ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В это взгляде было то, чего она боялась: воспоминание об удовольствии.
— Я не забыл, поверьте! Но вы ведь тоже не упомянули об этом, как я заметил.
Зои не отвечала, напряженно сжав губы.
— Вы смущены? — невинно спросил Коннел. — Вот уж никогда бы не подумал, что вас может беспокоить такая мелочь. Подумаешь, вас раздел мужчина!
— Вы… вы… н-не имели права! — запинаясь, произнесла она, гневно сверкнув глазами.
— Ну хорошо, может, и не имел, — примирительно заметил Хиллиер, — но не мог же я оставить вас спать одетой?
Она сглотнула, потом с трудом выговорила:
— И… и что потом?
Лицо его было спокойно, как горное озеро.
— Что вы имеете в виду? Боже, как она ненавидела его!
— Вы прекрасно знаете, что я имею в виду. После того как вы сняли с меня одежду…
— О, вам, должно быть, приснился чудесный сон, — промурлыкал он, и в его темных глазах зажегся сладострастный огонь.
— Сон? — Да, ей действительно приснился сон, но как он мог знать это? А… если… это был не сон? Если она действительно чувствовала эти нежные, сильные руки, которые гладили и ласкали ее тело? Если бы только знать наверняка! Но она не знала, и это приводило ее в полное смятение.
Коннер наблюдал за Зои, как кот, который стережет мышь у входа в ее норку.
— Похоже, вы что-то вспомнили.
Ей казалось, что кровь вот-вот брызнет из всех пор ее пылающих щек. Зои прошипела:
— Прекратите эти грязные намеки! Скажите прямо! Что вы делали после того, как раздели меня?
Коннел наклонился к ней, и ей почудилась в этом скрытая угроза. Упрямо вскинув голову, Зои гордо встретила его взгляд, словно бросая ему вызов.
— И что же вам приснилось? Может быть, я? — прошептал он.
Ее обдало холодом.
— С чего вы взяли, что снились мне? Он протянул руку, и Зои напряглась, почувствовав, как его прохладная ладонь коснулась ее щеки, потом медленно скользнула по шее. Да, именно это ей и снилось: прикосновение сильных, требовательных рук, ласкавших ее. Ее сердце вдруг остановилось.
— Если не сейчас, то когда-нибудь я буду сниться тебе, Зои, — тихо проговорил Коннел. Зои сердито оттолкнула его руку.
— Не смейте прикасаться ко мне!
— Но я уже коснулся тебя, и буду касаться еще много, много раз, — мягко пообещал он, и у нее сразу пересохло во рту.
— Нет, вы не сделаете этого! — Она отпрянула назад, в ярости оттого, что голос ее дрогнул. Коннел приблизился к ней снова.
— Сделаю, Зои!
Она знала, что он смеется над ней, но кое-что волновало ее гораздо сильнее. Их тела были очень близко. Они почти касались друг друга. Кровь застучала у нее в висках. Она знала, что это такое. Она уже давно не была школьницей. И в свои тридцать два года приобрела достаточный опыт. Ей был до боли знаком этот сумасшедший ток крови в жилах, непроизвольно прерывающееся дыхание, тепло внизу живота. Она могла сколько угодно ненавидеть Коннела Хиллиера, но она не могла отрицать, что он разбудил в ней горячее желание. Его тело звало ее, минуя все преграды сознания. Она хотела его. Сила, с которой она всем своим существом отвечала на его безмолвный призыв, росла, сметая все доводы разума. Зои захлебывалась в потоке грубых, примитивных ощущений. Насколько далеко они могут зайти?
Однако в том, что происходило с ней, не было места размышлениям. Рассудок молчал. И Зои вдруг поняла, что… успокаивается. В конце концов, что можно поделать с самой природой?
Она смотрела на Коннела, все острее ощущая сладкую боль желания. Оба молчали. Коннел буквально пожирал ее глазами. Зои слышала его прерывистое, тяжелое дыхание, чувствовала, как разгорается жар в его теле. Он тоже хотел ее.
Странно: не сказав друг другу ни слова, они оба знали, что происходит в каждом из них. «Наши тела говорят друг с другом помимо нашей воли», — подумала Зои.
Коннел стал медленно наклоняться к ней. Зачарованная, она следила, как его губы приближаются к ее губам, а те приоткрываются сами собой. Ее глаза начали медленно закрываться.
И вдруг маленькие ручонки схватили ее за ногу, так что от неожиданности она подпрыгнула. Зои удивленно глянула вниз…
— Опять это маленькое чудовище, — прорычал Коннел.
