайан же вроде и позы не успел поменять.
Ребята растерялись, не зная, что делать, а Брайан быстро спустился к Александру, помог ему подняться и выяснил, что тот ничего себе не повредил.
— Прошу прощения, — виноватым голосом сказал он. — Просто реакция на нападение. Я не хотел причинить ему вреда. Еще раз прошу прощения. — Он в обнимку с Александром поднялся на площадку и похлопал его по спине.
— Ну, ладно, — примиряюще сказал Сергей, наливая стакан вина новому знакомому. — Брайан — так Брайан. А если серьезно, то меня зовут Сергей. Это Леха, — он показал на Гуго и тот пожал Брайану руку. — Это Юрий. Александр. И Андрей…
— Ваше здоровье… За знакомство, — сказал Брайан, приподняв привычный глазу граненый стакан наполненный прозрачной жидкостью цвета жженого сахара, и залпом выпил. Затем по кругу выпили все остальные и принялись жевать бутерброды.
— Хорошо пошло, — сказал Сергей. — После смены у станка, так здорово оттянуться на тусовке…
— Ты чего, прямо с завода сюда? — лениво спросил Гуго.
— Ага. Устал сегодня до стеклянных мушек в глазах. Да еще с мастером поругался, он…
— Ладно, перестань ты о работе… Кому это интересно? — оборвал его Дельфин. — Ты у нас один такой… раб-ботяга. Поговорим лучше о девушках красивых…
— А чего о них говорить, — сказал Гуго, — поедем вечером и пощупаем вволю, верно, Серега? Давай я лучше анекдот свежий расскажу…
Постепенно завязался общий разговор. Про инцидент с Александром все забыли, кроме, может, самого Александра. Брайан хоть и был лет на десять их старше, оказался «своим в доску» — много и удачно шутил, хохотал со всеми. Выпили еще одну бутылку, которую тоже достал из сумки Брайан. И всем стало казаться, что знают они Брайана очень давно.
Потом подошло время и они двинулись в зал. Концерт оказался на редкость удачным, выступали толковые коллективы, исполняющие в основном старые битловские песни. И музыканты, и зрители веселились от души. Сергей ценил такие концерты — нестандартные составы, музыканты не отыгрывают устоявше-поднадоевшую программу, а импровизируют на ходу, ибо и для них сегодня праздник, ибо и они отдыхают.
В перерыве прошли за кулисы — у Дельфина имелись хорошие друзья в одной из отыгравших уже групп. Там еще выпили с музыкантами и Брайан, со своей обаятельностью, опять был в центре внимания. Руководитель группы заплетающимся языком даже предложил ему стать их менеджером, но Брайан ловко ушел от ответа.
Второе отделение концерта получилось еще лучше, чем первое и кампания, уже довольно «тепленькая», в великолепном настроении вывалилась из дворца на улицу.
— А Сашка где? — оглядевшись, спросил Сергей.
— Потерялся где-то, — ответил Юрий. — Да черт с ним, пошли. Сам доедет.
— До «Петроградской» пойдем, или на автобусе? — спросил Гуго.
— Ночь вся впереди… Дождя нет — пошли пешком прогуляемся, — сказал Сергей и они пошагали по хорошо знакомой тихой улице профессора Попова, обсуждая прошедший концерт, поминутно взрываясь хохотом, и рассуждая о развитии их любимой рок-музыки в их любимой стране.
Дельфин предлагал каждой встречной девушке любовь и дружбу. Услышав в ответ очередное пожелание идти куда подальше, он ничуть не обескураженный, под хохот друзей вновь присоединялся к беседе.
— Где же твое неотразимое обаяние, Андрюха? — спросил Сергей, когда того вновь отшили.
— Он еще пока не в форме, — ответил Гуго. — Не допил — сразу видно. Вот еще по стаканчику — и все девочки его…
— Очень дельное предложение, — поддержал его бородатый Юрий. — Вон там… на стройке, за забором и добавим. Тост за Леннона, как никак ему сегодня день рождения.
— Кстати, о Ленноне, — неожиданно сказал Брайан, доставая сигареты. — Как вы считаете, что было бы, если б не застрелили его тогда и Джон был бы сейчас жив?
— Что было бы… что было бы… Круто все очень было бы, однако! — весело сказал Дельфин, пролезая в дыру в заборе. Остальные последовали за ним.
— Нет, а все-таки? — настаивал Брайан и по ту сторону забора.
Луна и фонарь хорошо освещали почти достроенное здание. Ребята подошли к штабелю бетонных плит. Гуго достал из сумки бутылку водки и стал откупоривать ее.
— Так что же все-таки было бы, если бы Леннона не застрелили? — не унимался Брайан.
— Да черт его знает… — весело сказал Гуго, протягивая Брайану стакан. — Выпустил бы еще с десяток альбомов, да и все, пожалуй. На, лучше выпей за него.
— А действительно, — вмешался Сергей, — мог бы он еще что-то крутое сделать? По-моему, так вполне…
— А по-моему, ничего «крутого» бы он не сделал, — авторитетно заявил бородатый Юрий своим прокуренным, с сипотцой голосом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...