Флора, с сияющими глазками и розовыми щечками, уцепилась за теткину ногу и спросила:
— Тетя, ты что делаешь? Играешь? Не люблю эту игру. Хочу в прятки. Сейчас.
— Третий — лишний, — сухо заявил Коннел. — Пойду поговорю с ее отцом. Забота о Флоре — женское дело.
— Трус, — бросила ему в спину Зои. Он в ответ только рассмеялся.
— В прятки! Хочу играть в прятки, — ныла Флора.
Зои сдалась. Они поиграли в прятки между молодыми кипарисами минут десять, пока, наконец, ей не удалось убедить Флору отправиться к матери.
Санча и Марта мыли в кухне посуду. Там Зои и нашла их. Флора сразу подбежала к матери и уткнулась лицом в ее юбку, как это делают все маленькие дети, уверенные, что их любят.
— Забирай свое маленькое чудо. Я больше не могу, — сказала Зои сестре.
— Мама! Тетя Зои плохая… она играла с дядей Коном, а со мной играть не хочет.
Обе женщины поглядели на покрасневшую Зои с явным интересом.
Та сердито пожаловалась:
— Я играла с ней в прятки целую вечность! Санча усмехнулась.
— Она капризничает, потому что ей давно пора спать.
— Я уложу ее. — Марта с готовностью подхватила малышку на руки. Секунду спустя Зои и Санча услышали монотонное пение:
— Спи, моя радость, усни. В доме погасли огни… — и голосок Флоры, который в промежутках между зевками твердил:
— Не хочу… спать… не… хочу… хочу обратно… к гостям.
— Марте, кажется, и в самом деле нравится возиться с ней. Она, должно быть, не в своем уме, — сказала Зои, прежде чем сестра успела задать какой-нибудь пикантный вопрос.
— У нее нет детей, и она любит Флору, — рассеянно ответила Санча, в упор глядя на сестру.
Зои посмотрела на часы и, притворяясь удивленной, воскликнула:
— Бог ты мой, как уже поздно! Мне пора, завтра вставать в пять утра.
Не обращая внимания на это восклицание, Санча спросила:
— Куда это вы с Коннелом Хиллиером исчезли? Что происходит, Зои?
— Мы спорили.
— А что имела в виду Флора, говоря, будто вы вдвоем во что-то играли?
— Откуда я знаю? — Зои отвернулась, стараясь избежать внимательного взгляда сестры. Слишком хорошо Санча знала ее. Порой это даже раздражало Зои.
— Что же все-таки это за игра?
— Спроси у Флоры. Это ведь она сказала. Мне надо идти, Санча. Чудесный вечер. Увидимся.
— Оставь Коннела в покое, — крикнула сестра ей вслед. — Я знаю, что бывает с мужчинами, которых ты бросаешь. Они становятся опасными. Я не хочу, чтобы Марк потерял работу только потому, что ты не можешь держаться подальше от его босса!
— Мне на него и смотреть-то противно! — Зои хлопнула дверью.
Как всегда: Коннел Хиллиер пристает к ней, несмотря на ее недвусмысленные протесты, а собственная сестра предполагает, что это она бегает за ним!
Казалось, целая вечность прошла, пока Зои выбралась со стоянки. И хотя она не так уж много выпила, после объяснения с Коннелом, а потом с сестрой она разволновалась и стала какой-то неловкой. Медленно, нажимая то на газ, то на тормоз, неоднократно включая задний ход, Зои наконец выбралась из скопления машин.
Она была в десяти минутах езды от дома, когда вдруг…
Бабах!
…колеса неожиданно вильнули. Вздрогнув, Зои притормозила, но автомобиль уже потерял управление. До нее дошло: проколота шина! Должно быть, на дороге лежало что-то острое, может быть, гвоздь или осколок стекла.
Изо всех сил нажимая на тормоз, она попыталась восстановить управление, но не смогла, и машина на полном ходу съехала в канаву. Зои резко швырнуло вперед.
Хорошо, что есть система безопасности, успела подумать она, прежде чем потеряла сознание.
Глава 4
— Зои? Зои! Очнитесь! Вы слышите меня? — Голос показался ей знакомым.
Она неловко пошевелилась и сразу сморщилась от боли.
Кто-то облегченно вздохнул:
— Слава богу! Я думал, вы потеряли сознание.
— Уходите, — сказала она, не открывая глаз. «Кто бы это мог быть? Что он делает в моей спальне?» Где-то в глубине сознания был ответ, но почему-то Зои никак не могла вспомнить имя. — Я хочу спать. Оставьте меня.
— Не засыпайте. Вам надо выбраться оттуда. Я чувствую запах бензина, — настаивал голос, и она с негодованием вскинулась, услышав в нем приказные нотки. Что, собственно, этот человек о себе воображает?!
— Отстаньте, — простонала Зои. Но голос не отступался:
— Не засыпайте, Зои, послушайте меня. Дверцы заклинило, они не открываются. Я не смогу вытащить вас, если вы мне не поможете. Попробуйте дотянуться до ремня безопасности и расстегнуть его. Ветровое стекло разбито. Я попытаюсь вытащить вас, как только вы расстегнете ремень безопасности.
— Ремень безопасности? — повторила она. О чем это он? Какой еще ремень безопасности? Разве она не в кровати? Сделав над собой мучительное усилие, Зои заставила себя открыть глаза.
Она была вовсе не в спальне!
Зои сидела в машине, скорчившись от боли, которая начала терзать все тело.
— Что случилось? — спросила Зои, разглядывая осколки стекла, которыми был засыпан весь салон, и искореженный капот, над которым поднималась струйка серого дыма. Машина стояла под каким-то странным, непривычным углом к земле. Прямо в глаза бил яркий свет, хотя вокруг было темно. — Я разбилась. Я разбила машину! — наконец поняла она и, вероятно, произнесла это вслух.
— Не думайте сейчас об этом. Прекратите болтать! Вылезайте, быстро! — послышалось в ответ.
Ремень безопасности никак не расстегивался, и Зои занервничала.
— Не получается, он не расстегивается!
— Успокойтесь. Остановитесь на секунду. Глубоко вздохните… не нервничайте, Зои.
— Я не нервничаю! — Но на самом деле она действительно была готова впасть в панику. Вдох. Выдох. Еще раз вдох. Теперь должно получиться. Она снова взялась за пряжку, и та послушно щелкнула, освободив ее.
— Давайте руки! — Человек наклонился и через зияющее пустотой лобовое стекло протянул к ней руки.
Взглянув ему в лицо, Зои проговорила:
— Вы! — Но разве она не узнала глубокий голос Коннела Хиллиера гораздо раньше? Она просто гнала от себя мысли о нем.
Он усмехнулся:
— А вы думали, кто? Шевелитесь, у нас нет времени. Вам надо выбраться оттуда.
Она схватилась за его руки, морщась от боли, которую ей причиняло любое движение. У нее, должно быть, все руки изрезаны, подумала Зои, да еще осколки стекла наверняка застряли в ранках. Ребра тоже, скорее всего, покалечены. Не миновать теперь синяков.
Коннел потянул ее к себе, и она вскрикнула, но секундой позже уже беспомощно повисла на его плече, а он понес ее подальше от покореженной машины, к ярким огням, которые она заметила раньше. Оказалось, это свет фар.
Он поместил ее на переднее сиденье, быстро пристегнул, закрыл дверцу и занял место рядом с ней за рулем. Зои была в таком шоке, что ей было безразлично, как он обращается с ней. Ничего не понимая, она в ужасе смотрела на разбитый автомобиль. Боже, ей еще повезло, что она осталась жива. Она еще легко отделалась! Страховая компания оплатит ей новую машину, но ее страховые взносы сильно подскочат. Никогда прежде она не попадала в аварию и поэтому в течение многих лет имела значительные льготы.
Коннел поспешно отъехал от обочины, но через несколько метров остановился.
Зои подозрительно посмотрела на него.
— Что вы делаете?
Не отвечая, он пристально смотрел в боковое зеркало.
— Почему мы остановились? — начала было она, как вдруг раздался оглушительный взрыв и темноту позади них разрезала яркая вспышка пламени, Коннел присвистнул.
— Я так и знал! Мы убрались вовремя!
— Это… это… моя машина, — прошептала Зои, чувствуя, что с ног до головы ее охватывает дрожь.
Коннел достал мобильник и что-то говорил в него, но Зои не слушала, не в силах оторвать глаз от пламени, которое полыхало на обочине и было хорошо видно в зеркало заднего вида. Подумать только, она была на волосок от смерти!
— Как вы?
Зои непонимающе уставилась на Коннела.
— Что?
Он терпеливо повторил:
— Как вы себя чувствуете?
— А как, по-вашему, я должна себя чувствовать?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19